Фото предоставлено театром «Недослов»

В Москве более 150 обычных театров и 10-15 инклюзивных. При этом 18% россиян не были в театре никогда, меньше половины посещают время от времени, а постоянная театральная аудитория – это всего 4% населения. Инклюзивному театру в России приходится не просто выживать, а выживать в условиях жесткой конкуренции за зрителя.

«Взаимодействие»: от социальной проблемы к свободному творчеству

Полдня Маргарита Ребецкая – артистка балета (это основная ее работа), а в остальное время – руководитель театра «Взаимодействие». Она создала его четыре года назад вместе с кинорежиссером Юлией Сапоновой и продюсером Олесей Овчинниковой.

14 актеров с синдромом Дауна дважды в неделю собираются в зале культурного центра. Педагоги обучают их актерскому мастерству, приглашенные режиссеры, драматурги, артисты работают вместе с ними над постановками. За четыре года подготовлено пять спектаклей, снято несколько видеороликов.

Фото предоставлено театром «Взаимодействие»

Театр задумывался в первую очередь как социальный проект, цель которого – поменять восприятие людей с особенностями. Но сейчас он выходит за эти рамки. «Современное искусство дает зрителю свободу выбирать, какую эмоцию испытывать и какие смыслы выносить из произведения, — говорит Ребецкая. — И мы тоже начинаем свободнее относиться к творческим поискам, но всегда сверяемся с нашей изначальной миссией».

Маргарита Ребецкая. Фото предоставлено театром «Взаимодействие»

С одной стороны, у артистов с синдромом Дауна есть невероятный потенциал, с другой – при выборе материала нужно учитывать их особенности. «Им невозможно дать готовую историю, они все равно сделают по-своему! — признается Маргарита Ребецкая. – И нам нужно будет лепить спектакль уже из этого. Пинг-понг – от драматурга к актерам, от актеров обратно к драматургу».

Спектакль «Я танцую». Фото предоставлено театром «Взаимодействие»

При этом ограничений в выборе материала нет, можно использовать даже самые, казалось бы, неожиданные идеи.

«Например, мы решили, что это будет очень круто, если ребята простыми словами расскажут историю Стива Джобса по книжке комиксов о нем. Тут есть и противопоставление, и общность: вряд ли от наших артистов кто-то ждет создания айфона, но ведь и Джобс – человек, в которого все время не верили, в котором постоянно сомневались», — продолжает руководитель театра «Взаимодействие».

«Круг II»: театр развития на пике актуального искусства

Артисты интегрированного театра-студии «Круг II» — люди с ментальными нарушениями. Его руководитель Андрей Афонин, автор книги «Особый театр» как жизненный путь», и в театре, и в реабилитационной работе уже 30 лет.

Спектакль «Школа навыворот». Фото предоставлено театром-студией «Круг II»

Обычно пять дней в неделю в съемное помещение в московском бизнес-центре приходит около 60 человек с ментальной инвалидностью, самому младшему 12 лет, самому старшему — 63. Этим летом театр временно бездомный: арендодатель объявил себя банкротом. В студии есть ежедневные 6-часовые занятия по театральным и художественным дисциплинам, вечерние досуговые группы и даже школа для родителей. Занятия чередуются с репетициями, кто-то готовит спектакли и концерты, кто-то – декорации. Студийцы получают не только образование (в подходящем для них темпе они осваивают программы средних и высших театральных учебных заведений), но и всестороннее развитие – личностное, телесное, эмоциональное, интеллектуальное.

«Наш театр – антропологический, то есть театр развития, — поясняет Андрей Афонин. – И когда развитие наших артистов выходит на новый уровень, мы показываем его через очередной спектакль. Педагогика и режиссура здесь – две стороны одной медали».

Андрей Афонин. Фото предоставлено театром-студией «Круг II»

Каждый сезон «Круг II» выпускает шесть-восемь премьер – в разных жанрах и для разного зрителя. И даже в период самоизоляции, продолжая заниматься удаленно, студийцы подготовили 12 небольших видеоперформансов в духе актуального сейчас онлайн-театра.

«Меня самого всегда это удивляет, но, в общем-то, мы часто оказываемся на пике современного театрального искусства, — говорит Афонин. — Осенью 2019 года мы выпустили большой уличный спектакль, посвященный теме мусора – с точки зрения не только экологии, но и человеческих отношений. В нем использовались костюмы-скафандры с закрытыми лицами, а весной он стал смотреться как некое пророчество…»

Уличный спектакль «Не те вещи». Фото предоставлено театром-студией «Круг II»

«Недослов»: другой путь

Артисты с нарушениями слуха острее чувствуют, считают в театре неслышащих актеров «Недослов». Возможно, сказывается конфликт социума с ними: без переводчика в поликлинику не сходишь, в магазине с продавцом не объяснишься.

«Я же тоже артистка, насмотрелась и на великих, и на невеликих, — говорит Анна Башенкова, актриса Театра Армена Джиграханяна, создавшая «Недослов» в 2003 году.  – Могу сказать, что люди с потерей слуха выразительнее, интереснее, богаче. Жест сильнее, чем произнесенное слово, а жестовый язык – это крутой язык!»

Концерт по хитам российских и украинских рок-исполнителей «О тебе… «. Фото предоставлено театром «Недослов»

Репертуар «Недослова» все время обновляется, и обычно в нем около 12 разноплановых спектаклей (танцевальные, детские, драматические). Они понятны и без перевода. Но все же, если это не пластическое произведение, оно сопровождаются дикторским текстом.

Весь театр – всего 34 человека: 23 актера с нарушениями слуха, режиссерская группа, постановщики, художник по свету, звукорежиссер. Это профессионалы со специальным образованием и хорошей театральной школой. Все эти годы «Недослов» существует на базе Российской государственной специализированной академии искусств (РГСАИ).

Фото предоставлено театром «Недослов»

«У глухих людей, особенно в регионах, путь один – идти на завод или сидеть дома, — рассказывает директор театра Сергей Бидный. – Инвалидность, законодательство и, в первую очередь, стереотипы закрывают им путь во многие профессии. Наши спектакли наглядно показывают, что занятия творчеством – это доступная опция. Мы получаем отзывы от родителей неслышащих детей о том, что мы им открыли целый мир и теперь они знают, что у ребенка может быть совершенно другое будущее».

Анна Башенкова и Сергей Бидный. Фото предоставлено театром «Недослов»

Еще одна особенность «Недослова», которую редко встретишь в обычном театре, — режиссеры ходят на каждый показ, а потом делают актерам замечания, продолжая вместе с ними оттачивать спектакль. «И не дай Бог им решить, что они уже состоялись, — говорит о своих артистах художественный руководитель театра Анна Башенкова . – У них долгий и трудный путь в искусстве, у них нет такого выбора театров, какой есть у слышащих, и все, что они делают, они должны делать в десять раз лучше и профессиональнее».

Кто зритель и чему он удивляется

Театр «Взаимодействие» старается создавать театральный и видеоконтент, способный избавить инклюзивный театр от маргинального оттенка, унылой социальности и отношения «это все на любителя». Поэтому для выступлений он выбирает модные современные площадки, активно распространяют яркую рекламу.

Кадр из социального ролика «Быть вместе» проекта «Взаимодействие»

«Я не вижу ничего плохого в том, что иногда люди приходят к нам в результате довольно примитивного импульса, из любопытства, – рассказывает Маргарита Ребецкая. – Их привлекла яркая обертка, но на спектакле они видят уже не мишуру, а человеческую сущность. А бывает, приходят потому, что считали себя продвинутыми и толерантными, а выяснилось, что они вообще ничего не знают про людей с особенностями. Некоторые сами признаются, что представляли все совершенно иначе».

У театра-студии «Круг-II» также нет своей постоянной площадки, выступления проходят на различных сценах – от ДК и концертных залов до пространств дизайнерского центра Artplay и Театрального центра им. Вс. Мейерхольда. Еще «Круг-II» показывает свои программы в разных городах России и на международных фестивалях.

«Люди либо вообще боятся идти на спектакль, в котором участвуют артисты с инвалидностью, либо они приходят и становятся в определенном смысле адептами нашего театра, – говорит Андрей Афонин. – То, что они видят на сцене – это не «инвалидное искусство», и вопрос о посещении нашего театра – не вопрос толерантности или социального акта. Наши спектакли – это качественный театральный продукт».

Спектакль театра-студии «Круг II» «За ритмом». Фото: Сергей Петулько

«Недослов» шесть-десять раз в месяц показывает спектакли в небольшом зале на полсотни мест при РГСАИ, а в остальное время гастролирует по России, выступая не только на камерных сценах, но даже в залах на 800-1000 человек. Можно подумать, что в зрителях недостатка нет, потому что сообщество глухих в России большое и хорошо развитое. Но, как говорят в театре, только 20% их зрителей – люди с нарушениями слуха, остальные – просто любители театра. Все дело в том, что неслышащие люди непривычны к театру, ведь обычно он не ориентирован на их восприятие.

«Наша инклюзия не в том, чтобы перемешать на сцене слышащих и неслыщащих, — рассказывает Бидный. – Мы стараемся объединить их, в принципе в жизни почти не пересекающихся, в зале, давая понять, что у глухих и слышащих гораздо больше общего, чем они считают. Они одинаково воспринимают драму Гамлета или Зилова на сцене, одинаково смеются во время комедии – и сами удивляются этому».

Спектакль «Господа Головлёвы». Фото предоставлено театром «Недослов»

На что живет особый театр

Билеты на спектакли инклюзивных театров продаются хорошо, но это в лучшем случае позволяет обнулить расходы на организацию и выплатить небольшой гонорар артистам. Важнейшие составляющие бюджета — гранты, пожертвования спонсоров, краудфандинг. Но этого недостаточно.

Чтобы занятия для основного состава театра «Взаимодействие» были бесплатными и чтобы развиваться дальше, приходится придумывать, как коллектив может заработать. В прошедшем сезоне впервые было открыто коммерческое направление – курс по театральному мастерству для детей и взрослых с синдромом Дауна, а также просто детская студия. «Еще у нас есть предложения для коммерческих организаций, — рассказывает Ребецкая, — и это не только показы наших спектакли, но еще и коммуникативные тренинги для сотрудников компаний, в которых участвуют наши артисты».

Спектакль «Хочу быть как». Фото предоставлено театром «Взаимодействие»

«Круг II» — подразделение Межрегиональной общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности», активно выступающей за создание системы сопровождаемого трудоустройства. «В ряде западных стран у людей с инвалидностью нет пенсий, но созданы условия для востребованного труда при поддержке государства и общества, — поясняет Афонин. – В нашей стране эта история пока только в зачаточном состоянии, а функционировать нам как-то надо. Поэтому мы решили, что вправе брать с наших подопечных определенную плату за организацию процесса развития, образования, занятости и несколько часов опеки. Эта плата эквивалентна их пенсиям. Но, конечно, на обеспечение всех нужд театра ее не хватает».

Спектакль «Школа навыворот». Фото предоставлено театром-студией «Круг»

У артистов театра «Недослов» тоже есть пенсии, плюс практически все они работают – кто-то по профессии в той же специализированной академии искусств (переводчиками, хореографами, ассистентами), кто-то – на заводе. Многие годы театр не приносил актерам практически никаких заработков, и состав постоянно менялся – запала творить, не имея возможности хоть как-то этим обеспечивать семью, хватало на пару лет. Последние пять лет состав не меняется, так как директор Сергей Бидный посвятил это время тому, чтобы построить жизнеспособную систему. «Моя задача убеждать принимающую сторону и первый раз привозить театр куда-то на гастроли, а потом, как правило, нас приглашают снова – уже на других условиях: сами ищут финансирование, спонсоров, лишь бы мы приехали», — говорит Бидный. Но даже эта востребованность пока не дает артистам такую зарплату, чтобы они «выкладывались и не думали, что надо бежать на ночную смену на завод».

Спектакль «Той, которая впервые узнала, что такое дождь». Фото предоставлено театром «Недослов»

Неопределенный статус

Инклюзивный театр становится все более заметным культурным явлением. После показа на Первом канале документального фильма «Съесть слона» об артистке Маше и зарубежных гастролях театра «Взаимодействие», удалось удачно завершить краудфандинговый сбор на новый спектакль.

Несколько лет назад в театре «Недослов» придумывали сценарий, искали режиссера и средства для съемок клипа с участием неслышащих артистов на песню Петра Налича «Крылья». Сейчас продюсеры популярных артистов сами обращаются к директору, когда ищут необычных актеров.  За спектакль «Отдаленная близость» – совместную режиссерскую работу Андрея Афонина и руководителя берлинского инклюзивного театра Герда Хартмана – в 2014 году театр «Круг II» получил престижную «Золотую маску». Теперь премьеры студии посещают эксперты, постановки нередко попадают в лонг- и шорт-листы премии.

Спектакль «Отдаленная близость». Фото предоставлено театром-студией «Круг II»

Но статус таких театральных объединений по-прежнему не определен.

Молодое и маленькое«Взаимодействие», объединяющее в себе театр и социальное предпринимательство, пока не видит в этом большой проблемы. Для него это, скорее, возможность в любой момент «заморозиться», уйти во внутреннюю работу, подумать о творческих планах.

А вот «Недослову» в пространстве инклюзивного искусства, которое многие по-прежнему воспринимают как качественную, но все же самодеятельность, давно стало тесно. При этом отказаться от статуса некоммерческой организации не выходит, так как без грантовых вливаний не выжить, а в качестве учреждения культуры частный театр не сможет получать такую поддержку, какой пользуются государственные. Вот и приходится «сидеть на двух стульях» — работать в инклюзивном сообществе и в то же время конкурировать с обычным театром. В конце 2019 года театр «Недослов» получил статус Московского городского творческого коллектива, но из-за пандемии положительный эффект ощутить пока не удалось.

Спектакль «Любовь и голуби». Фото предоставлено театром «Недослов»

Руководитель театра «Круг II» Андрей Афонин ведет большую общественную работу, он — один из учредителей Ассоциации деятелей инклюзивного искусства.

«Часто инклюзивный театр – действительно любительский, но сегодня существует достаточное количество проектов, которые показывают, что человек с особенностями может создавать настоящее современное актуальное искусство. И этому необходимо найти легитимную форму и способы поддержки», — говорит Афонин.

По его словам, в Министерстве культуры РФ уже поднимался вопрос о создании реестра негосударственных театров, и, возможно, их поддержка будет включена в программу развития российского театра до 2030 года.

А пока каждый инклюзивный театр выживает, как может. При этом стараясь работать не просто хорошо, а блестяще. В доказывающем свое право на равные творческие возможности «особом» театре каждый спектакль должен быть особенным.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Добрая мода в маске

Фонды «Второе дыхание» и «Арифметика добра» провели благотворительную распродажу дизайнерской одежды. Все вырученные средства пойдут на программу семейного устройства для подростков, оставшихся без попечения родителей.…

Не аниматоры, а часть медицинской команды: в Москве открыт набор в школу больничных клоунов

Благотворительный фонд «Доктор клоун» объявил о начале шестого отбора в школу больничной клоунады. Более девяти лет клоуны фонда помогают детям, которые проходят длительное лечение и…

Не одни в темноте

Накануне Международного дня слепоглухих Мария Муравьева побывала в тренировочных квартирах фонда «Со-единение». В них организовано сопровождаемое проживание для подопечных фонда. Они почти все делают сами.…