Елена Павлова. Фото: Слава Замыслов / АСИ

Полезно ли учить иностранные языки с раннего детства, может ли заговорить немой и существуют ли выдающиеся способности к иностранным языкам.

Во всем мире 21 февраля отмечают День родного языка. По сообщениям ЮНЕСКО, около 3 тыс. языков мира находятся под угрозой исчезновения, из них 136 – на территории России. Под угрозой, в первую очередь, оказались редкие языки, английскому же гибель не грозит: на нем разговаривает более миллиарда человек на планете и еще примерно столько же его изучают. Раньше в России иностранный язык появлялся в школьной программе только в пятом классе, сейчас все чаще его начинают учить в раннем детстве.

В билингвальном детском саду English Nursery and Primary School (ENS) детей от двух лет учат одинаково свободно говорить и думать на двух языках: русском и английском. Кандидат педагогических наук Анна-Мария Николаева основала ENS в 2004 году, сейчас это сеть из шести филиалов. С 2010 года ENS совместно с фондом «Детям с любовью» поддерживает детей-сирот и выпускников детских домов: организует образовательные программы, обустраивает библиотеки и игровые пространства. Заместитель директора по научной деятельности English Nursery and Primary School Елена Павлова рассказала Агентству социальной информации, почему дети-билингвы более развиты, можно ли забыть иностранный язык и почему миграция населения создает проблемы для образования.

На каком языке преподают в билингвальных детских садах ENS?

У нас билингвальная специфика. Мы создаем языковую среду для развития и образования ребенка. Она должна отвечать его психофизиологическим потребностям и особенностям. Погружая его в языковую среду, мы заботимся о том, чтобы выполнялись следующие требования: чистота языка, наличие языкового контакта (как правило, с детьми работают носители языка), наличие диалоговой среды и игровой атмосферы. Все это позволяет ребенку быстро освоить новый язык с опорой на те же механизмы, которые задействованы при освоении родного языка.

В дошкольном возрасте самый эффективный метод изучения языка — метод погружения. Он позволяет освоить язык на уровне носителя: ребенок будет владеть всем разнообразием лексических и лингвистических средств, свободно поддерживать контакт с людьми разного возраста, сможет продолжить обучение на языке.

Связано это с тем, что ребенок буквально проживает все учебные и бытовые ситуации на языке: играет, гуляет, дружит, общается, обучается на нем. Когда педагоги разговаривают между собой на языке, ребенок слышит фоновую речь и усваивает образцы живого языка. А высокая частотность повторения этих образцов приводит к тому, что ребенок их присваивает и в каждый конкретный момент деятельности использует в соответствии со сложившейся ситуацией.

Фото: Слава Замыслов / АСИ

Может ли ранее развитие быть вредным?

В научном пространстве существуют разные мнения по этому вопросу. Если используются технологии, неадекватные возрасту, то, конечно, они могут привести к сложностям в развитии ребенка. Но мы говорим не о «раннем развитии», а о том, что сама среда должна способствовать развитию ребенка, а методы работы с детьми должны быть адекватными его возрасту и потребностям: игра, моделирование, беседа, работа с природными материалами, физическая активность. Само по себе развитие на любом языке — процесс естественный.

Билингвизм стимулирует когнитивное развитие ребенка: память, логику, воображение, решение задач. Мы проводили диагностику, которая показала: у детей, владеющих двумя языками и обучающихся на двух языках, память и мышление развиты лучше, чем у их сверстников, говорящих на одном языке.

Это не значит, что монолингвы глупее. Просто некоторые мыслительные процессы у детей-билингвов проходят иначе: они решают задачи разными способами, ищут информацию в разных источниках. Дети-билингвы чувствуют себя комфортно в любой среде. У них хорошо развито ассоциативное мышление. Если вы, например, спросите билингва, как можно использовать ботинок, он придумает 100 разных способов.

Несколько зарубежных институтов исследовали факторы, влияющие на развитие болезни Альцгеймера. Они доказали: люди, владеющие двумя языками, менее подвержены этому заболеванию. Среди билингвов количество людей с болезнью Альцгеймера значительно меньше, чем среди монолингвов.

Правда, что с возрастом иностранные языки даются сложнее?

Правда. В детстве учить язык легче, причем самым благодатным временем считается возраст от рождения до пяти-шести лет. Потом уже сложнее. Дело в том, что ребенок осваивает лексику, грамматику и семантику через деятельность. В этом случае язык становится инструментом жизни. У взрослого же язык — это объект изучения, там работают совсем другие стратегии усвоения материала.

Фото: Слава Замыслов / АСИ

Любой билингв с легкостью станет полилингвом, потому что у него есть опыт работы с разными языковыми системами. Монолингву, когда он уже преодолел сензитивный период (период в жизни человека, создающий наиболее благоприятные условия для формирования у него определенных психологических свойств и видов поведения. – Прим. ред.) и ему больше семи лет, стать полилингвом сложнее.

Даже если билингв долгое время не использует второй язык, у него сохранится способность быстро его восстановить, потому что у него уже сформировано два языковых центра. Также он сможет быстро освоить третий и четвертый языки. То есть даже если язык не используется, языковой потенциал сохраняется.

Способность к иностранным языкам – она вообще существует?

Изначально у всех людей равные способности к изучению иностранного языка. Ребенок рождается открытым к информации на любом языке. У нас много рецепторов, которые связаны с восприятием, и слух для младенца – один из главных.

Мы все рождаемся со способностью освоить любой язык или несколько языков сразу. Все зависит от того, развивают эту способность или нет.

Если ребенку предлагают языковую среду, эта способность развивается сама: человек вынужден взаимодействовать со средой, в которой растет. Эта уникальная способность ребенка позволяет ему освоить любой язык совершенно естественно, наслаждаясь процессами познания.

Есть ситуации, когда ребенку не рекомендуют освоение второго и третьего языка. При поступлении в ENS мы проводим психолого-педагогическую диагностику, когда специалисты играют с ребенком и общаются с родителями. Если мы видим, что по каким-то физиологическим или психологическим причинам у малыша нарушено формирование русской речи, можем спрогнозировать, что у него возникнут дополнительные сложности в связи с погружением в другую языковую среду. В таких случаях мы отказываем в поступлении, но даем рекомендации, как помочь ребенку.

Как обстояло дело с билингвами раньше?

В Советском Союзе было очень много билингвов. Но государственным языком был русский, все обучались на нем, поэтому школьные программы были разработаны с учетом языковой специфики населения страны. В начале 2000-х годов пришло понимание, что нужно сохранять национальное наследие, и в школьные программы стали включать дополнительные занятия по родному языку. К тому времени многие малочисленные народы потеряли свой язык. Это объяснимо: родители ориентируются на то, чтобы подготовить ребенка к жизни в государстве, соответственно, язык для него – инструмент обучения и развития.

Современные тенденции предъявляют к образовательным системам новые требования, среди которых — необходимость билингвальных образовательных программ.

Российская образовательная система столкнулась с проблемой миграции населения. Часто случается, что в русскоязычную школу приходят дети, которые вообще не говорят на русском языке. Такое происходит, если детский сад ребенок не посещал, а родители дома поддерживали только родной язык.

Очень важно как можно быстрее адаптировать таких детей к языку социума и дать им базовые навыки владения языком до начала обучения или хотя бы в первые месяцы учебы в школе. Наличие в классе ребенка, не понимающего язык учителя и одноклассников, приводит к тому, что страдает весь образовательный процесс. Такому ребенку очень тяжело в начале школьного пути.

Можно создавать условия, при которых ребенок будет осваивать родной и иностранный языки с дошкольного возраста. Это поможет ему в учебе и в дальнейшем его становлении как специалиста.

От редакции: следующий вопрос содержит спойлер к книге Гузели Яхиной «Дети мои».

Фото: Слава Замыслов / АСИ

В книге Гузели Яхиной «Дети мои» описывается, как ребенок до пяти лет общается только с немым человеком, а потом, попав в языковую среду, начинает говорить. Это реально?

Чтобы у ребенка сформировалась звукопроизносительная сторона речи, нужен опыт правильного речевого общения. Ребенок соотносит звуковую форму слова с конкретным предметом или действием. Это называется семантизация, когда конкретному слову мы присваиваем определенное значение. Если немой человек присваивает какому-то предмету слово с искаженной звуковой формой, ребенку потом будет трудно перестроить свой речевой аппарат.

Пять лет – это еще сензитивный период. Если в этом возрасте ребенок попадает в языковую среду, он может быстро научиться речи: его речевой аппарат продолжает развиваться.

Но не исключено, что в его звукопроизношении будут отклонения: у ребенка нет навыка правильного восприятия звуков и интонирования, он этого просто не слышал. Попадая в языковую среду, он слышит пример и может заговорить при условии, что фонематический слух (способность к различению отдельных звуков. – Прим. ред.) ребенка будет сохранен. Однако насколько чистой будет речь такого ребенка – большой вопрос. Скорее всего, ему однозначно потребуется логопедическая коррекция речи.

 Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем