Адресная помощь – пережиток прошлого или действительность России? Как перейти от помощи адресной к системной, пытались разобраться эксперты X ежегодной конференции газеты «Ведомости» «Благотворительность в России».

Руководитель проекта «Нужна помощь.ру» Митя Алешковский считает, что «система адресной помощи стара, как паровой двигатель». По мнению Алешковского, в России адресная помощь опасна в первую очередь тем, что провоцирует мошенников —  большое количество людей собирают деньги в интернете, однако проверить, куда они их тратят, невозможно, так как средства поступают на личные счета. Он также обратил внимание, что не все проблемы можно решить самостоятельно или силами волонтеров.

«Проблемы аутизма или сиротства вы не решите адресной помощью. И таких проблем множество. Должны быть профессионалы. Кроме того, адресная помощь не эффективна еще и потому, что за те деньги, которые тратятся на большое количество людей в инфраструктурных проектах, можно сделать лишь несколько проектов адресных. В среднем лечение одного онкобольного стоит около 3 млн рублей. Дефицит бюджета в Приморском крае на лечение онкобольных — 300 млн рублей. За 300 млн рублей можно оказать помощь 16,5 тыс. больных или вылечить 100 человек за границей адресно», — отмечает Алешковский.

Адресная помощь не эффективна, так как благотворитель действует субъективно. Он решает проблему, но только одного, вместо того, чтобы на выделяемые средства дать возможность решить подобные проблемы сразу многим. «Если вы хотите художника из Ржева сделать художником из академии, надо напрямую привести его к академику, — говорит Алешковский. — Либо создать систему, в которой каждый художник сможет найти своего академика. Это будет работать для всех, а не только для тех, кто вам понравится. И это будет работать долго».

За адресную помощь на конференции горячо высказывался главный исполнительный директор по внешним коммуникациям ФК «Уралсиб» Александр Вихров. По его мнению, инфраструктурный подход лишает благотворителя личного выбора. «Я хотел бы лишить вас личного выбора, потому что когда речь идет о том, помочь ли Машеньке Ивановой из Москвы или чернобровому мальчику-узбеку, то 99% помогут голубоглазой Машеньке. А вот для инфраструктурных проектов не существует разницы: кто ты, откуда, какая у тебя раса, пол, цвет волос. Больница лечит всех», — оппонировал Вихрову руководитель проекта «Нужна помощь.ру».

Отстаивание необходимости развития адресной помощи подрывает основы развивающегося третьего сектора и противоречит мировым трендам, считает президент Благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер. «Адресная помощь является выкидыванием денег и существует только в нашей стране из-за недоверия к НКО, — уверена она. —  Сейчас мы вынуждены делать это в нашей стране. Развитие благотворительности должно вести к тому, чтобы адресная помощь стала системной и перестала существовать. К счастью, фонды развиваются и начинают помогать больницам или целым направлениям в спорте, медицине, культуре. Таким образом, одинаковую помощь смогут получать все, а не только единицы, которые вызвали у благотворителей доверие».

Президент Межрегионального общественного фонда помощи родственникам больных с инсультом «ОРБИ» Дарья Лисиченко подтвердила, что большие системные проблемы общества невозможно решить адресной помощью. В то же время в нашей стране благотворитель оказывается в ситуации, когда не может отказать в ней нуждающемуся, уверена эксперт.

«Просто нереально пройти мимо. Я всецело за системный подход. Но невозможно отказать человеку, если знаешь, что ты можешь, способен помочь», — считает она. Исходя из своего опыта, Лисиченко пришла к выводу, что адресная помощь дает возможность обратить внимание на проблему, так как именно история одного конкретного человека позволяет донести до масс суть большой проблемы лучше соцрекламы и выступлений официальных лиц, говорит президент фонда «ОРБИ».

Руководитель детского правозащитного проекта Российского фонда помощи (Русфонд) «Правонападение»,  журналист Валерий Панюшкин отметил, что «адресная помощь продолжает оставаться вещью чрезвычайно вредной, но совершенно неизбежной».

«Кроме Алешковского, очень сильно любит говорить про системную помощь Минздрав. Он говорит: «Какого черта вы отправляете этого ребенка лечиться за миллионы? Надо налаживать систему!» И систему, без сомнения, налаживать надо. Просто пока мы ее налаживаем, этот конкретный ребенок умрет. Вот и весь выбор. Мы вынуждены заниматься адресной помощью не потому, что мы не понимаем, что за эти же деньги, используя их системно, можно было бы помочь огромному количеству людей. Мы поступаем так потому, что мы отдаем себе отчет — пока мы системы выстраиваем, люди, которые нуждаются в этой помощи прямо сейчас, перестанут в ней нуждаться. К сожалению, приходится делать и то, и это одновременно. Говорить людям и слова «дай денег»,  и слова «не давай денег», — сказал Панюшкин.

Панюшкин считает, что в споре о системной и адресной помощи стоит обратить внимание на самостоятельность решения благотворителя. Человеком, решившим пожертвовать какие-то средства на конкретного ребенка, движут эмоции и чувства. Журналист обращает внимание, что вызвать слезы и желание сделать пожертвование — дело техники. Сам он как человек, который занимается написанием таких историй долгие годы, давно знает все эти механизмы.

«Должно ли сострадание оправдывать глупость? Ответ — нет. Маленький ребенок способен заплакать от сочувствия и отдать все свои деньги, но этот поступок не самостоятелен, он его не обдумывает, он не несет за него ответственность. Золотая середина между эмоциональностью благотворительности и ее системностью возникает тогда, когда благотворитель начинает нести ответственность за то, что он сделал, когда он понимает, что произошло в результате осуществленных им действий», — уверен эксперт.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Благотворительный забег #бежимзадвоих

Забег, организованный в рамках Московского марафона фондом «Семьи СМА» и компанией «Рош» , направлен на поддержку детей и взрослых со спинальной мышечной атрофией (СМА).