Елена Тополева. Фото: Вадим Кантор. Фото: Вадим Кантор

Директор АСИ — о том, как женщину видит общество, и как она видит сама себя.

Недавно у меня была прекрасная возможность подумать на эту тему. Потому что в память о Раисе Максимовне Горбачевой к 20-летию со дня ее смерти вновь прошло заседание клуба «Современная Россия: взгляд женщины». Именно с этой темы когда-то начинался Клуб Раисы Максимовны, членом которого мне посчастливилось быть.

Тогда, в конце 1990-х, площадки, где лидеры независимых некоммерческих организаций новой волны, представители науки, журналисты могли бы обсуждать актуальную социальную повестку, были большой редкостью. А то, что новую площадку возглавляет первая леди страны, вообще казалось чем-то невообразимым. И кстати, кажется до сих пор. Потому что первых леди – активных, публично заявляющих свою общественную позицию — у нас не было не только до Раисы Максимовны, но и после нее. Она была единственной и неповторимой и в советское время, и в постсоветское.

В этот раз в заседании «Современная Россия: взгляд женщины» вместе с теми, кто был членом клуба еще в 1990-е, участвовали молодые женщины, добившиеся успеха в разных сферах: в журналистике, бизнесе, науке, некоммерческом секторе. И знаете, что меня сразу поразило? Споры кипят те же самые. Так же, как тогда, в 90-е, женщины сталкиваются с неравенством, дискриминацией – и в семье, и на работе. И так же, как тогда, только часть общества это признает. А другая часть отрицает проблему гендерного неравенства. И есть люди, которые ее просто не замечают.

Я очень рада тому, что по-прежнему в Клубе Раисы Максимовны даже самые острые споры ведутся корректно, с уважением к иной точке зрения. Это мало где осталось в нашей жизни, к сожалению. Терпимости к чужому мнению, мне кажется, стало меньше. Дискуссии все чаще выходят за рамки цивилизованного диалога, превращаются в агрессивные нападки друг на друга. И женской проблематики это касается в полной мере. В свое время я предложила организовать в Общественной палате РФ обсуждение Национальной стратегии в интересах женщин. Что тут началось! Нападки, оскорбления, возмущение, как такое в принципе возможно в Общественной палате! Это при том что я – не разработчик, не составитель, не инициатор создания этого документа (потом, кстати, благополучно принятого и действующего до сих пор), я просто предложила поговорить о нем в ОП. Печально, но это далеко не единственный случай, когда приходилось сталкиваться с такой реакцией на гендерную тему.

Впрочем, как справедливо заметили коллеги, обсуждение роли женщины в обществе часто накаляло атмосферу и 20 лет назад. Раиса Максимовна каждый день ощущала это на себе. Страшно вспомнить, сколько злобы выплескивали на нее только за то, что она перешагнула стереотип. За то, что не захотела быть тенью мужа на официальных приемах и осмелилась стать самостоятельной фигурой в общественной жизни. За то, что сумела остаться при этом любящей женой и верным другом, элегантной женщиной и интересным собеседником…

Лично мне кажется, что за два десятилетия возможностей у женщин все-таки стало больше, хотя, конечно, проблем все еще предостаточно. Но что изменилось совершенно точно – 20 лет назад у нас было гораздо больше женских некоммерческих организаций. Сегодня их почти не осталось. Женщин в секторе много, а НКО, которые защищают права женщин, на грани исчезновения. Стоит подумать, почему.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем