Фото: Александра Захваткина / АСИ

На Байкале скоро начнется туристический сезон — готов ли к нему заповедный остров?

Ольхон — самый крупный остров на озере Байкал. Здесь живет 1,7 тыс. человек, но в летний период население острова вырастает в разы. За навигацию 2017 года три парома, курсирующие между Ольхоном и материком, перевезли на остров 273 тыс. человек, что в 160 раз превышает количество местного населения. Сможет ли Ольхон «переварить» такое количество гостей, вопрос открытый.

Поселок Хужир, самое крупное поселение острова, находится на берегу озера. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Ольхон принимает гостей

«Усадьба Бенчаровых» — семейный отель, который супруги Наталья и Никита открыли больше 20 лет назад в поселке Хужир, крупнейшем населенном пункте острова. В то время на Ольхоне не было даже электричества: линию ЛЭП сюда провели только в 2005 году. Это, конечно, привлекло предпринимателей: в последние годы на Ольхоне открывается все больше баз отдыха.

«Сейчас на острове стоит вопрос о количестве туристических баз — оно немножечко больше, чем Ольхон может проглотить. Антропогенная нагрузка на остров выше допустимого», — считает основатель усадьбы Никита Бенчаров.

На Ольхоне нет мусорного полигона и мест для утилизации отходов. Все отходы вывозят на материк. По словам Бенчарова, главная проблема — это вывоз жидких бытовых отходов. Переправа на материк бывает закрыта пару месяцев в году: в январе, когда встает лед, и в апреле-мае, когда он тает. Все это время остров накапливает отходы. В летний же сезон ассенизаторская машина вместимостью 13 тонн приезжает в Усадьбу почти каждый день, стоимость такого приезда — около 10 тыс. рублей.

Сейчас в «Усадьбе Бенчаровых» может разместиться около 70 человек, хотя раньше могло проживать больше. Владельцы осознанно сократили количество мест на базе отдыха.

«Для начала нам надо улучшить экологическую составляющую, а потом можно принимать больше гостей. Все нужно делать очень грамотно, этап за этапом, причем экологическая сфера должна опережать развитие бизнеса. Мы можем принимать больше гостей, но для этого нам нужно несколько лет работать в экологическом направлении», — говорит Бенчаров.

Скоро к священной скале Шаманке потянутся туристы. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Оплатить картой, поймать попутку

В магазине при «Усадьбе» продают типичные для здешней местности сувениры: байкальские травяные сборы, варенье из шишек, магниты в виде нерп. Туристы охотно расплачиваются банковскими картами и воспринимают это как само собой разумеющееся. Однако расплатиться картой на Ольхоне можно далеко не везде, а снять наличные — только в здании Почты России.

«Самый популярный вопрос туристов: можно ли оплатить картой? Логично, что они не везут с собой наличные деньги», — говорит председатель совета общественной организации Ольхонского района «Новое поколение» и основательница «Усадьбы» Наталья Бенчарова.

Летом 2018 года Министерство экономического развития Иркутской области обращалось в Сбербанк и «Почта Банк» с просьбой установить терминалы самообслуживания в поселке Хужир. Первый ответил, что это нецелесообразно: слишком мало человек живет на острове. Второй — установил POS-терминал в отделении Почты России.

Уже почти год жители и гости острова могут снять или зачислить наличные на банковские карты — раньше для этого нужно было ехать в село Еланцы за 90 километров. Ольхонцы пока не привыкли, что теперь наличные можно снять на почте, и на вопрос приезжих «Где здесь можно снять деньги с карты?» иногда отвечают: «Нигде».

Баба Маша покупает семена редиса за наличные. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Баба Маша живет на Ольхоне 20 лет из своих 80. Времена, когда на острове не было электричества и, следовательно, телевизора, вспоминает с теплом. Банковская карта ей не нужна: небольшую пенсию получает всю разом. Сегодня она пришла купить семена редиса: все-таки скоро лето, можно сажать.

Жизнь на острове бабе Маше нравится, только туристов летом слишком много и больницы нет. В прошлом году у нее прихватило сердце, пришлось ловить попутку и мчаться в Еланцы — ближайшее село, где есть больница. Хотя мчаться это, конечно, громко сказано: почти час по грунтовке до переправы, потом полчаса на пароме и еще час по материку до больницы. Если прихватит ночью, надо держаться до утра: паром ходит только днем.

«Мусорный» остров

Деньги — не единственное, что туристы оставляют на Ольхоне. Есть еще мусор. Островное положение Ольхона делает вывоз отходов на материк в разы дороже и сложнее. Жители платят за вывоз одного куба мусора 522 рубля, рассказывают владельцы базы отдыха. В месяцы, когда переправа закрыта, мусор складируют на временных площадках, потом — везут в местность Имел-Кутул, где в 2011 году построили мусорный полигон. С 14 февраля по 20 марта этого года региональный оператор «РТ-НЭО ИРКУТСК», отвечающий за чистоту Ольхона, вывез с острова около 1 200 контейнеров с мусором.

«Конечно, количество туристов влияет на количество мусора: чем больше «палаточников» отдыхает на берегах Байкала, чем больше отдыхающих на турбазах, тем больше мусора. Пик сезона – июль-август. Мусора очень много», — рассказывает Надежда Николаева, руководитель общественной организации «Мой Байкал».

Волонтеры организации убирают берега Байкала, район Малого моря и остров Ольхон в том числе. С 5 по 9 июня они проведут очередную акцию, чтобы собрать все, что накопилось за зиму и подготовить остров к туристическому сезону.

Мусор — большая проблема Ольхона. Фото: Александра Захваткина / АСИ

«Фактически количество мусора увеличивается, но и жители острова становятся более сознательными: они поняли, что, если не будут ничего делать, то просто зарастут в этом мусоре. Сейчас ситуация более-менее стабильная: мы все время прибираемся, да и местное население проводит свои акции», — говорит Николаева.

В позапрошлом году, рассказывает Надежда, инициативная группа местных жителей поставила на острове Ольхон несколько контейнеров для раздельного сбора мусора. Потом их взяла на баланс администрация, потому что вывоз на материк стоит денег, которых у волонтеров нет. Сейчас, говорит Надежда, и местные, и приезжие собирают стекло и пластик отдельно. Во всяком случае, контейнеры регулярно наполняются. Транспорт для вывоза рассортированного мусора на полигон предоставляет национальный парк.

В апреле этого года спецпредставитель Президента России по экологии Сергей Иванов отметил, что сбор и утилизация мусора на Ольхоне должны проводиться не силами волонтеров, а специальными организациями, но добровольцы традиционно играют большую роль в решении «мусорного» вопроса.

В 2016 году у острова и всего Ольхонского района была надежда на устойчивое экологическое развитие, когда местный предприниматель Алексей Бардунаев выиграл грант областного правительства на покупку пресса для переработки мусора прямо на острове. Тогда Алексей мечтал, что покупка пресса позволит сократить количество мусора на острове на 40% и он сможет решить «экологическую проблему, нависшую над Байкалом».

«У нас было два пресса — один на полигоне в местности Имел-Кутул, второй, поменьше, — на острове Ольхон. В 2016-2017 они работали. Мы забирали мусор у населения, отправляли на полигон, прессовали в брикеты и попутным транспортом везли в Иркутск, а оттуда – на вторичную переработку в Челябинск», — рассказывает Алексей АСИ.

В 2018 году Бардунаеву пришлось остановить деятельность: у него не было лицензии на сбор и транспортирование коммунальных отходов. Сейчас заниматься твердыми бытовыми отходами имеет право только региональный оператор, Алексей готов передать прессы ему или муниципальным властям.

«Самое главное, чтобы прессы работали, а мусор не закапывался в землю, а прессовался и отправлялся в город. Тем более жители Ольхона приучены к сортировке мусора, они знают и умеют это делать», — говорит Бардунаев.

Экоактивисты и жители острова уверены: Ольхон — не место для мусора. Фото: Александра Захваткина / АСИ

О необходимости переработки мусора прямо на острове говорила и Наталья Бенчарова. По ее мнению, вывозить мусор с Ольхона экономически нецелесообразно.

«Система может работать, если перерабатывать большую часть отходов на острове», — отмечала Наталья.

Бардунаев также подчеркивает: гораздо острее на острове стоит проблема жидких коммунальных отходов. По его словам, в Ольхонском районе есть всего одни очистные сооружения, где перерабатывается 14 кубических метров в сутки. В летний же сезон в районе образуется порядка тысячи кубов.

«Проблема в том, что нормативы не позволяют строить очистные сооружения вокруг Байкала. И наши чиновники зашли в тупик. Со стороны Бурятии сейчас вводятся поправки в Водный кодекс — надеюсь, вопрос решится», — говорит экоактивист.

«Переварит» ли остров тысячи туристов, пока непонятно. Фото: Александра Захваткина / АСИ

По его словам, пока на Ольхоне не создана инфраструктура, о росте туризма не может быть и речи.

«Сейчас, чтобы построить на острове туалет, нужно пройти государственно-экологическую экспертизу и заплатить за документооборот от 200 до 500 тыс. рублей. О чем говорить, если у нас люди умудряются строить турбазы на землях сельскохозяйственного назначения? Если так дальше будет продолжаться, Байкал можно просто закрывать», — говорит Бардунаев.

UPD. В ответ на запрос АСИ по поводу наличия больницы на острове заместитель мэра Ольхонского района Раиса Белеева сообщила, что в здании Хужирской участковой больницы на острове сейчас проводится капитальный ремонт. Его планируют завершить к концу года. Пока на острове действует Хужирская районная амбулатория в здании на ул. Лесная.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем