Фото: Flickr.com/ maj-lis andersen

Как мама особенного ребенка построила сеть клиник реабилитации в Подмосковье и на Сахалине.

Реабилитационный центр «Сава» для детей с ОВЗ (Мытищи) — участник акселерационных программ, проводимых Фондом поддержки социальных проектов совместно с Агентством стратегических инициатив. Основатель и лидер центра Анна Совельева в интервью Агентству социальной информации рассказала о том, как построить социальный бизнес.

История создания

У меня родился второй ребенок, через некоторое время врачи определили у него задержку развития. К сожалению, тогда в нашей стране было мало возможностей помочь таким детям. И я поняла, что придется помогать своему ребенку самой. Мне ничего не оставалось, как пойти учиться снова. Я получила специальность нейропсихолога. Впоследствии возникла потребность открыть центр, который действительно будет полезен родителям таких детей. Сама неоднократно искала нужного специалиста — логопеда, дефектолога — и поняла, что спрос на реабилитационный центр есть.

Сейчас у нас два центра в Мытищах. Они полностью загружены. Туда ходят более 200 детей. При этом мы не даем рекламу, о нас узнают через «сарафанное» радио. Для нас это важный показатель, значит, качеством услуг наши посетители довольны.

Профиль

Сначала мы ориентировались на детей с речевой и психической задержкой, аутизмом, но сейчас принимаем детей с синдромом Дауна и ДЦП.

В центре ведет прием поведенческий терапевт. Применяется ABA-терапия (Applied Behavioral Analysis) — прикладной анализ поведения.

Ее основатель — Ивар Ловаас — разработал систему коррекции поведения пациентов с РАС. Он утверждал, что социальные поведенческие навыки могут быть привиты даже детям с тяжелой формой аутизма с помощью системы поощрений и последствий. С помощью АВА-терапии ребенок может научиться социальным поведенческим навыкам.

Также в центре работает нейропсихолог, дефектологи, логопеды. Есть группа социальной коммуникации, особенно это полезно для детей с ОВЗ, потому что они социально изолированы. Например, если даже они числятся в детском саду, то не всегда его посещают, ведут себя обособленно.

Также проводятся дополнительные занятия для развития творческих способностей ребенка: лепка, глина, песочная терапия, музыкальная терапия, изостудия, художественное творчество, вокал, хореография, игрофитнес и др.

Как попадают в центр

Обычно к нам обращается семья, ребенок проходит диагностику, и специалисты рекомендуют определенное количество часов реабилитации. Затем родители уже сами определяют, сколько занятий посещать. Потому что все зависит от финансовых возможностей, наша цель — не «впарить» услуги, а именно подобрать необходимую помощь ребенку на данном этапе развития.

Фото: planeta.ru

У нас занимаются не только местные жители, приезжают из разных городов России. Например, недавно приехала семья с Сахалина, родитель — сотрудник администрации — привез ребенка на консультацию. Видя динамику улучшения состояния после курса занятий, он предложил реализовать наш проект на Сахалине. Нам предоставили некоммерческое помещение площадью 1500 кв. метров. При этом мы сразу выразили обеспокоенность, что не все родители детей с инвалидностью смогут оплачивать занятия. Я помню по своему ребенку, когда все деньги уходили на реабилитацию, но занятий, которые мы могли оплатить, не хватало.

Но в администрации Сахалина нам ответили, что готовы внести центр в реестр поставщиков социальных услуг. И семьям, которые нуждаются в реабилитации, будут оплачивать занятия из бюджета. Поэтому пришлось дополнительно оформить для этого некоммерческую организацию.

В реестр поставщиков социальных услуг может попасть юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы и (или) индивидуальный предприниматель, осуществляющие социальное обслуживание. В Федеральном законе от 28.12.2013 N 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» прописаны все требования и условия внесения организации в реестр.

Наша НКО зарегистрирована в Московской области, а на Сахалине открываем обособленное подразделение. В итоге у нас — два юридических лица: НКО, которая будет оказывать услуги через реестр, и коммерческая организация, которая будет оказывать на платной основе.

Наши прямые конкуренты — это те, кто делает бизнес на реабилитации. Но родители детей с ОВЗ сейчас хорошо мониторят ситуацию, отлично разбираются, где действительно смогут помочь, а где нет. Поэтому тем, кто хочет организовать подобный социальный бизнес, нужно четко понимать потребности своей целевой аудитории. Но мне это сделать легко, потому что я сама — мама особенного ребенка. Я знаю, чего хотят родители, какое качество должно быть у этих услуг и какие именно услуги должны предоставляться.

Истории детей

Когда эта мама в первый раз привела к нам свою дочь, девочке  было 2,5 года. Ей поставили синдром Аспергера (высокофункциональный аутизм). Ребенок не издавал ни звука. Но вскоре после консультаций со специалистами выяснилось, что ребенок может читать. Мама даже не догадывалась об этом. Сейчас девочке пять лет, и она разговаривает на трех языках. Ходит в обычный детский сад, решает примеры, понимает речь и отвечает. Эта девочка — третий ребенок в семье. Маме непросто было водить ее на занятия. Видя, какие успехи делает дочь, эта семья старается водить ее к специалистам. Есть уже реальный прогноз, что девочка будет учиться в обычной школе и компенсирует все свои нарушения. Люди с аутизмом по академическим наукам не отстают от сверстников, а иногда даже перегоняют их.

Также к нам обращалась семья с четырехлетним мальчиком. На фоне постоянных операций на почках и наркозов у него диагностировали сильное отставание в развитии. Он плохо реагировал на окружающий мир. Сейчас ходит в коррекционный сад, речь у него появилась, хотя и не в полном объеме, но все-таки он выражает свои желания: сначала жестами либо карточкой пекс, а теперь обходится без карточек.

Фото: Flickr.com/ Shary Lahr

Со следующего года мы решили брать пациентов более младшего возраста, начиная с годовалых. Потому что у детей, которых приводят к нам на диагностику, например, в год и два месяца, состояние уже видно. Динамика развития до трех лет колоссальная, если ребенок социально не изолирован. Если говорить по-научному, все мы рождаемся в одной точке нулевой оси. Если вы представите систему координат, то норма по оси игрек (вертикальной) «выстреливает» очень высоко. При этом на первом году жизни отставание в развитии у особенных детей небольшое. Но если не заниматься с таким ребенком, то к четырем годам разницу в развитии уже достаточно сложно наверстать. Его можно скорректировать, но компенсировать практически невозможно. С каждым годом дельта разрыва между нормой и задержкой растет.  К нам на занятия ходят две семьи, одному ребенку 1,5 года, а второму — 1,3, эти дети регулярно наблюдаются у невролога и специалисты удивляются: «Что там с вами делают, что такая динамика в развитии колоссальная». Дорогого стоит, когда сами неврологи рекомендуют наш центр. Это, прежде всего, заслуга педагогов и специалистов.

Акселерационная программа

Участие в акселерационных программах полезно. Но польза не всегда бывает финансовая. Перед тем, как принять участие, я сразу предупредила организаторов, что готова открыть второй центр сама. У меня есть немного такого «жирочка», наработок, которые позволят мне успешно реализовать этот проект. Тем не менее, акселерационная программа дала то, чего мне не хватало — возможность определить цели и задачи. Я упорядочила их и это помогло в моем бизнесе. Если бы я прошла такую программу в самом начале построения бизнеса, до открытия центра, я наверное, совершила бы меньше ошибок, больше сил направила на полезные дела. Для социальных предпринимателей это, конечно, хорошая возможность рассказать о себе и наладить сотрудничество с похожими организациями. Например, к нам обратились коллеги, которые занимаются с детьми на батутах. Мы вместе с ними разработали нейрореабилитационную программу на батутах. Более 100 человек уже приняли в ней участие.

Бизнес-акселератор Фонда поддержки социальных проектов – институт интенсивного развития стартапов и действующих бизнес-проектов за счет обучения, менторства и экспертной поддержки. Программы акселерации позволяют командам социальных проектов развить бизнес- и предпринимательские компетенции. Предприниматели, участвующие в акселераторе, могут проработать свои проекты с ведущими экспертами в области социального предпринимательства, увеличить количество полезных контактов, выявить уязвимые места и определить потенциальные точки роста компании и получить финансирование фонда.

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Навигация в темноте

Как социальные предприниматели в Воронеже создают тактильные системы для незрячих.