Фото: Ben White / Unsplash

Как психологам и педагогам помогают преодолеть страх перед следователем и научиться правильно общаться с детьми, которые столкнулись с сексуальным насилием, корреспондент АСИ узнал у специалистов центра «Каритас Санкт-Петербург» и социального приюта «Транзит».

Учитель физкультуры на следствии

По статистике Генпрокуратуры, предоставленной «Известиям«, число преступлений против половой неприкосновенности детей и подростков в России увеличилось на 20% в 2019 году по сравнению с 2016 годом. В 2019-м зарегистрировано 14,8 тыс. таких преступлений. Статистика Росстата также указывает на рост преступности в отношении несовершеннолетних с 2016 года.

Согласно ст. 191 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля и в таких следственных действиях, как очная ставка, опознание и проверка показаний на месте, обязательно должен участвовать педагог или психолог. Но не любой психолог может работать со следователем и ребенком, пережившим насилие, для этого нужен высокий уровень подготовки и особые навыки.

В Санкт-Петербурге квалифицированных кадров мало. Поэтому следователи приглашают специалистов из школ, детских садов для участия в досудебном производстве. Могут позвать, например, учителя физкультуры. Однако специалист, не имеющий опыта сопровождения несовершеннолетних в подобных мероприятиях, вряд ли сможет оказать необходимую помощь.

Сегодня в городе есть только одна служба, которая помогает в этой ситуации. Она создана на базе социального приюта для детей «Транзит». В 2011 году Главное следственное управление Следственного комитета по Санкт-Петербургу подписало соглашение с Комитетом по социальной политике, которому подведомственен приют, о том, что именно психологи «Транзита» сопровождают детей в ходе следственных действий. Это значит, что специалистов приюта следователи вызовут для поддержки ребенка с большей вероятностью.

Фото: Priscilla Du Preez / Unsplash

Группа поддержки

Однако, специалистов в этой области все еще недостаточно. Поэтому «Транзит» вместе с центром «Каритас Санкт-Петербург», который помогает социально незащищенным горожанам, в 2019 году решили создать группу психологов для помощи детям-жертвам и свидетелям насилия, членам их семей. Специалисты будут участвовать в следственных действиях и помогать семьям в долгосрочной перспективе, консультировать других психологов.

«У «Транзита» есть большой опыт, они реализовывали почти такой же проект два года назад, — говорит Наталия Певцова, директор «Каритас Санкт-Петербург». — Их специалисты участвовали в следствии и видели, какие большие проблемы возникают из-за того, что следователи не знают, как работать с ребенком. Это еще больше усугубляет психологическую травму пострадавшего от насилия. Они начали проект, а мы подхватили. «Каритас» работает в этой теме более десяти лет. Мы ищем специалистов, которые смогли бы юридически поддерживать семью, где живет переживший насилие ребенок, мы поддерживаем близких родственников, у которых нет средств на адвокатов».

На обучение поступило много заявок, из них организаторы проекта выбрали тех, кто готов после окончания обучения участвовать в следственных действиях. Сейчас постоянно посещают занятия 19 человек. Учеба — раз в месяц. На это время на основной работе специалистам дают выходной. В обучении используют наработанные «Транзитом» методики.

Фото: Софья Олейник / предоставлено центром «Каритас Санкт-Петербург»

Страх перед следователем

«Мы не только читаем лекции, есть и практические занятия, на которых мы рассматриваем конкретные случаи, — уточняет Певцова. — Допустим, психолог столкнулся с непониманием следователя. Тогда мы приглашаем стороннего специалиста. Потому что человеку легче открыться тому, кого он не знает: не своему преподавателю, а специалисту из другого проекта. Работаем и с профессиональным выгоранием у специалистов: когда они не видят результата своего труда, когда возникает усталость».

Как рассказала Софья Олейник, заместитель директора по профилактической работе приюта «Транзит», на обучении психологи встречаются и с самими следователями. «Мы это делаем для того, чтобы у психологов сломались барьеры. Ведь очень много внутреннего сопротивления: следователь — это человек в погонах, как с ним разговаривать? После каждого мероприятия мы собираем отзывы: психологи пишут, что страх перед следователем ушел», — объясняет Олейник.

По результатам обучения психолог должен уметь задавать пострадавшему ребенку правильные вопросы, писать психологическое заключение, знать, что противоречит российскому законодательству.

На такую работу не должны выходить специалисты, которые пережили, но не проработали подобную травму, уточнила специалист «Транзита».

Фото: Engin Akyurt / Unsplash

Знакомство с ребенком

Работа психолога начинается до следствия. Он знакомится с ребенком и пытается создать благоприятную и безопасную атмосферу: психолог рассказывает ему, что с ним будет происходить. Чаще всего ни родители, ни следователи не готовят к этому детей. Родители испытывают эмоциональное потрясение, а следователи занимаются другими задачами.

«Люди приходят на индивидуальные или групповые консультации, участвуют в групповых занятиях, арт-терапии. Нужно снять негативные последствия. Даже если ребенок этого не понимает, он получил огромную травму, которая выльется в проблемы в будущем: невозможность работать, найти себя, недоверие к людям. Наш центр, который работает со взрослыми, видит это», — говорит Наталия Певцова.

Для ребенка, который подвергся сексуальному насилию или стал его свидетелем, главное — получить от взрослого поддержку и попасть в безопасную среду, где его понимают и где обидчик наказан, отмечают организаторы проекта.

Фото: Thanh Duc Phan / Unsplash

Во время и после следствия

«Важно, чтобы в момент следственных действий рядом сидел специалист, который может сказать следователю: извините, ваш вопрос некорректен. Нужно работать и со следователем, и с ребенком, чтобы не нанести детям еще больший вред», — добавила Певцова.

По словам специалистов «Транзита», раз в квартал психологи приюта выезжают и для подготовки молодых следователей: рассказывают, как вести допрос, что говорить детям, работают с Академией Следственного комитета.

После того как следствие закончилось, необходима психокоррекционная работа. «К сожалению, по нашей статистике, из десяти семей после следственных действий до реабилитационной работы доходит только одна. Несмотря на то, что мы их мотивируем, раздаем им памятки, к чему приведет травма, если не отрабатывать ее. Очень многим взрослым проще закрыть глаза», — говорит Олейник.

Начало работы

С февраля 2020 года участники проекта начали выходить на следственные действия. Семь специалистов проекта участвовали в 14 следственных действиях.

«Вначале следователи просят только специалистов из «Транзита», но мы убеждаем их взять наших учеников. Учитывая, что за февраль мы не получили ни одного нарекания на их деятельность, будем считать, что стартовали мы успешно», — резюмировала Софья Олейник.

Проект «Формирование профессиональных компетенций у специалистов, сопровождающих детей, пострадавших от сексуального насилия» получил грант Президента РФ. Его реализует Католический благотворительный центр «Каритас Санкт-Петербург» вместе с приютом «Транзит». Спецпроект «Победители» Агентства социальной информации рассказывает о некоммерческих организациях, которые стали победителями конкурса Фонда президентских грантов. Герои публикации выбираются на усмотрение редакции. Мы рассказываем самые интересные истории из регионов России от организаций, работающих в различных направлениях социальной сферы.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем