Фото: Елена Алмазова / АСИ

Мечтают ли студенты работать социальными журналистами, кто в основном идет в эту сферу и почему до сих пор в России нет отдельных факультетов — обсудили участники дискуссии «Социальная журналистика в вузе».

Дискуссия состоялась на конференции «ЗаЧем будущее социальной журналистики?».

В начале обсуждения присутствующие решили дать экспертное определение социальной журналистике. Татьяна Фролова, доктор филологических наук, профессор кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, считает, что не всю журналистику можно назвать социальной, как ранее сказал телеведущий Владимир Познер. По ее мнению, у социальной журналистики — свои технологии, цели и задачи.

Но социальной журналистике учат только на спецкурсах, в общей программе вузов есть только некоторые модули и предметы. Отдельной специальности такой нет, заявили эксперты.

«Все дело в том, что в 90-е — начале 2000-х социальные темы в СМИ вытеснила политика, и многие журналисты увлеклись этим, простому человеку в итоге не нашлось места»,  — вспоминает Татьяна Фролова.

Однако, как утверждают эксперты, в последнее время со стороны медиа наблюдается рост интереса к социальным проблемам.

Как подтверждают преподаватели, многие абитуриенты на вопрос, почему они хотят стать социальными журналистами, отвечают: «Хотим знать, как устроена настоящая жизнь, откуда берется социальная несправедливость и что с этим делать. В общем, хотим изменить мир».

«Очень часто получается, что у профессионального журналиста решить задачу изменить мир не получилось, а реализовать свой потенциал надо. Такие люди идут как раз в НКО или в СМИ, связанные с НКО. У «Благосферы» и АСИ в этом плане наработан свой практический подход», — поделилась своими наблюдениями Наталья Каминарская, директор центра «Благосфера».

Определяя портрет современного социального журналиста, многие из собравшихся сказали, что в большинстве случаев это женщина среднего возраста, которая живет в маленьком городе или отдаленном районе. Именно в этой местности нужна больше всего социальная журналистика, считают преподаватели.

Люди приходят в социальную журналистику, как правило, не сразу после школы, а получив уже определенное образование (высшее, среднее). Поэтому журналистике они учатся обычно заочно и на практике, уточнила Юлия Шуйская, доктор филологических наук, профессор кафедры истории журналистики и литературы Института международного права и экономики имени А.С. Грибоедова.

Под занавес дискуссии преподаватель кафедры периодической печати факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова Татьяна Фролова рассказала о будущем социальной журналистики.

«Сейчас это журналистика латания дыр в социальной сфере, это уязвимые слои населения, но я вижу ее развитие как журналистику человеческого потенциала. Поэтому надо настраиваться на дискурс успеха, думать, как поднимать потенциал и помогать человеку раскрыться», — подчеркнула Фролова.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Чашечка кофе: как найти средства на журналистские проекты

На конференции Агентства социальной информации и центра «Благосфера» «ЗаЧем будущее социальной журналистики?» эксперты обсудили знаковые краудфандинговые кампании СМИ, сотрудничество журналистов и НКО и усталость читателей.