Какие решения предлагают авторы фильма «Семья вместо детского дома» и почему некоторые из них сложно воплотить в жизнь.

Фото: Bermix Studio / Unsplash

«Семья вместо детского дома» – это возможность быть услышанными. О проблеме сиротства здесь говорят все: выпускники детских домов, специалисты НКО и родители, у которых забрали детей.

Действие фильма происходит в Москве и Новосибирске, но актуально для всей России.

Семья вместо агрессии

Нас били. Давали «лещей». Парня с ДЦП заставляли есть с пола – такие воспоминания из детства вынесли выпускники детского дома. Они начинают эту картину – резко и без сглаживания углов.

«Пришлось много драться. Я мечтала провести день рождения без агрессии – так и не вышло», – вспоминает Ирина Мамедова, выпускница детского дома Красноярского края.

Когда ребенка забирают из кровной семьи, ему могут соврать: сказать, что он поедет в лагерь. На самом деле он едет в детский дом, где попадает в агрессивную и часто небезопасную среду.

Детским домам есть альтернатива, хотя и не до конца продуманная, – профессиональные приемные семьи.

Как работают профессиональные семьи

Профессиональной приемной семье помогают психологи и педагоги, для каждого ребенка разрабатывают индивидуальный план сопровождения. В семьях с детьми выстраивают здоровые личные отношения, им уделяют больше внимания, появляется чувство эмоциональной близости.

Профессиональные приемные семьи обучают в фонде «Солнечный город», похожая схема работает в «Детских деревнях – SOS».

Государство поддерживает альтернативу: профессиональные приемные семьи позволяют обезопасить ребенка. Если приемные родители могут бить ребенка, то в таких семьях случаи домашнего насилия сведены к минимуму. Семью сопровождают психологи, это помогает избежать выгорания и конфликтов.

В целом реформа сиротских учреждений началась еще в 2014 году, но зависла из-за бюрократических проволочек.

До сих пор не ясно, как оформлять трудовые отношения с профессиональными семьями. Фактически они работают круглые сутки, но по закону продолжительность рабочего времени не может превышать 40 часов в неделю.

«Мы четко не знаем, в каком регионе сколько желающих быть профессиональными приемными семьями. Также надо понимать, какую ответственность за ребенка несут эти семьи? Кто будет проводить их мониторинг?» – перечисляет сложности Елена Васильева, помощник заместителя председателя Правительства РФ Татьяны Голиковой.

Возможное решение: введение дополнительной формы ухода – патронатный (социальный) воспитатель. Изучить опыт НКО и других стран, которые заключают трудовые договоры с профессиональными приемными семьями, и разработать собственную схему. Провести информационную кампанию: рассказать о профессиональных приемных семьях. Посмотреть, сколько родителей готовы ими стать и отобрать кандидатов. Протестировать систему в отдельных регионах и в случае успеха масштабировать на всю страну.

Несвоевременная помощь

Светлана пережила покушение на убийство и смерть матери от рук бывшего мужа. Несколько лет она продолжала жить с ним и четырьмя детьми в небольшом домике под Новосибирском. Была и другая проблема – алкоголизм, из-за которой ее в итоге лишили родительских прав.

«Меня сравнивали с собакой, которая относится к детям, как к щенкам», – со слезами вспоминает женщина.

Когда детей забрали, Светлана начала меняться. Она постоянно ездила к ним: добиралась на попутках, шла через лес, железную дорогу – и так каждый день. Только после нескольких судов детей удалось вернуть.

История Светланы – о несвоевременной помощи. В России нет системы выявления проблем семьи на раннем этапе и инструментов их решения. Иногда отремонтировать печку легче, чем забирать детей.

Ежегодно в России все реже лишают родительских прав, но полностью решить проблему не получится: нужна модернизация базового законодательства. Практики и предложения есть, но им нужен фундамент.

Фото: Trym Nilsen / Unsplash

«Если мы не «поженим» структуры и законодательство, мы далеко не сдвинемся. У нас отдельно обсуждается модернизация закона о профилактике, отдельно – модернизация органов опеки, отдельно – модернизация законодательства социального обслуживания. Эти три ветки начали жить параллельной жизнью. Может получиться так, что они обновятся, но не вольются в единый организм», – объясняет Александр Спивак, председатель правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения.

Возможное решение: сформировать предложения по созданию общей картины работы органов опеки и способах защиты ребенка, которые предложить профильным ведомствам. Изучить практические кейсы на уровне регионов и масштабировать их опыт.

Вхождение в семью

«Социальный работник ходил на работу утром по моей улице. «Если утром дым из трубы идет – я трезвая, если нет – я пьяная», – он посчитал так и написал в бумагах. Судья у него потом спросила: «Почему вы не зашли и не проверили, так ли это?» – вспоминает Светлана. По ее словам, с ней не общались – просто поставили перед фактом, что детей забирают.

Елена Семенова, заместитель директора департамента демографической и семейной политики Минтруда, согласна, что семьям нужно помогать на раннем этапе. Но важно, чтобы эту помощь были готовы принять. Что делать, если семья не готова к вмешательству? У государства нет полномочий вмешиваться «просто так».

В стране более 20 тыс. временно помещенных в учреждения детей. Мария Морозова, генеральный директор Фонда Тимченко, предлагает начать работать с этими семьями – их проблема уже видна.

Фото: 🇸🇮 Janko Ferlič / Unsplash

В семью должен приходить человек, который может оценить риски для ребенка, понять, с чем они связаны и сказать, как можно помочь. Так семьи не будут чрезмерно пользоваться материальной помощью, а поддержка будет индивидуальной и полезной.

40 %
детей-сирот попали в учреждения из-за алкоголизма родителей.

Марина Аксенова, директор фонда «Солнечный город», считает, что семье надо помогать еще до момента кризиса: продвигать осознанное родительство, готовить к появлению ребенка. Нужны государственные программы помощи алко- и наркозависимым людям, группы поддержки.

Тогда заходить в семьи не придется – они не будут находиться на грани кризиса.

Возможное решение: изменить заявительный характер помощи на выявительный. Начинать с видимых семей. Создать протоколы работы и сценариев ведения случая для сотрудников социальных служб.

Всего авторы фильма предлагают девять решений проблемы сиротства в России. Их можно прочитать по ссылке, а посмотреть фильм — на YouTube-канале «Одобрено. Артем Метелев».

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Организация «Детские деревни — SOS» помещает детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в SOS-семьи, помогает кризисным семьям с риском отказа от ребенка или изъятия его из семьи, предоставляет социальную гостиницу для семьи в критической ситуации, помогает сохранить ребенка мамам, принявшим решение об отказе от новорожденного. Все услуги организация оказывает бесплатно.

Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения оказывает психологическую помощь детям-сиротам, развивает и внедряет методики реабилитационных профилактических услуг для семей групп риска, оказывает юридические консультации, проводит образовательные проекты для социальных работников и некоммерческих организаций.

Рекомендуем

«Не просто очередная пересборка»

Председатель правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александр Спивак о том, почему сейчас важно систематизировать практики НКО по профилактике социального сиротства и для…