Фото: центр «Радуга» (Омск)

Публикуем присланный из Омска репортаж о работе выездной паллиативной службы благотворительного центра «Радуга».

Омская область, Нововаршавский район. Для того чтобы понять, в какой стране мы сейчас живем, стоит лишь взглянуть на настоящую глубинку. Не на Москву, не на Питер, не на Омск, не на картинку в телевизоре, а на обычный районный центр. На примере глубинки видно, что нам нужно срочно что-то менять. В регионе сотни семей, где родители посвящают всю свою жизнь уходу за неизлечимо больными детьми. На помощь им приходит выездная паллиативная службы омского благотворительного центра «Радуга».

Дети на краю страны

Выездная паллиативная служба благотворительного центра «Радуга» навестила 25 сентября четырех больных детей в Нововаршавском районе, проехав четыре сотни пыльных и разбитых километров.

Теперь живи за двоих

— Пятнадцать лет назад, еще в Казахстане, я ехала в электричке. На станции слышу шум, поворачиваю голову: кондуктор пытается выпихнуть из вагона парня с ДЦП, уже взрослого. С улицы ему в спину, плача, упирается мать. Почему-то я никак не отреагировала, хотя обычно в таких случаях в стороне не остаюсь. Почему? Не знаю. Точно знаю только: тогда казалось, что эти проблемы далеко и нас никогда не коснутся. А через два года родился Стасик. Бог все видит. Мою беременную дочь на последних сроках избил наркоман. У нее была двойня, и первый малыш прожил два месяца. Сказали: живи теперь, Стасик, за двоих, — рассказывает бабушка.

Станиславу Гречко сейчас 11, у него ДЦП. Он не разговаривает, не ходит, плохо двигается. Но разум сохранный: мальчик даже умеет считать. Сейчас, пока мама лежит в роддоме, а папа доделывает ремонт к приезду малыша, Стасик на неделю переехал к бабушке и дедушкой. Те на старости лет бросили все в Казахстане и перебрались к детям в село Победа.

— Главное, что у меня семь внуков, и Стасик никогда не бывает один, — говорит бабушка.

В ближайшее время мальчик вместе с ней поедет в детский хоспис «Дом радужного детства». Есть масса примеров, как дети с такими же проблемами после курса реабилитации разжимали кисти рук, учились их координировать, начинали самостоятельно сидеть и даже говорить. Естественно, что-то обещать в этих случаях нельзя, но шансы улучшить жизнь ребенка есть.

Всё по-мужски

17-летний Никита Крамаренко из Нововаршавки – общительный и эмоциональный парень. Соцработник Екатерина выходит за дополнением к подарку, Никита явно волнуется: «Куда? Куда пошла?». Правда, выражает это только вскриками и жестами. У него тоже ДЦП.

Неравнодушные люди с помощью «Радуги» уже помогали мальчику – ему купили специальную инвалидную коляску. Мама Никиты умерла, его воспитывают отец с братом. Ребенок с ДЦП в семье, состоящей из мужчин, – не самая обычная история. Стоит ли говорить, что любимое развлечение Никиты – поездки на машине. Он лучше нас понимает, что экран телевизора никогда не сравняется с пейзажем, проплывающим за окном. И радуется, когда его узнают, приветственно побибикав. Через месяц Никите исполнится 18 лет.

«Если мне он не нужен, то кому?»

В Нововаршавском районе две Любовки — одна станция, вторая — поселок. Людей нет. Видавший виды домишко, купленный на материнский капитал, смотрит на коробку покинутой двухэтажки с выбитыми окнами… Безрадостный пейзаж, в общем. И внутри не лучше: идет ремонт. А в дальней комнате в детской кроватке лежит Максим Стафёров. Мальчику семь лет, но ростом он не дотягивает даже до четырехлетнего. Крайняя степень истощения, маленькое тело покрывают шрамы, скелет развит неправильно. По словам мамы Ксении, непривычные люди просто боятся ее сына.

Максим родился с гидроцефалией. До двух лет было терпимо, а потом мальчик заболел гнойным менингитом. За короткое время он потерял зрение и слух, возможность двигаться, питаться, издавать звуки — все потерял. Шансов на выздоровление у мальчика нет. Ситуация усугубляется тем, что его даже на руки лучше не брать: суставы не гнутся, а хрупкие косточки просто ломаются.

Мама Кристина сейчас беременна четвертым ребенком.

— Мне сразу, когда он родился, говорили: отказывайся. А если мне он не нужен, то кому?

Забытый край

По пути в аул Караман немного заблудились: на телефоны пришли СМС от оператора: «Салем! Добро пожаловать в Казахстан». Но мы все еще в России, правда, на самом ее краю. Перелески сменяются степями, дороги разбиты — забытый край. И правда, оказались как будто в другой стране и в другом времени. Бабушки в местном магазине с любопытством оглядывают нас: откуда это такие красивые, из Нововаршавки? Из О-омска?

— Мы таких людей давно не видели, не заезжают к нам.
— Каких «таких»?

Не отвечают.

Заходим в дом Ашкеновых. В семье двое сыновей: 15-летний Нурлан и 9-летний Таймас. Беда у них одна – в шесть лет начали слабеть ноги. Сначала просто начали быстро уставать, потом стало тяжело подниматься по лестнице.  Сейчас Нурлан передвигается только на коляске. Таймас ходит, но совсем не так уверенно, как раньше, — и с каждым днем ему становится хуже. Диагноз — прогрессирующая мышечная дистрофия Дюшенна. Отчего она появилась — непонятно, но результаты анализа будут готовы уже скоро. И тогда можно будет думать, чем этим детям можно помочь.

А пока предлагаем им посетить «Дом радужного детства». Мама мальчишек смотрит на нас с откровенным недоверием. Ну не бывает так — принесло людей издалека и предлагают бесплатно пожить в сказке. Если бы за деньги – этих странных людей можно было бы понять. Пообещала, что подумает. А мы выдвигаемся назад и верим, что парни все-таки приедут и пройдут курс реабилитации в детском хосписе.

Этот материал подготовили и прислали в редакцию АСИ наши читатели — сотрудники НКО и гражданские активисты. В рубрике «Жизнь НКО» мы публикуем новости от некоммерческих организаций со всей России, при этом производим только минимальное литературное редактирование. За достоверность информации, точность наименований и дат несут ответственность авторы текстов.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем