В группе «Подслушано. Феминизм. Кавказ» в социальной сети «ВКонтакте» на днях был опубликован пост о том, что детский гинеколог из клиники «Айболит» в Магасе делает девочкам обрезание. Стоимость процедуры составляет две тысячи рублей.

Фото: Pixabay.com

Аналогичная публикация появилась и в Facebook. Администрация группы во «ВКонтакте» рекомендовала обратиться к уполномоченному по правам ребенка в России и в регионе. Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина сообщила радиостанции «Говорит Москва», что обратится с запросом в компетентные органы.

Женское обрезание — это частичное или полное удаление гениталий, проводимое без медицинских показаний, а исходя из религиозных устоев. ООН признала эту хирургическую операцию как нарушающую права человека, наносящую вред здоровью и представляющую собой крайнюю форму дискриминации женщин.

Проблема калечащих операций стоит в России остро. Согласно второму отчету проекта «Правовая инициатива» о «Практиках калечащих операций в республиках Северного Кавказа», ежегодно на Северном Кавказе около 1240 девочек в возрасте от 0 до трех лет становятся жертвами подобных операций на половых органах, в 2018 году в регионе ежедневно как минимум трем девочкам делались такие операции.

«Все медицинские операции должны производить в медицинских учреждениях и по медицинским показаниям, то есть человеку должен быть поставлен диагноз, в соответствии с которым предусматривается хирургическое вмешательство, или оно по медицинским показаниям является обязательным. По своей сути производство калечащих операций на женских половых органах — это уголовное преступление, отягощаемое еще и тем, что оно осуществляется в отношении несовершеннолетних, — сообщила АСИ старший юрист проекта «Правовая инициатива» Юлия Антонова. — За производство таких операций без медицинских показаний или по подложным показаниям врачи могут быть привлечены к уголовной ответственности за причинение ребенку вреда здоровью различной степени тяжести, лишены права заниматься медицинской деятельностью. Родители же, которые отвели ребенка на такую операцию, могут быть также привлечены к уголовной ответственности за жестокое обращение с ребенком».

Пока же, по словам юриста, на деле такие операции продолжают проводить в условиях молчаливого согласия общества. «Насколько мне известно, такие дела в уголовном и ином порядке не рассматривались в России, поскольку потерпевшие все еще боятся обращаться за защитой, опасаясь мести и расправы со стороны родственников», — добавила Антонова.

После того, как история получила огласку в СМИ, руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО Мари Давтян направила обращение руководителю Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения Алле Самойловой. Она просит приостановить действие лицензий на право занятия медицинской деятельностью клиники, а после через суд совсем ее аннулировать. В письме отмечается, что практика женских обрезаний «не имеет никакого отношения ни к одной религии, религиозные тексты не содержат никаких предписаний для подобных практик». Более того, одним из важнейших принципов оказания медицинской помощи в России «является приоритет охраны здоровья ребенка». Вмешательство должно выполняться только для оказания медицинской помощи, которая способствует поддержанию и восстановлению здоровья. Обрезание же не приносит пользу здоровью женщин. Напротив, приводит к различным проблемам со здоровьем в долгосрочной перспективе.

Обновлено 8.05.2020 12:30. Добавлена информация о том, что Мари Давтян отправила обращение руководителю Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения Алле Самойловой.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем