Фото: Александра Захваткина/АСИ

Энтузиасты на стадионе, давка из-за колбасы, репрессии за рисунок на ткани и освобождение женщин от кухонного рабства — о чем рассказывают памятники в районе метро «Динамо».

Центр «Благосфера» совместно с клубом профессиональных экскурсоводов «Твоя Москва» провел экскурсию «Конструктивизм на «Динамо». Участники посмотрели памятники конструктивистской архитектуры 30-х годов в районе бывшего Ходынского поля, посвященные эпохе раннего СССР.

Новая советская архитектура

Конструктивизм зародился в 1920-х — первой половине 1930-х годов в СССР. Авангардистское направление было призвано символизировать «нового человека». Конструктивисты хотели, чтобы архитектура играла большее значение в жизни советского человека. Главные черты стиля — функциональность, простые лаконичные конструкции и отказ от декоративных элементов.

Фрагмент входной группы стадиона «Динамо». Фото: Александра Захваткина/АСИ

Декрет Совета народных комиссаров «О памятниках республики» от 1918 года требовал «мобилизовать художественные силы и организовать широкий конкурс по выработке проектов памятников, долженствующих ознаменовать великие дни Российской социалистической революции». Старые памятники стали сносить и вместо них ставить новые. Об этом в те годы писала газета «Известия».

В последующие пару лет установили около 20 памятников, в том числе собирательным образам будущего молодой Страны Советов. Так появились памятники «Красноармеец» и «Освобожденный труд».

В те годы появлялись грандиозные монументальные проекты, например башня Татлина, которая представляла собой семиэтажные вращающиеся здания высотой до 400 метров. Ее хотели построить в Ленинграде для заседания высших органов всемирной рабоче-крестьянской власти, но потом отказались от этой затеи.

Энтузиасты на «Динамо»

Стадион «Динамо», можно сказать, возник благодаря энтузиастам. Сначала любители футбола разметили поле, поставили лавочки для болельщиков и «отвоевали» у соседнего помещения раздевалки и душевые.

Строительство стадиона началось в 1926 году — в нем участвовали футбольные болельщики, которые пришли с лопатами. Тогда еще не предполагалось, что это будет проект государственного масштаба, однако после Спартакиады в Москве в 1927 году к строительству подключилось государство. В результате получился самый крупный в городе стадион – больше чем на 50 тыс. человек. Стадион освещали специальными прожекторами: матчи проходили по вечерам, чтобы на них после работы успевали болельщики. После реконструкции, которая длилась 10 лет (с 2008 по 2018 год), под перестроенным стадионом находятся торговые залы.

Единственным подлинным фрагментом, оставшимся от прежнего исторического здания, стала западная трибуна. Восточную, северную и южную трибуны снесли, специально изменив для этого границы территории объекта культурного наследия.

Неподалеку от стадиона в 1920-е годы построили городок художников — он должен был стать художественным центром: мастерские, жилье. Сейчас там целая галерея мемориальных досок с именами знаменитых людей. «Новый человек» советского государства — спортивный и творческий.

Стадион «Динамо». Современный вид. Фото: Александра Захваткина/АСИ

Ссылка за комбайн

Эпоха конструктивизма просуществовала недолго. Среди архитекторов были те, кто не прогибался и не хотел менять свои проекты в угоду вкусам нового правительства. Но больше всего пострадал целый выпуск ВХУТЕМАСа — молодые художники по тканям.

Цветочные узоры в те годы были объявлены мещанством, произошел полный разрыв со старыми мастерами. Молодые художники начали творить, они верили, что действительно создадут нечто потрясающее.

Сначала рисовали простую абстракцию, потом стали делать все более сложные картинки и рисунки: комбайнеры, тракторы, труженики полей. В результате оказалось, что кроить одежду из ткани с такими рисунками невозможно: как сшить платье, если на ткани — огромный комбайнер? Выпускники, конечно, были готовы, что их будут за это ругать, но о том, что 17-летних выпускников сошлют в Казахстан, никто не мог и подумать.

Однушка на Ленинградском

Ленинградский проспект (бывшее Санкт-Петербургское шоссе) задумывался как правительственная трасса. По ней на коронацию проезжали все монархи, по ней 30 раз проехал поэт Александр Пушкин, навещавший Москву.

Градоначальники приказывали строить здесь только хорошие каменные дома, но стиль проспекта все равно очень разнородный и эклектичный: сталинский ампир, конструктивизм, хрущевки.

Однако если в эпоху конструктивизма все-таки на первом месте было удобство для человека, то в 60-е годы главным было построить побольше квартир. Длинный дом на Ленинградском проспекте под номером 33, построенный в 1960-е годы, создавался для рабочих авиационного завода, то есть вполне семейных людей. Однако из 500 квартир — 400 однокомнатных. Внутри — маленькая кухня и крошечная ванная.

Трагедия в Боткинском проезде

Первый Боткинский проезд, который ведет к еще одному памятнику эпохи конструктивизма — зданию центра «Благосфера», — знаменит печальными событиями. Майским утром 1896 года здесь во время коронации императора Николая II погибли 1389 человек.

Первый Боткинский проезд. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Накануне до людей дошел слух, что в честь праздника будут раздавать подарки — «царские гостинцы» (помимо прочего, там было полфунта колбасы, вяземский пряник и мешочек сластей). Горожане с вечера начали стекаться в район Ходынского поля. Многие пришли с детьми — к пяти утра собралось около 500 тыс. человек. Подарков было заготовлено меньше – около 400 тыс. Когда по толпе пронесся слух, что буфетчики раздают подарки «своим», люди ринулись туда. Возникла страшная давка.

«Толкотня, давка, вой. Почти невозможно было держаться против толпы. А там впереди, около будок, по ту сторону рва, вой ужаса: к глиняной вертикальной стене обрыва, выше роста человека, прижали тех, кто первый устремился к будкам. Прижали, а толпа сзади все плотнее и плотнее набивала ров, который образовал сплошную, спрессованную массу воющих людей. Кое-где выталкивали наверх детей, и они ползли по головам и плечам народа на простор», — так вспоминал эти события писатель Владимир Гиляровский.

Борьба с кухонным рабством

В те же годы в Боткинском проезде была открыта фабрика-кухня, рассчитанная на 10-12 тыс. человек. Ее построили для сотрудников авиазавода, но в целом вход был открыт для всех желающих.

По замыслу советского правительства, женщины должны были работать наравне с мужчинами и не тратить время на приготовление пищи.

Фабрика-кухня стала важным элементом в бытовой революции и раскрепощении женщины в Советском Союзе 1920-х годов. Общественным столовым и фабрикам-кухням поэты посвящали стихи, Александр Родченко делал фоторепортажи с открытий, Лев Кассиль написал детскую книгу «Вкусная фабрика», а Владимир Маяковский рекламировал столовую Моссельпрома.

Здание центра «Благосфера». Фото: Александра Захваткина/АСИ

Фабрика-кухня, которая располагалась в здании нынешнего центра «Благосфера», закрылась всего 25 лет назад, в 90-е годы. Сейчас здесь помимо центра располагается Российская самолетостроительная корпорация «МиГ».

За неброским фасадом в стиле конструктивизма скрываются просторные помещения с огромными окнами. Интерьер помещения оформлял архитектор-авангардист Алексей Мешков. Подробнее о фабриках-кухнях можно прочитать в материале АСИ.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Книжный клуб «Благосферы»: встреча «100 друзей: личные связи как главный инструмент благотворительности»

Центр «Благосфера» приглашает на встречу книжного клуба всех, кого интересуют новые технологии привлечения средств на свои проекты, и предлагает обсудить технологию волонтерского фандрайзинга с помощью…