Фото: Warren Wong / Unsplash

28 ноября Минздрав внес в правительство законопроект о ВИЧ-диссидентстве, запрещающий распространять недостоверную информацию о ВИЧ-инфекции. Агентство социальной информации узнало у благотворительного фонда «Шаги», поможет ли такой запрет бороться со СПИДом.

Минздрав предложил внести изменения в Федеральный закон «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)». Изменения собраны в законопроект, который запрещает распространение недостоверной информации о ВИЧ-инфекции, а также призывы к отказу от медицинского освидетельствования, диагностики, профилактики и лечения.

Ко 2 декабря по законопроекту готовится заключение об оценке регулирующего воздействия закона.

«Изменения, вносимые проектом федерального закона, позволят органам прокуратуры, в случае выявления информации, обращаться в суды с административными исковыми заявлениями о признании информации запрещенной к распространению на территории Российской Федерации», — уверены в пояснительной записке авторы проекта.

АСИ связалось с руководителем программ регионального благотворительного общественного фонда борьбы со СПИДом «Шаги» Кириллом Барским и уточнило, какое влияние окажет законопроект о ВИЧ-диссидентстве, если его примут.

«Начнем с простого: люди, которые отрицают ВИЧ-инфекцию, действительно существуют. Это истории о людях не только необразованных, но чаще всего о потерявшихся, которым не оказана была поддержка и помощь. И самый элементарный метод не решать проблему — это сказать, что проблемы нет», — пояснил Барский.

Соответственно, по его словам, если люди, у которых обнаружилась ВИЧ-инфекция, так говорят, они не идут в СПИД-центр, они начинают его бояться и воспринимать как место, в котором их будут стигматизировать. И они умирают от СПИДа, потому что не верят в ВИЧ-инфекцию, подчеркнул Барский.

Однако идея «все запретить», по его мнению, ни к чему хорошему не приведет. «Сейчас мы называем этих людей ВИЧ-отрицателями, но после законопроекта они станут действительно диссидентами, получат свой крест, будут преследуемы и гонимы, это во-первых, — отметил Барский. — А во-вторых, я считаю, что писать такие сырые законопроекты очень опасно. Если бы в них было написано «отрицать существование ВИЧ-инфекции и уговаривать остальных», то в этом еще был бы какой-то смысл».

Но в законопроекте Минздрава формулировки недостоверности «размыты». Неясно например, будут ли считаться некорректной информацией разговоры о новых подходах к лечению ВИЧ-инфекции, если они еще не будут стандартизированы к этому времени, пояснил он.

«Я считаю, что такие запретительные меры неэффективны и непродуктивны, — заключил Барский. — Лучший вариант — это просвещение, это работа 38-го Федерального закона, в котором четко прописано с 1995 года: обязательная консультация каждого человека до и после теста на ВИЧ. Методология, как консультировать, тоже описана. Есть стандарты, которым очень много лет, и они все прекрасно работают».

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Мирись: по закону о домашнем насилии НКО должны будут примирять жертву и агрессора

Окончательная версия законопроекта обязывает общественные и некоммерческие организации, занимающиеся профилактикой семейно-бытового насилия, содействовать примирению конфликтующих сторон.