Фото из личного архива Светланы Первенецкой

Как социальный предприниматель преподавала «спасработы», проводила на себе экологический эксперимент, основала сеть благотворительных магазинов «Вторник» и выиграла в конкурсе Юрия Дудя.

После победы в конкурсе популярного блогера Юрия Дудя экоактивист и социальный предприниматель из Иркутска Светлана Первенецкая стала вдруг известна в своем городе. Многие горожане приходили в ее благотворительный магазин специально для того, чтобы посмотреть на человека, выигравшего миллион рублей. Светлану причина ее возросшей популярности не смущает – так о ее благотворительных проектах узнает еще больше людей, считает предприниматель.

Якутский туризм и иркутский активизм

В Иркутске Светлана живет только последние десять лет (она переехала туда из Якутии вслед за дочерью), но уже считает себя иркутянкой. В родной Якутии она несколько лет обучала учеников одной из школ Нерюнгри спасательным работам. По ее мнению, преподавать этот предмет было невозможно без турпоходов, а значит и экологических акций, хотя бы в виде сбора мусора.

«Одно потянуло другое: я занималась туризмом, сплавлялась на катамаране по горным рекам Якутии, — рассказывает Светлана. — Из-за этого увлечения меня позвали преподавать такой предмет как «технология», а, по сути, спасработы. Это была школа для девяти- и десятиклассников, которых не взяли в училище или не захотели оставить доучиваться в обычной школе, поэтому за оставшиеся 2-3 года обучения им старались дать какую-то специальность – к примеру, медсестры, секретаря, спасателя.

Горжусь, что двое моих учеников после этой школы и службы в армии стали профессиональными спасателями – работают в МЧС.

Вообще преподавать спасательные работы и не водить детей в походы – было бы странно, а туризм потянул за собой и разные экомероприятия. Поскольку мы часто ходили в походы, и видели, что даже самые отдаленные места замусорены бытовыми отходами – обертки от еды, фантики в 20 днях пути вглубь тайги! Да, сбор мусора – на тот момент таков был уровень моих отношений с экологией».

Фото из личного архива Светланы Первенецкой

Сейчас к акциям по сбору отходов Светлана относится кардинально иначе – не участвует в них принципиально, так как не видит в этом смысла. «Почему один кусочек земли имеет право на то, что быть освобожденным от мусора, а другой этой привилегии лишен? Почему на берегу Байкала мусор нужно убрать, но можно привезти его, скажем, на полигон в Пивовариху? Для меня все эти мероприятия превратились в простое перемещение отходов из точки А в точку Б», – объясняет Первенецкая.

Смысл борьбы с мусором она видит не в его сортировке и переработке, потому что это также требует траты ресурсов – воды, электроэнергии, и даже дополнительного производства того, что планируется переработать, а в осознанном сокращении объемов производимого мусора. «Ведь для переработки пластика нам нужно будет произвести еще немного пластика, бумаги – еще макулатуры. И еще, и еще. Этот процесс только увеличивает объем мусора на планете, поэтому основной экозадачей на сегодня я вижу сокращение объема отходов, которые человек оставляет после себя», – резюмирует Светлана.

Эксперимент на месяц

Именно по этой причине 21 января 2015 года Первенецкая решилась на личный эксперимент – в течение месяца не покупать ничего, что может стать вредным для природы мусором.

До 21 февраля Светлана сознательно выбирала еду без упаковки, отказалась от покупки лишней одежды для того, чтобы не стимулировать производителей и не оставлять после себя лишний мусор, а также попыталась по максимуму сэкономить на потреблении воды, тепла и электроэнергии.

Местные СМИ называли Первенецкую удивительным человеком за то, что она всегда носит с собой алюминиевую фляжку для питьевой воды и тканевую экосумку под продукты вместо полиэтиленовых мешков, которые предлагают на кассе в супермаркетах. На месяц эксперимента иркутянка даже отказалась от походов в кафе, чтобы не «производить мусор» из одноразовой посуды, салфеток, чайных пакетиков и чеков, перестала покупать печенье и конфеты, потому что в Иркутске того времени все они были упакованы в фольгу или полиэтилен. Вместо чая Первенецкая пила горячую воду с лимоном и медом. Люди, оставляющие комментарии к опубликованному интервью со Светланой, очень резвились, в самых безобидных случаях называя «человеком со странностями».

С тех пор прошло пять лет и часть экспериментальных приемов Первенецкая, по ее признанию, ввела в свой быт на регулярной основе. Но не все. «Тот давний эксперимент, когда я по максимуму исключила покупки товаров в упаковке и хлорсодержащие средства, привел к отказу и от гелей для душа, и от шампуней – вместо этого я до сих пор пользуюсь только мылом. Хозяйственным, ведь только его оказалось возможным купить без упаковки, — рассказывает Светлана. — С той поры и волосы не крашу, поскольку найти краску без обертки из пластика не удалось. Поначалу чувствовала себя неуютно с седыми волосами, как-то не привыкли мы к такой естественности, некрасиво, что ли, считается. Но мои сомнения развеяла Дженни Саттон (Дженифер Мей Саттон, филолог из Британии, больше 40 лет преподающая английский язык в Иркутском педагогическом университете; сопредседатель Иркутской  общественной организации «Байкальская экологическая волна», закрытой после признания иностранным агентом и штрафа. — Прим. автора.) – забавно, буквально пара ее слов и я перестала смущаться по этому поводу».

Фото из личного архива Светланы Первенецкой

Применить всю аскезу экспериментального месяца на постоянной основе у Первенецкой не получилось, но, по ее словам, это и не было основной задачей «исследования».

Светлане хотелось на собственном опыте убедиться, реально ли полностью отказаться от потребления товаров и продуктов в упаковке. В итоге она пришла к выводу, что в Иркутске это довольно трудно сделать – даже крупы без упаковки было не найти.

«Сейчас я продолжаю это делать, но без фанатизма. К примеру, если остро захочется кофе на вынос, а кружки с собой не окажется, как и времени на кофейню, я, конечно, позволю себе его купить в одноразовом стакане. Иногда время, которое таким образом экономишь на те же экопроекты, стоит дороже. Ну, и, в конце концов, заслужила я своего рода индульгенцию, нет?» – смеется Первенецкая.

Дом минимального ущерба

В нескольких интервью во времена упомянутого эксперимента Светлана также объявила о своих планах построить себе «самый экологичный» в регионе дом. Спустя пять лет Первенецкая признается, что дом она построила, но назвать его по-настоящему экологичным, к сожалению, не может.

«Не удалось мне отказаться от всех материалов и приборов, негативно действующих на окружающую среду, — рассказывает Светлана. — Альтернативу некоторым так и не удалось найти. Например, теплоизоляция дома эковатой – по технологии перед этим в здании нужно сделать гидроизоляцию и пароизоляцию, а это предполагает материалы из нефти и никак иначе. По крайней мере, пока. Кроме того, многие товары, которые необходимо было закупить на стройку, буквально утопают в пластике. Даже заказанные доски приходят в пленке! Элементарную рулетку покупаешь – она намертво запаяна в пластик, с трудом достать можно».

Однако есть и несколько «строительных побед», которыми Первенецкая гордится. Например, ей удалось настолько качественно утеплить полы опилками, смешанными с известью, что даже зимой в доме из бруса можно по полу ходить босиком.

«Кто живет в своем доме в Сибири, меня поймет, – многозначительно улыбается Светлана. – А еще мы используем биосептик, бактерии которого разлагают больше половины всего мусора, который наша семья производит. Полученной на выходе водой можно поливать огород, а образовавшийся ил использовать в качестве удобрения. В хозяйстве я давно пользуюсь только содой, уксусом и хозяйственным мылом, так что проблем с тем, чем же заменить хлорсодержащие моющие средства, которые убивают живые бактерии для септиков, не было».

Вторник от слова второй

Но все же основной повод для беседы с Первенецкой – ее благотворительный магазин «Вторник». Торговлю одеждой и другими товарами, бывшими в употреблении, Первенецкая открыла для того, чтобы дать вторую жизнь вещам и увеличить срок их службы, сократив трату ресурсов на произведение новых товаров. Сегодня проект «Вторник», помимо трех магазинов в разных районах Иркутска и одного – в Ангарске, состоит из пунктов по сбору вещей (в основном одежды), ставших ненужными прежним владельцам. Это 13 контейнеров примерно в десятке магазинов Иркутска и Ангарска. А начиналось все с небольшой комнаты в 16 квадратов в районе трамвайного тупика.

Фото из личного архива Светланы Первенецкой

«Идея магазина у меня возникла во время одной глобальной уборки дома. Я нашла очень много вещей, которыми не пользовалась, решила их куда-то пристроить и разместила для этого пост у себя в фейсбуке. Люди откликнулись, что-то купили, что-то просто так отдала. Однако больше всего комментариев оказалось на тему «нам тоже некуда деть вещи», – вспоминает Светлана. – За неполные четыре года работы через «Вторник» прошло больше ста тонн вещей. За это время мы прилично расширились – с закутка в 16 квадратных метров до четырех филиалов в двух городах. В каждом магазине своя категория вещей. Иногда отдают совсем новые, иногда чуть ношенные, бывает, и совсем ветхое. Мы сортируем, стираем, гладим и находим применение каждой. К примеру, вещи в хорошем состоянии выставляем в одном магазине, чуть более поношенные – в другом, где ценовой сегмент еще ниже, остальные – увозим в церкви или центры раздачи нуждающимся, совсем ветошь идет на подстилки бездомным животным в приюты. Четвертый филиал, открытый в Иркутске буквально на прошлой неделе, это уже не совсем магазин – скорее, пункт раздачи. Подобный нам пришлось закрыть несколько лет назад. И вот на повторный запуск мы созрели только недавно».

По словам Первенецкой, специфика абсолютно бесплатной раздачи вещей заключается в том, что очень часто организаторам не удается сделать проект именно социальным. Для этого нужен особый контроль – жестче, чем даже в бизнес-проекте.

«Наш прошлый пункт раздачи обокрали, причем сделали это те люди, что перед этим приходили за вещами: вынесли все из пункта выдачи и склада, где лежали еще и вещи, отданные мне на хранение, не принадлежавшие магазину.

К тому времени мы уже осознали, что основная масса посетителей центра выдачи вовсе не относилась к нуждающимся: люди приезжали на иномарках, сгребали бесплатную одежду, не стесняясь, и увозили. Можно ли считать подобное проектом социальным? Думаю, вы согласитесь , что вряд ли», – заключает Первенецкая.

Фото из личного архива Светланы Первенецкой

Вторую попытку запустить центр выдачи Светлана сделала, введя дополнительный отбор нуждающихся – прийти туда могут только по рекомендации какого-либо приюта, социального учреждения или люди, которые смогут доказать, что действительно нуждаются. Первенецкая не считает, что спецконтроль рискует «убить» проект бюрократическими проверками, поскольку сотрудники не оперируют какими-то категоричными требованиями, к примеру, справки о доходах ниже минимального.

«Хотя подобную справку тоже примем во внимание. Но также будет достаточно отзыва соседей – мол, вот семья погорельцев, примите, пожалуйста. Или слов учителя, который скажет, вот дети плохо одеты из такой-то семьи. Надеюсь, этого хватит, чтобы отсечь неуместных посетителей. Будем смотреть по ходу», – говорит Светлана.

Нет у Первенецкой иллюзий и по поводу посетителей магазинов «Вторник». «Я знаю, что они не состоят сплошь из сознательных граждан, желающих сократить нагрузку на экоресурсы планеты. Нет, таких меньшинство. Чуть больше доля «охотников», для которых кайф – найти на развалах редкую вещь, а походы в секонд-хенды для них своего рода спорт. Но самая большая часть посетителей – желающие сэкономить. Ну и пусть, главное, что их желание тоже работает на наше дело», – рассуждает предприниматель.

Фото из личного архива Светланы Первенецкой

От разговора Светлане регулярно приходится отвлекаться: то на просьбу продавца подсказать категорию вновь прибывших вещей, то на вопрос покупателя. А иногда и на слова благодарности от постоянных или новых клиентов. Возвращаясь к беседе, Первенецкая замечает, что в магазинах «Вторника» покупатели отдают за вещи деньги, пусть и небольшие, но часто благодарят персонал, а в бесконтрольные пункты раздачи приходят и берут вещи совершенно бесплатно, но при этом умудряются в лучшем случае высказать сотрудникам претензии, а нередко и нахамить.

Еще одним мифом, который мимоходом развенчивает Первенецкая, оказывается связка «благотворительный проект = волонтер».

Предприниматель принципиально не использует труд добровольцев в работе магазинов «Вторника» – только продавцы «на зарплате».

«Человек, который ничего не получает, ни за что не отвечает. Наш магазин пусть и социальный, но бизнес, — подчеркивает Светлана. — И для того чтобы в нем работать, надо знать, как вести учет, работать с кассой, искусство продаж. А не просто караулить вещи. Кстати, магазин наш начал зарабатывать после первых месяцев простоя не только из-за переезда в более удачное место, но и оттого, что отправили продавцов на курсы активных продаж, разработали несколько акций для покупателей. Кроме того, в магазине очень много категорий: чтобы разобраться в них, нужно время. И это работа на полный день, то есть не для большей массы волонтеров».

Сотрудники проекта «Вторник». Фото из личного архива Светланы Первенецкой

Социальная ответственность проекта заключается не только в стимулировании вторичного использования вещей, но и в том, что вся прибыль магазина за вычетом расходов идет на благотворительность. Точную цифру благотворительных переводов магазина Первенецкая сходу не помнит и просит посмотреть на сайте проекта, где ежегодно публикуются отчеты о доходах и расходах «Вторника».

«400 тысяч рублей в прошлом году удалось сделать прямых пожертвований. В основном это переводы в благотворительный фонд «Дети Байкала». Помню, что за все время работы «Вторника» нам удалось оплатить создание анкет для 10 тысяч сирот. Еще мы перечисляем средства приюту для животных «Томасина» и в зоосад Ботанического сада Иркутского госуниверситета», – объясняет Светлана.

Фото из личного архива Светланы Первенецкой

Добавили до миллиона

Выигранный в конкурсе блогера Юрия Дудя и компании «Л’ Этуаль» миллион рублей «Вторник» еще не получил. Но победителям пришла радостная новость от организаторов – сумму приза решено увеличить на сумму налога для того, чтобы предприниматели получили «на руки» весь миллион, а не за вычетом 35-процентных отчислений государству.

«Видимо, сыграл свою роль курс рубля, падавший последние несколько недель. На задумки, которые к тому времени успели озвучить все три победителя, суммы уже стало не хватать. Ну и комментарии к новостям, возможно, тоже повлияли на позитивное решение авторов конкурса – многие пользователи отмечали, мол, на 650 тысяч рублей предпринимателям особенно не разбежаться», – предполагает Светлана.

На что потратить выигранный миллион, Первенецкая решила не сразу – к победе она оказалась совершенно не готова.

«Комментарий под постом Юрия написала так, на всякий случай, чтобы после не корить себя за то, что не решилась поучаствовать.

Комменты в Инстаграм, как вы знаете, ограничены количеством знаков, и мне даже пришлось порядком урезать свой. Честно говоря, я подумала, что толком в этом коротком сообщении идею «Вторника» мне выразить не удалось. Оказалась не права», – признается Светлана.

После раздумий она решила закупить на сумму выигрыша еще 10 контейнеров для сбора одежды и электрофургон. Кстати, если до решения компенсировать предпринимателям налог Первенецкая планировала покупать для «Вторника» электромобиль в кредит, используя средства выигрыша в качестве первоначального взноса, то сейчас надеется, что суммы хватит на покупку электрокара без займа.

«Пока отданные горожанами вещи из пунктов сбора забирает на своей машине мой муж, это обычная легковушка. Что, конечно, не соответствует целям нашего экобизнеса. Да, пока в области электромобили еще в диковинку, и общественных заправок практически нет. Но в городе это и не требуется – к примеру, мой знакомый, IT-предприниматель, несколько лет уже на таком передвигается, прекрасно заряжая его от обычной розетки из дома», – рассказывает иркутянка, радостно замечая, что людей, ответственно относящихся к экологии, в ее городе стало значительно больше буквально «за считанные годы».

Если в 2015 году, публично рассказав о своих планах по сокращению бытового мусора, каких-то личных лайфхаках, она чувствовала себя «белой вороной и, мягко говоря, чудачкой», то сейчас таких людей уже не единицы, а заметная такая прослойка, резюмирует Первенецкая.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем