Фото: Flickr.com/ Zelda Richardson

В Госдуму РФ внесен законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», позволяющий родственникам и законным представителям пациентов присутствовать в реанимации.

Автор поправки депутат Николай Герасименко считает, что при этом порядок посещения должен устанавливаться уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Как отмечено в пояснительной записке, в большинстве стран родители, иные члены семьи, законные представители пациентов могут находиться рядом с теми, кому оказывается стационарная медпомощь, в том числе в отделениях реанимации и палатах интенсивной терапии, соблюдая соответствующие правила посещения таких пациентов. В России же правила посещения устанавливаются на местах.

«По данным Минздрава, доступ родственников к пациентам, находящимся в отделениях реанимации и интенсивной терапии, организован далеко не во всех медицинских организациях, имеющих в своем составе указанные отделения (палаты). Так, в Приморском крае доступ пациентов обеспечен лишь в 10 из 27 детских отделений реанимации и интенсивной терапии. Принятие предлагаемого законопроекта позволит решить данную проблему», — говорится в документе.

Законопроект официально зарегистрирован и направлен председателю Государственной Думы РФ.

В начале января директор Центра паллиативной медицины Москвы и Фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер провела опрос среди читателей своей страницы на Facebook о правилах посещения больниц и реанимации в разных странах. Она получила более 400 комментариев. Как оказалось, во многих странах, где проживают наши соотечественники, нет проблем «недопуска».

«Пока в России допуск родственников в реанимацию — это привилегия. Пускают по блату, по звонку, пускают всегда — если клиника платная или по ДМС, в некоторых больницах всегда и всех пускают редкие заведующие, у которых еще более редкие главврачи. Но 99% пациентов, попавших в реанимацию, по сути, попадают в медицинскую тюрьму, где вкупе с профессиональной помощью получают обязательное привязывание конечностей, пребывание в голом виде, отсутствие возможности связаться с близкими, нарушение элементарных прав и свобод человека. Такое положение дел не способствует скорейшему выздоровлению, а у многих, наоборот, приводит к преждевременной смерти, в одиночестве, страхе и унижении», — написала Федермессер.

Еще в 2016 году Минздрав выпустил информационно-методическое письмо «О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии». Но указанное письмо не являлось обязательным для исполнения, и доступ к пациентам в большинстве случаев зависел от настроения главврача.

В мае 2017 года фонд Константина Хабенского, Фонд помощи хосписам «Вера», фонд «Детский паллиатив» и Агентство стратегических инициатив во время пресс-конференции в ТАСС, посвященной реализации проекта «Открытая реанимация», подписали совместный договор о сотрудничестве. Он должен упорядочить систему и  объединить пациентов, их родственников и врачей в поиске компромиссов в вопросе посещения этих отделений.

Согласно законопроекту, никаких ограничений на посещение реанимационных отделений в больницах страны нет, правила доступа устанавливаются обычно в самих учреждениях. При этом в каждой медорганизации это происходит по-разному.

«В России существуют все предпосылки, чтобы мы вошли в команду развитых стран в отношении доступа в реанимации, — считает основатель благотворительного фонда актер Константин Хабенский. — Все положительные варианты доступа родителей к больным детям в реанимации мы должны перенять у Израиля, США и Европы».

Рекомендуем