Фото: Татьяна Андреева / «Российская газета», «Гавани успеха». https://rg.ru/2016/12/19/reg-urfo/programmy-prodvizheniia-monogorodov.html

Когда-то мощные производственные центры, сегодня моногорода – центры экономической нестабильности, безработицы, маргинализации жителей. Как эту ситуацию способен изменить бизнес, в материале Агентства социальной информации.

Улучшить жизнь 10% населения страны

На созданном специально для работы с этой темой сайте моногорода.рф приведена статистика: в России 319 моногородов, где живет почти 10% населения страны. Из них  100 относятся к городам с наиболее сложным социально-экономическим положением, 148 — с имеющимися рисками ухудшения социально-экономического положения, и только 71 моногород может похвастаться стабильной социально-экономической ситуацией.

В 2014 году государство решило прицельно взяться за проблему и основало Фонд развития моногородов. За три года он потратил больше 30 млрд рублей, которые ушли на работу с местными управленцами, попытки диверсификации экономики, развитие городской среды, повышение инвестиционной привлекательности этих мест, поддержку малого и среднего бизнеса.

Сегодня трудно говорить о каких-либо существенных изменениях по итогам всей этой деятельности. Появились стандарты типа «Пять шагов благоустройства», руководители муниципалитетов защитили свои проекты в Сколково, состоялись форумы на тему улучшения городской среды в промышленных городах. Но, возможно, должно пройти чуть больше времени, чтобы мы увидели результат.

Тем временем функцию проводника реальных изменений постепенно берет на себя бизнес. Что, в принципе, вполне естественно: «ничего личного, просто бизнес» (с). Он финансово заинтересован в улучшении социального климата в городе, повышении общественной активности населения, привлечения его не только экономическими стимулами. Поэтому сегодня компании направляют усилия на повышение комфортности социальной среды, вовлечение жителей в этот процесс и превращение их в соучастников перемен. В арсенале у компаний инструменты корпоративной социальной ответственности (КСО). Нередко стимулом для того чтобы заниматься КСО, становятся международные стандарты, которых обязан придерживаться бизнес.

Стимул — реакция

Бизнес часто просто «затыкает дыры»: ремонтирует детские площадки, ставит лавочки в парках, восстанавливает культурные объекты. Точечно так или иначе работают все, как правило, это не всегда требует больших капиталовложений. На сайте любого градообразующего предприятия можно найти новости о вкладе в восстановление часовни или в открытие велопарковки.

Но бывают разовые мероприятия крупного масштаба. Трудно сказать, чья обязанность обеспечить промышленный моногород быстрым интернетом, но много лет жители Норильска жили только на медленном мобильном. Пока в 2017 году градообразующее предприятие «Норильский никель» не вложило собственные 2,5 млрд рублей в широкополосный интернет. Его пришлось вести самым экзотичным способом: через вечную мерзлоту, по дну Енисея, необходимо было и бурение льда. Строго говоря, это скорее просветительский, чем коммерческий проект.

Образование vs просвещение

Просветительские программы в чистом виде есть у того же «Норникеля» (к слову, рекордсмена по количеству потраченных в 2016 году средств на благотворительность – 7 млрд рублей). Например, компания осуществляет проекты, направленные на популяризацию науки: в своих моногородах (Норильске, Заполярном и Мончегорске) проводит ежегодный фестиваль научных открытий Arctic wave. Масштабное событие вовлекает подростков и их родителей в исследовательскую работу, научно-популярные шоу и эксперименты — фестиваль стал очень востребованным. И это давно уже больше, чем просто ежегодный праздник, занимательное времяпрепровождение на выходных. По сути, компания вкладывается в развитие своих городов через развитие их горожан.

Фестиваль научных открытий Arctic wave. Фото: со страницы программы «Мир новых возможностей» компании «Норникель»

Вообще, по-крупному вкладываться в образование и просвещение могут себе позволить только устойчивые, уверенные в завтрашнем дне компании, потому что эффект от такого инвестирования виден не сразу. Хотя, по данным исследования Форума Доноров, именно образование — самое популярное направление у донорских организаций на протяжении многих лет. Правда, под эту категорию попадает большое количество разных и не всегда долгоиграющих историй.

