Фото: pixabay.com

Зачем миру нужна шеринговая экономика и почему делиться – это модно.

В Москве 23 апреля прошла первая международная конференция, посвященная экономике совместного потребления, или шеринг-экономике (от англ. «share» — делиться). При такой модели бизнеса люди или компании меняются товарами или услугами, предлагают их в аренду или продают повторно.

Благодаря тренду на устойчивое развитие и осознанное потребление шеринг-экономика становится все популярнее в России: появляются разные виды шеринга, когда люди меняются машинами, инструментами, одеждой и даже жильем на время отпуска.

«Шеринг-экономика позволяет людям делиться вещами, которые они не используют, и зарабатывать на этом», — отмечает основательница сервиса Sher.ru Александра Дорф.

«Зеленая» экономика будущего

Шеринговую экономику можно назвать «зеленой», поскольку она позволяет решить ряд городских проблем: каршеринговые сервисы (в Москве их уже более 10) позволяют улучшить экологическую обстановку и снизить трафик, фуд-шеринг — помочь нуждающимся людям и заодно уменьшить объем отходов, коворкинги — решить проблему офисных пространств.

Шеринговая экономика отвечает запросам миллениалов (люди, рожденные с 1980 по 2000 годы), которые все чаще задумываются над экологическими последствиями своих действий. Ответственное потребление стало трендом последних лет, говорит директор по дизайну «Яндекс.Маркет» Дмитрий Быков. В качестве примера Быков приводит проект #Trashtag, направленный на поддержание дикой природы в чистоте. Люди очищали от мусора какое-либо место и выкладывали в сеть фотографии до и после. Таким образом они демонстрировали миру: я сделал нечто социально ответственное и помог природе.

Фото: pixabay.com

По словам руководителя кластера РАЭК / Sharing Economy и генерального директора ТИАР-Центра Антона Губницына, существует три базовых принципа «зеленой» экономики: сокращение вредного воздействия, использование ресурсов и вторичная переработка отходов.

«Шеринг-экономика – это модель, нацеленная на получение прибыли без вовлечения в оборот новых ресурсов. Самый главный положительный эффект шеринг-экономики — сохранение природных ресурсов для следующих поколений. Такой тип экономики также позволяет создать новые рабочие места и повысить конкурентоспособность государства», — говорит Губницын.

Шеринг-сервисы считаются инструментами для трансформации традиционной линейной экономики (добывание ресурсов – производство – потребление – отходы) в модель замкнутого цикла, когда к каждому элементу этой цепочки применяется новый подход, делая всю модель более «зеленой» и осознанной, отмечает эксперт.

Стоит отметить и экономическую выгоду шерингового подхода: по данным исследования ТИАР-Центра, в 2018 году в России общий оборот транзакций в сфере шеринг-экономики составил 511 млрд рублей. Более 70% случаев – это C2C коммерция, то есть продажа и обмен личными вещами между физическими лицами. Это говорит о том, что в стране пока не так много компаний, которые предоставляют шеринг-сервисы, подчеркивает Губницын.

Хлеб как инструмент шеринг-экономики

Шеринг становится новой моделью корпоративной социальной ответственности. Директор по цифровому маркетингу компании «Хлеб Насущный» Алексей Панов рассказывает, как в 2012 году компания задумалась, как быть с хлебом, который оставался в кафе сети каждый вечер.

«Каждый день в наши кафе привозят свежий хлеб, который мы продаем в течение дня. Спрогнозировать продажи всегда на 100% невозможно, поэтому вечером у нас остается непроданная выпечка. Генеральный директор предложил делиться хлебом с нуждающимися людьми», — говорит Панов.

Руководство сети решило, что будет передавать непроданную продукцию некоммерческим организациям. Сейчас у каждого из 45 кафе «Хлеб Насущный» в Москве есть своя партнерская НКО.

«Мы стараемся работать с небольшими локальными организациями, которые находятся по соседству с нашими кафе. Мы хотим, чтобы помощь получали местные жители. Кроме того, у нас есть лист ожидания из НКО, которые ждут открытия кафе в определенных районах», — рассказывает эксперт.

Фото: pixabay.com

Распределить еду

Одна из проблем, с которой сталкиваются подобные начинания, — отсутствие законодательства в этой сфере. По мнению директора центра научно-технологического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Александра Чулка, нужно обсуждать и создавать правовое регулирование шеринг-среды.

«Это хороший социальный тренд, и нет ничего зазорного в том, чтобы построить на этом бизнес. Фуд-шеринг набирает обороты: бразильский ресторатор Дэвид Герц готовил из выброшенной еды и устраивал благотворительные обеды, а после открыл сеть социальных столовых, где можно дешево поесть», — говорит Чулок.

Во Франции, по словам президента благотворительного фонда «Русь» Юлии Назаровой, закон запрещает супермаркетам площадью более 200 квадратов выбрасывать еду: они обязаны передавать продукты банкам еды. К сожалению, в России передача продуктов на благотворительность находится вне закона. Более того, выбросить еду получается экономически выгоднее, чем передать ее нуждающимся, говорит Назарова.

«Одна треть всех произведенных продуктов на планете утилизируется. Мы теряем не только продукты, но и ресурсы, которые были затрачены на производство еды, а еще наносим огромный экологический вред. Решение есть: нужно дать нуждающимся людям доступ к продуктам, которые выбрасывают», — подчеркивает Назарова.

Фонд продовольствия «Русь» — единственный в России банк еды. Организация собирает продукты питания и товары первой необходимости и распределяет между малоимущими семьями и пенсионерами. Всего в мире, по словам Назаровой, насчитывается около 500 банков еды.

«Мы передаем еду нашим партнерским организациям. За прошлый год мы распределили 6 млн кг продовольственных и непродовольственных товаров», — говорит президент фонда.

Почему некоторые шеринг-сервисы не работают

По мнению генерального директора Macroscope Consulting Гарретта Мартина Джонстона, главная проблема шеринговой экономики в том, что часто она становится самоцелью компании. Для успешности требуется другой подход, уверен эксперт.

«Нужно концентрироваться на потребности клиента, а не на самом факте шеринга. В шеринг-экономике нужно руководствоваться конечным восторгом клиента. Людям, которые приходят в мебельный магазин, не нужна кровать — им нужен качественный сон», — отмечает Джонстон.

Осознание потребности клиента позволит понять, нужен ли вообще шеринговый подход в той или иной сфере.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Эксперты: «Экономика соучастия» — хорошая тренировка ощущения свободы и ответственности

На факультете журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова завершилась Международная научно-практическая конференция «Журналистика в 2016 году: творчество, профессия, индустрия», в рамках которой кафедра периодической печати и Агентство…