Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Россия» представил исследование информационной открытости системы распределения государственной поддержки НКО за 2011-2012 годы. Эксперты отметили закрытость процедуры отбора операторов, распределяющих гранты, и недостатки информационной открытости и прозрачности самих НКО.

Представляя доклад 16 апреля в Высшей школе экономики, директор «Трансперенси Интернешнл – Р» Елена Панфилова рассказала, что данное исследование – уже второе по счету и является частью постоянной работы для ее организации. Она напомнила, что в 2010 году целый ряд НКО обратился в «Трансперенси Интернешнл – Р» с предложением оценить, как работает система распределения грантов. «Общий запрос был выработать некие стандарты прозрачности раскрытия информации», – подчеркнула Панфилова.

Исследованием руководил старший юрист «Трансперенси Интернешнл – Р» Денис Примаков, а вся работа велась на базе Проектно-учебной лаборатории антикоррупционной политики НИУ «ВШЭ» (ПУЛ АП). Примаков подчеркнул, что доклад является всего лишь экспертным мнением «Трансперенси Интернешнл – Р» и не ставит своей целью нанести вред репутации упомянутым в нем организациям и государственным органам. Примаков рассказал, что основное внимание исследователей было уделено показателям информационной прозрачности. «Это краеугольный камень борьбы с коррупцией», – подчеркнул эксперт. Кроме того, исследователи изучили наличие потенциальной аффилированности НКО с государственными структурами. Кроме того, исследователи проанализировали наличие открытой информации о проектах, победивших в конкурсах.

В исследовании анализируются два грантовых конкурса: президентские гранты для НКО, распределяемые через операторов, и конкурс субсидий для СО НКО Министерства экономического развития РФ. Выборка составила 107 организаций третьего сектора, получивших гранты в размере более 3 млн рублей: 69 НКО-победителей президентского конкурса и 32 НКО, получивших средства от Минэкономразвития. Шесть операторов президентских грантов также вошли в выборку.

О конкурсе президентских грантов рассказал аналитик ПУЛ АП Иван Ильиных. Он подчеркнул, что ситуация с прозрачностью НКО в этом году ухудшилась. Из 69 исследованных НКО сайтов нет у 17, что составляет почти 25% от общего числа организаций. При этом у некоторых организаций, участвовавших в прошлом конкурсе, сайта как не было, так и нет, а у ряда НКО сайт был ранее, но сейчас отсутствует. Ильиных подчеркнул, что даже те организации, которые имеют сайты, не всегда содержат их должным образом. У 51 НКО на сайтах отсутствуют уставные документы, всего семь организаций разместили отчеты. Что касается потенциальной аффилированности, то 32 НКО из 69 заявляют о своем партнерстве с госорганами, Общественной палатой РФ (ОП РФ) или операторами грантов, а 28 НКО имеют среди учредителей госслужащих или членов ОП РФ.

Координатор проектов «Трансперенси Интернешнл – Р» Анна Коваль рассказала о прозрачности самих операторов. Операторы были исследованы с двух ракурсов: по полноте предоставления информации о конкурсе на их сайтах и так же, как и обычные НКО-победители конкурса. Исследователи выяснили, что только Институт общественного проектирования предоставил всю минимальную документацию о конкурсе, а Институт проблем гражданского общества не опубликовал ровно половину данных. Авторы доклада отметили и положительные стороны: публикация всеми операторами на своих сайтах итогов конкурса и создание единого портала на базе сайта ОП РФ с унифицированной конкурсной информацией.

Есть у операторов и проблемы с прозрачностью. «Нам кажется, что грантооператоры должны понимать, что они своего рода образец для тех НКО, которым они предоставляют деньги. Если грантооператоры недостаточно прозрачны, недостаточно рассказывают о себе, то можно задаться вопросом: а что мы тогда можем требовать от НКО-грантополучателей? Похоже, что пока грантооператоры важность этого не совсем понимают», – подчеркнула Коваль.

Исследователи отметили, что процедура отбора операторов непрозрачна и неясна. Обычно 6% от полученной им для распределения суммы оператор использует для подготовки и проведения конкурса. Эти 6% составляют более 3 млн рублей, подчеркивают исследователи, а значит по закону организация должна отчитаться за эти деньги, чего не происходит. Панфилова отметила, что необходимо четко определиться, каков статус этих средств: прибыль, гранты, субсидии?

Что касается конкурса Минэкономразвития, то показатели прозрачности НКО ухудшились по сравнению с прошлым годом, отмечает аналитик ПУЛ АП Анастасия Иволга. Только 19 НКО имеют на сайте полную информацию о персональном составе управления и структуре организаций, девять НКО не имеют такой информации вообще. При этом только у девяти организаций есть уставы. Финансовых отчетов на сайте нет у 23 организаций, а у 12 — нет никакой отчетности на сайте Министерства юстиции РФ. Кроме того, по итогам конкурса публикуется список победителей, но без названия проекта.

Восемь СО НКО имеют членов ОП РФ среди своих учредителей или руководства, а 18 НКО – представителей госорганов. Панфилова подчеркнула, что в потенциальной аффилированности изначально нет ничего плохого, это просто необходимо учитывать. «Аффилированность считается изначально как что-то плохое. Но аффилированность может быть вполне себе нейтральной. И в данном случае она воспринималась как абсолютно нейтральная история. Просто наличие связи», – уточнила она. При этом она пояснила, что любая аффилированность в какой-то момент, «при недолжном контроле и недолжном развитии», может превратиться в проблему. «Сегодня ничего из этого не вытекает, а завтра вытечет», – сказала Панфилова.

Эксперты «Трансперенси Интернешнл – Р» рекомендуют НКО предпринять меры по повышению информационной открытости: публиковать полностью на своих сайтах уставные документы и информацию о руководстве. Кроме того, организациям рекомендуется разработать и внедрить кодекс этики НКО. Речь идет, пояснила Панфилова, прежде всего, о процедурном кодексе, с помощью которого НКО смогли бы избегать потенциальных конфликтов интересов.

Кроме того, считают эксперты, НКО должны разработать и внедрить механизм разрешения потенциального конфликта интересов, а Минэкономразвития должно вести реестр недобросовестных организаций с указанием учредителей, нарушивших нормы о запрете допущения ситуации конфликта интересов. Таким НКО предлагается отказывать в дальнейшем участии в конкурсе – как и всем другим НКО, созданным этими недобросовестным учредителями. Помимо этого, эксперты считают необходимым, чтобы Минэкономразвития предусмотрело ответственность за неразмещение НКО отчетности по реализованным грантам на своих сайтах (и на сайте Минюста) и обеспечить прозрачность раскрытия информации о процедуре отбора операторов.

Рекомендуем

Центр «Трансперенси Интернешнл – Р» представил рекомендации по обеспечению прозрачности системы выделения государственных средств НКО

Центр антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл – Россия" заявил о недостаточной прозрачности системы выделения государственных средств некоммерческим организациям. В докладе проанализировано распределение грантов Президента…

Центр «Трансперенси Интернешнл – Р» опробовал новую методику исследования прозрачности российских НКО

Новая методика оценки прозрачности НКО, получающих поддержку из государственного бюджета, учитывает больше нюансов и вводит дополнительные критерии соответствия некоммерческих организаций стандартам прозрачности. Методология заключается в…

«Трансперенси Интернешнл – Р» исследует прозрачность обладателей президентских грантов

Центр антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл – Россия" намерен исследовать информационную открытость системы распределения государственной поддержки НКО в 2012-2013 годах.

Кодекс этики НКО: правозащитники о прозрачности и открытости третьего сектора

Руководители трех некоммерческих организаций, которые приняли участие в проекте Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл – Россия" по разработке этического кодекса и стандартов информационной…