инклюзивный детский сад

В 2015 году в Нижнем Новгороде открылся частный инклюзивный детский сад, куда ходят дети нейротипичные и с особенностями развития.

Основательница детского сада Светлана Свержова рассказала АСИ о том, как она пришла в социальный бизнес, о преимуществах инклюзивного сада для детей и их родителей и своем участии в акселераторе Агентства стратегических инициатив.

Как устроен частный детский сад?

Инклюзивный детский сад располагается в квартире обычного жилого дома и рассчитан на одновременное пребывание всего десяти воспитанников. С детьми работают четыре воспитательницы, включая руководительницу сада. День пребывания ребенка обойдется родителям в 16 тыс. рублей в месяц, полдня – 13 тысяч.

«Погружать особенного ребенка в коллектив, где находятся 20-25 человек, нельзя. Мы стараемся поддерживать комфортную обстановку, близкую к домашней. Упор делается на творчество, развитие моторики и сенсорную интеграцию. Дети работают с различными материалами. В общем, развиваемся через творчество», — объясняет Светлана Свержова концепцию детского сада.

Светлана Свержова

Завтрак, обед и ужин для воспитанников готовят здесь же. «Родители сами об этом попросили. Мы все делаем на пару, стараемся кормить детей овощами, на зиму сушим садовые фрукты и ягоды. Некоторые мамы даже жалуются на слишком хорошее питание, особенно мамы девочек. Говорят: не кормите мою дочь столько – она у вас полнеет. Другие, напротив, удивляются, что дома ребенок ничего не ест, а у нас его за уши не оттащишь», — рассказывает Светлана.

На вопрос, как она все успевает, отвечает просто: «Я очень люблю свою работу. Когда любишь свою работу, все успевается. Всех людей любить невозможно, но я люблю свое дело».

По ее словам, подобных заведений, где бы полный рабочий день сосуществовали дети с особенностями и нейротипичные, в Нижнем Новгороде больше нет. Это подтверждает и мама девочки Стеши, Анна Павлова, впервые посетившая с дочерью детский сад.

«У Стеши ДЦП и эпилепсия. Она не может самостоятельно сидеть, стоять и ходить, речь ненаправленная. О подобных детских садиках в городе я больше не слышала. Есть центр, куда мы ходим на развивающие занятия, но это всего два-три часа, и все дети находятся там с родителями. Обычно семьи с особенными детьми делают выбор в пользу реабилитации, что очень тяжело для мамы. Я думаю, тут важно найти баланс. Отдавая ребенка в детский сад, мама может посвятить время себе и своему развитию. И в нашем случае реабилитация не может занимать большую часть года. Для ребенка это большая нагрузка», – говорит мама особенной девочки.

Одни социализируются, другие избавляются от эгоизма

«Особенные дети у нас общаются с обычными, учатся, социализируются. Посмотрите на Тимофея, – говорит Светлана Свержова, показывая на улыбчивого голубоглазого мальчика. – Шесть лет он сидел дома. У него ДЦП и слабоумие, развитие мозга, как у ребенка в годик. Когда он к нам только пришел, у него были преимущественно хватательные движения рук, как у совсем маленьких, он не фокусировал взгляд. Сейчас всего этого нет, появились какие-то ласковые жесты, он улыбается, смотрит в глаза, общается. Развитие в группе формирует у особенных детей навыки обслуживания себя и общения».

По словам руководительницы детского сада, никто из родителей нейротипичных детей не возражал против пребывания в группе с особенными подопечными. «Слава богу, меня судьба сводит только с мудрыми родителями. Обычные дети очень тянутся к детям с особенностями. И родители обращают внимание, что дети из инклюзивных групп становятся менее эгоистичными, например, по отношению к пожилым людям. А видя физические изъяны, способны проявить заботу», – отмечает Светлана Свержова.

«Самым сложным было поверить в себя»

Светлана открыла детский сад, когда осталась с детьми на руках фактически без средств к существованию. Но идея работать с особенными детьми появилась у нее гораздо раньше.

инклюзивный детский сад

«Четыре года назад меня бросил муж, оставив мне кучу долгов. Надо было кормить детей, и я решила начать малое частное предпринимательство. Да, я понимаю, что частный детский сад – это не самый рентабельный бизнес, в конце концов, я не нефть качаю. Это фактически служение людям. Но у каждого свое предназначение, должен кто-то и этим заниматься. Желание работать с особенными детьми – с ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна – было у меня еще до рождения дочери. А дочь у меня родилась с неврологическими отклонениями: она долгое время не говорила. И все звуки я ей поставила сама. Так что можно сказать, что сама судьба привела меня к решению работать с особенными детьми», – поделилась собеседница АСИ.

По ее словам, самым сложным, начиная новое дело, было поверить в себя. «Я была в таком стрессе, что полгода вообще толком не спала. Начинать новое всегда страшно, и я не верю в людей без страхов. Но выбора не было. Тыла нет, пришлось рассчитывать только на себя. А если я в себя не поверю, то и люди не поверят. Я просто сделала ремонт, закупила мебель и дала рекламу. Тогда услуги частного детского сада были особенно актуальны, и люди пришли», — говорит она.

Участие в акселерационной программе

Светлана Свержова участвовала в акселерационной программе, которую проводит Фонд поддержки социальных проектов совместно с Агентством стратегических инициатив, с проектом детского сада и школы для детей с особенностями развития. Но пока ее инициатива не получила льготное заемное финансирование фонда.

инклюзивный детский сад

«Признаюсь честно, я шла туда, в первую очередь, за деньгами. Может быть, это меркантильно прозвучит, но, чтобы снизить стоимость услуг для населения, нам просто необходима грантовая поддержка. Ведь любая социальная деятельность, по сути, закрывает дыры государства. Без грантовой поддержки начать такое дело можно, но вряд ли оно будет пользоваться спросом при полной стоимости услуг. Сейчас, например, много матерей-одиночек, которым это будет просто не по карману», — поделилась частный предприниматель.

Сейчас Светлана открывает досуговый центр для детей с ограниченными возможностями здоровья. Уже идет набор группы.

«А вообще в планах – открытие детского сада для особенных детей, где бы было возможно всестороннее развитие ребенка: сенсорная интеграция, дефектология, тренажерный зал, тренажер Гросса, бассейн, массаж, место для прогулки. Любые формы посещения, максимально удобные и для родителей, и для детей. И помещение, и грамотные специалисты – это очень дорого. Здоровых детей сейчас мало: гиперактивность, задержка психического или речевого развития. А ведь дети – наше будущее. Вопрос со школами тоже острый: особенных детей в обычные общеобразовательные учреждения не берут. А частных школ таких у нас просто нет. Мой брат одно время работал с усыновителями из-за рубежа. И там жизнь особенного ребенка полностью меняется в лучшую сторону. За границей больше для этого сделано», — с сожалением отмечает Свержова.

Она планирует и дальше участвовать в конкурсах на получение гранта для своих проектов, чтобы сделать жизнь малышей с особенностями развития и их родителей лучше.

инклюзивный детский сад

Материал подготовлен в рамках поддержки социальных предпринимателей — участников акселерационных программ Агентства стратегических инициатив и Фонда поддержки социальных проектов.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

В Уфе родителей детей с ОВЗ обучат методам тактильной терапии

Авторы социального проекта «Ломая барьеры» приглашают родителей детей, имеющих нарушения развития или риски такого нарушения, принять участие в комплексном реабилитационном проекте и обучиться методам коррекции…

Ничто не заменит человеку движение

Центр реабилитации «Аквила» в Курске помогает людям восстанавливать функции, утраченные после заболеваний центральной нервной системы и опорно-двигательного аппарата.