Примером сильного и детально проработанного образовательного проекта может быть Всероссийский конкурс научных работ школьников «13 элемент. ALхимия будущего», который с 2011 года проводит компания РУСАЛ в городах своего присутствия. В 2016 году эта программа стала победителем конкурса «Лидеры корпоративной благотворительности». Она направлена на поддержку талантливой молодежи, проявляющей интерес к точным наукам и занимающейся научными исследованиями. Победители конкурса, кроме общего стимула заниматься самообразованием, получают возможность бесплатно учиться в высших учебных заведениях и образовательных лагерях.

Спорт: от дворцов до дворовых площадок

Многие предприятия выбирают вложения в досугово-развлекательную сферу и здоровый образ жизни. Так, например, компания «ЕвроХим» поддерживает спортивное направление. На своих территориях присутствия, среди которых большое количество моногородов (Новомосковск Тульской области, Невинномысск Ставропольского края, Ковдор Мурманской области и др.), они ставят хоккейные коробки, открывают ледовые дворцы, физкультурно-оздоровительные комплексы и стадионы, проводят турниры по разным видам спорта.

Фото: с сайта компании «ЕвроХим»

В маленьком городе Карабаш Челябинской области, где население составляет 11 тыс. жителей, Русская медная компания делает упор на популярные сегодня воркаут-площадки — спортивные снаряды во дворах, позволяющие работать с собственным весом.

Северский трубный завод (входящий в состав ТМК) в моногороде Полевском Свердловской области также инвестирует в спорт: открывает футбольные, баскетбольные, волейбольные и теннисные площадки. Таким образом компании одновременно снижают общую напряженность, продвигают идеи здорового образа жизни и предлагают активной молодежи альтернативные варианты досуга.

Иногда, правда, искренние душевные порывы бизнеса сталкиваются с суровой бюрократической действительностью. Как поясняет Дарья Милославская, председатель совета Ассоциации «Юристы за гражданское общество», проблема часто возникает сразу, в момент дарения. Если компания решила сделать подарок жителям города (а по факту — государству), то муниципалитет должен поставить условную спортивную площадку на баланс и обслуживать ее. Но часто  за это никто не хочет браться. Бизнес же тоже порой не уверен в завтрашнем дне и боится брать на себя какие-либо финансовые обязательства, чтобы подписаться на долгосрочный сервис своего же подарка.

Дарья Милославская. Фото: Александра Кириллина

«В нашей практике было довольно много ситуаций, когда компании строили различные культурные или спортивные объекты, а потом не знали, что с этим делать, — рассказывает Дарья Милославская. — Государство в лице руководства муниципального района говорило: да мне это все не надо. И оно получалось какое-то бесхозное. В результате детская площадка или спортивный комплекс с юридической точки зрения «висели в воздухе»».

Культура: классика и эксперименты

Компания РУСАЛ второй год подряд привозит в регионы своего присутствия «РУСАЛ ФестивAL» — большую программу, включающую театр, кино и научные мероприятия (а также события с корнем «вело»). В Саяногорск, Новокузнецк и Каменск-Уральский, где заводы компании являются градообразующими, в этом году приехали лучшие спектакли школы-студии МХАТа. Такие события, как правило, повышают лояльность местных жителей к компании и улучшают настроения в обществе.

В городе Кировске Мурманской области компания «ФосАгро», в состав которой входит градообразующее предприятие АО «Апатит», открыла большой музейно-выставочный комплекс «Апатит». Посвященный истории города и освоения Кольского полуострова, он постепенно стал центром местного сообщества, где сегодня проводятся мультимедийные выставки, семинары, концерты и фестивали.

Другой интересный «культурный» кейс с многолетней историей – у компании ОМК: фестиваль «Арт-Овраг» в этом году прошел в Выксе (Нижегородская область) уже в седьмой раз. Традиционно он объединяет самые разные вещи: от граффити во весь рост панельных пятиэтажек до выступлений модных музыкантов, от просветительских лекций до арт-плотов на местном пруду. Как заявляют организаторы «Арт-Оврага», исследования фиксируют снижение оттока населения, растущие позитивные, патриотические настроения по отношению к городу и фестивалю. И хотя жители приняли проект не сразу и часто вступали в диалог с культурой не в той интонации, на которую рассчитывали современные художники, общий эмоциональный фон в Выксе значительно улучшился.

Арт-Овраг. Фото: Мария Муравьева/АСИ

Еще один способ оживить моногорода с помощью развития культуры выбрала компания «Северсталь». Так, в Череповце, который по официальному классификатору относится к городам с наиболее сложным социально-экономическим положением, регулярно проходят гастроли театрального фестиваля «Золотая маска». Кроме того, здесь реализуется программа «Музеи Русского Севера», направленная на поддержку и развитие музейного дела в различных городах присутствия компании.

Решать проблемы системно

«Северсталь» одна из первых начала строить программы системных изменений в регионе присутствия. Сосредоточившись на проблеме социального сиротства, компания создала благотворительный фонд «Дорога к дому», который работает сразу в нескольких моногородах: Череповце, Оленегорске, Воркуте, Костомукше и др. Фонд занимается профилактикой социального сиротства (в том числе вторичного), работает с кризисными ситуациями в семьях и за 12 лет своего существования добился закрытия нескольких детских домов — по причине отсутствия в них детей.

Фото: vk.com/dorogakdomy

Другой пример – создание в Череповце «Агентства городского развития. В период кризиса, в 1999 году, когда сокращались рабочие места, «Северсталь» начала готовить и поддерживать малых и средних предпринимателей. Агентство было создано вместе с муниципальной властью. Благодаря этой инициативе в области среднего и малого бизнеса теперь трудится в два раза больше людей, чем на предприятиях «Северстали».

Этот опыт оценили и во власти и в других компаниях. Так, в 2016 году, тиражируя успешный проект, компания «Норникель» вместе с руководителями города и Фондом В. Потанина создали Агентство развития Норильска.

Волонтерство как стимул к самоорганизации

Во многом корпоративные волонтерские программы направлены на то, чтобы помочь горожанам понять ответственность каждого перед друг другом и самим местом своей жизни, спровоцировать их на активное участие в изменениях. Для моногородов, где почти каждая семья так или иначе связана с градообразующим предприятием, — это предплдагает еще и развитие мотивации, неравнодушия, стремления к объединению. Так, например, компания СУЭК в Междуреченске в Кемеровской области проводит экологический марафон «Zубочистка», объединяющий волонтеров предприятия со студентами для уборки мусора на туристических маршрутах.

Экологический марафон «Zубочистка». Фото предоставлено пресс-службой компании СУЭК

Норникель придумал специальный клуб волонтеров, который самоорганизуется для решения трудных задач: обучения компьютерной грамотности пожилых людей (в Норильске) или ремонт лестницы во дворе (в Мончегорске).

Гранты: решать проблемы руками местных жителей

Этот инструмент выбирают за понятный эффект: если результат от вложений, скажем, в культурные события трудно измерить, то грантовый конкурс дает отличную возможность увидеть разницу «было-стало», при этом решая множество социальных задач в разных сферах. И в моногородах такой эффект заметен лучше всего. Гранты становятся удобным способом помочь решить конкретные проблемы, о которых знают в деталях сами жители. И решение это происходит руками горожан — при финансовой поддержке компании.

Фото предоставлено пресс-службой компании «Норильский никель»

Давнюю историю имеет программа «Норникеля» «Мир новых возможностей». Она осуществляется в различных моногородах присутствия компании и также становилась победителем конкурса «Лидеры корпоративной благотворительности». Программа проводит конкурс социальных проектов горожан и НКО и, кроме того, поддерживает социальное предпринимательство. Это чистый пример социального инвестирования: неравнодушные жители приходят на конкурс со своими сформулированными желаниями и идеями преобразований. Компания вкладывается в образование таких граждан (например, организует курсы социального предпринимательства и семинары по социальному проектированию), учит их мыслить проектно, находить партнеров, защищать идеи и выходить на самоокупаемость, после чего финансирует самые жизнеспособные проекты. Что особенно важно, вместе с ними появляются и рабочие места. За четыре года, что проводится конкурс «Мир новых возможностей», «Норникель» поддержал почти 300 социально значимых проектов: от местного хореографического ансамбля до соревнований на собачьих упряжках, от «Музея бродячих романтиков» до развития городских пространств, от помощи инвалидам до арктического туризма.

