Где заканчивается работа и начинается вторжение в жизнь, если ты сотрудник НКО или помогающий специалист?

Рената Трубачева. Фото: Кира Кенюхова / Форсайт

Быть на связи 24/7, «вдруг что-то случится», давать личный номер телефона подопечным, принимать рабочие просьбы в личных соцсетях, устраивать дома рабочий распорядок — где-то считается нормальным, но дискомфорт от нарушения личных границ ведет к выгоранию. К Всемирному дню психического здоровья Рената Трубачева, директор психологического центра «Форсайт», в беседе с АСИ советует, как разделить работу и остальную жизнь и защитить личное пространство.

О домашних, которые «лезут в кадр»

— Один из распространенных запросов — как выстроить работу на удаленке. Нам кажется, что семья всячески нарушает наши границы, пока мы работаем из дома, но на самом деле это работа сейчас вторгается в наши квартиры и личную жизнь. Нужно понимать, что мы неизбежно будем сталкиваться с «людьми в кадре», это новая объективная реальность — они тоже живут в этой квартире. Запереть близких в дальней комнате, пока у вас идет рабочий вебинар, было бы неправильно. 

Интервью доцента Пусанского университета Роберта Келли стало популярным на YouTube не только благодаря содержанию разговора

У взрослых людей нет проблемы договориться. Если это не получается, нужно думать, почему. Если один взрослый человек говорит другому: у меня сейчас онлайн-встреча, пожалуйста, не заходи в комнату, а второй все равно заходит, тут есть разные варианты. Либо он забыл о договоренности, но потом извинился, либо он считает, что ваша работа, комфорт и потребности — это ерунда. И это уже будет разговор не о границах.

Часто бывает так, что вы работаете за компьютером, и к вам обращаются домашние с просьбой что-то для них сделать. Скрипя зубами вы идете и делаете, а потом жалуетесь, что вы же просили вас не трогать… Просто говорить — не работает.

Будьте последовательны. Если сказали, что вы недоступны с двух до пяти, — оставайтесь недоступны.

Кстати, это очень хорошо работает, особенно с детьми — сказать точно, в котором часу вы освободитесь и сможете уделить им время. Если откликаться на просьбу вопреки ранее установленной договоренности, нарушение границ продолжится. 

О подопечных, которым ты «должен»

Я и коллеги часто сталкиваемся с тем, что сочувствие и жалость — к детям из детских домов, людям с инвалидностью — выражается в том, что таким и другим подопечным позволяют вторгаться в личные границы, садиться на шею, а порой даже грубить. Когда я спрашиваю такого сотрудника, почему он позволяет так себя вести с ним, я часто слышу ответ: «Ну им же плохо…»

Фото: Unsplash.com

Мы работаем над тем, чтобы разводить эти вещи: да, человеку может быть плохо, и ты делаешь для него достаточно, чтобы помочь: привозишь ему продукты, навещаешь, составляешь ему резюме. Но его трудности не дают ему права предъявлять претензии или грубо разговаривать.

Специалисты помогающих профессий часто смешивают эти вещи: помогать по факту и занимать в общении позицию «здесь потерплю, тут промолчу». Мы работаем над созданием границ, начинаем с вопроса:

Я — сотрудник НКО, что я должен? Я должен привезти продукты, я должен быть вежлив. Должен ли я выслушивать грубость в свой адрес? Должен ли я отвечать на звонок в час ночи? Имею ли я право на то, чтобы со мной разговаривали уважительно?

Мы работали как-то с организацией, где по специфике деятельности должен быть «ночной телефон». Три координатора договорились между собой, что будут отвечать по очереди. У большинства НКО необходимости быть на связи круглосуточно нет.

Это нормально — говорить: «Я очень хочу вам помочь, я приложу все усилия, чтобы достать для вас этот препарат/защитить ваши права в суде. Я многое делаю для вас и прошу разговаривать со мной уважительно». Или «Я не беру трубку после восьми часов вечера — напишите мне на почту, и я обязательно отвечу вам завтра».

Снова работает установка четких правил. Все-таки это работа, а не жизнь целиком, и у каждого должно быть время, чтобы восстановиться, побыть с родными, на природе. У сотрудников НКО и «хелперов» стоит задача помогать долго и оставаться компетентными, невыгоревшими, неозлобленными профессионалами. Соответственно нужно работать не в режиме героизма, а в режиме регулярной, размеренной, упорядоченной помощи.

Об отношениях в коллективе, где все делают всё

Любая организация — это определенная культура, которой придерживается большинство сотрудников. Культуру в организации можно менять, даже если ты начинаешь делать это один. Это непросто — начать заботиться о себе и выйти с работы в шесть вечера, когда остальные продолжают сидеть. Я видела людей, которые начинали менять культуру компании, и их коллеги потихоньку брали с них пример. Но знаю и ситуации, когда это воспринималось в штыки.  

Важно разговаривать с коллегами и руководством. Честно говорить про выгорание. Чаще проговаривать моменты, которые не устраивают: мы всё делаем в последний момент, работаем на износ и так далее. 

Фото: Unsplash.com

Договариваться на уровне правил. Предлагать варианты решений: например, вы готовы выйти в субботу, но просите отгул в понедельник.  Иногда руководители работают по накатанной, как привыкли, и могут не замечать, что что-то можно улучшить. В итоге, либо вы поймете, что руководство готово для вас что-то делать, либо нет и вам это не подходит — это тоже нормальный вариант и всегда можно найти место, где ты будешь приносить пользу и где к твоим потребностям отнесутся с уважением

О важном

Границы — это важно. Хорошо, когда человек уважает себя, любит свою работу, но и заявляет о своих потребностях. Важно формировать культуру, предлагать конкретные правила, говорить о своих ценностях. И смотреть на реакцию. Если вас не слышат и не реагируют — это уже не про личные границы, а про совсем другие вещи.

Психологический центр «Форсайт» – это некоммерческая организация, которая работает по модели социального предпринимательства. За последние два года поддержку центра получили более 30 организаций и 1500 сотрудников. Третий год «Форсайт» при поддержке Фонда президентских грантов реализует проект «Второе дыхание», цель которого – оказание помощи сотрудникам НКО и государственных учреждений, решающих социальные проблемы.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Дети очень рвались в школу»: как школьники пережили дистант и можно ли переживать об учебе меньше

О проблемах дистанционного обучения Агентству социальной информации рассказала педагог-психолог Александра Дорофеева, выпускница проекта «Учитель для России», куратор педагогов-психологов нового набора проекта.

После рака

В России не существует системного сопровождения онкопациентов, вышедших в ремиссию. Но «после рака» люди не становятся прежними, и им нужен особый вид помощи.