Похожий подход к организации грантового конкурса демонстрирует компания «Металлоинвест» в нескольких городах своего присутствия, в том числе, например, в моногороде Губкине. Они начали с того, что открыли в 2011 году «Школу полезного действия» — социальную программу для школьников и их родителей, которая на специальных сессиях учила создавать, управлять и реализовывать общественно полезные проекты. Компания поддержала более 100 городских проектов по всей стране. Программа получилась одновременно образовательная и социально направленная. В 2015 г. компания завершила эту программу, запустив новую — «Сделаем Вместе!»  — общегородские грантовые конкурсы для физических и юридических лиц.

Свои собственные грантовые конкурсы в разных вариациях также проводят компании «Газпром нефть», ОМК, «Сибур», РУСАЛ и др., наиболее активные в отношении корпоративной социальной ответственности сегодня в России.

Нужно сказать, что тщательный подход к организации конкурсов и к отслеживанию их результатов характерен далеко не для всех компаний. Многие по-прежнему предпочитают раздать деньги, хоть и на конкурсной основе, и забыть, удовлетворившись демонстрацией своей КСО.

Эльвира Алейниченко. Фото из личного архива.

«Грамотное использование грантового конкурса требует дополнительных усилий, — комментирует Эльвира Алейниченко, директор Центра управления социальных инициатив GrantRafting. — Само по себе простое конкурсное распределение средств не активизирует местное сообщество. Это возможно только в сочетании с вложением в системное профессиональное развитие НКО-сектора: обучение проектному мышлению, построению партнерств, системности в работе, информационной открытости, привлечению волонтеров, фандрайзингу. Вокруг грантового конкурса, как «точки входа» в проблемное поле, выстраиваются обучающие мероприятия, специальная информационная работа, построение горизонтальных коммуникаций, нетворкинг. И, наконец, очень важно вкладываться в развитие инфраструктуры поддержки НКО в регионах. Это отдельная, пока не всегда очевидная для бизнеса задача, но именно она позволит в долгосрочной перспективе осуществить переход на новый уровень партнерства с местным сообществом, заложить основу для системной поддержки НКО не только усилиями самого бизнеса. К такой работе с НКО, как и к администрированию грантового конкурса, бизнес чаще всего привлекает партнеров из социальной сферы, что усиливает синергетический эффект, позволяет фокусно определять точки приложения усилий по развитию сектора».

Еще на один нюанс в отношении грантовых механизмов в моногородах обращает внимание Александра Болдырева, исполнительный директор Форума Доноров.

Александра Болдырева. Фото со страницы Форума Доноров на Facebook

По ее словам, нередко в небольших городах, где основным источником дохода для НКО становятся градообразующее предприятие и государство, местные фонды проявляют иждивенческие настроения. «Привыкая к бизнесу и государству как основному источнику дохода, такие НКО начинают воспринимать их поддержку как норму, постепенно теряют самостоятельность, навык искать и находить партнеров, проводить фандрайзинг, перестают проявлять активность. Есть в этом и некоторая вина компаний-грантодателей, занимающих этакую менторскую позицию, вместо того чтобы стимулировать местные фонды развиваться. Поэтому часто в моногородах некоммерческий сектор стагнирует в условиях комфортной среды, которую создает им бизнес. Но не стоит забывать, что компания может в любой момент уйти».

Не только бизнес

Бизнес как источник изменений — общемировая норма, и приятно, что такое положение дел устанавливается и в России. Это особенно заметно на примере моногородов, причем — по простой причине: там, кроме градообразующих компаний и государства, вложиться в развитие города просто некому. Российский бизнес наконец-то, пусть и с трудом, пришел к пониманию, что гарант стабильности его и общества — это само общество и что фактически он, бизнес, всего лишь его часть.

Рекомендуем

«Норникель» потратит в 2018 году около 27 млрд рублей на региональные социальные проекты

На форуме «Арктика: настоящее и будущее», который прошел в Санкт-Петербурге, компания назвала суммы, которые планирует потратить на программы социальной направленности в северных районах своего присутствия.

Центр Севера: как в Норильске открыли коворкинг-зону и лекторий для НКО

В 2016 году в норильском Консультационном ресурсном центре для НКО появилась коворкинг-зона. Это пространство объединяет единомышленников, помогая им сообща находить нестандартные решения проблем и генерировать…