Владимир Кузин. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Владимир Кузин, основатель первого в Москве котокафе «Котики и люди» — об утилитарном отношении к животным, первом кошачьем прайде и о том, почему каждая кошка — личность.

Котики как личность

Когда кошки появились в вашей жизни?

Они появились тогда, когда я еще не понимал, что такое кот, и толком ничего о них не знал. Естественно, никаких инструкций по ним не было. А потом, когда все закрутилось, я стал узнавать о них все больше, и они стали мне более понятны.

За что вы их любите?

Я не могу сказать, что люблю только котов. Я вообще люблю — и животных, и людей. Может быть, миллениалы по-другому относятся к животным, но когда мы росли, к животным относились потребительски. Бабушка, которая пережила войну, смотрела «В мире животных» и дико возмущала меня тем, что про каждое животное задавалась вопросом: «А можно ли его есть?» Я говорил: «Бабушка, какое милое животное, как можно его есть?»

Нас с животными объединяет многое — эмоции, логика, разум. Люди часто не понимают, что понятие «личность» можно применить и к кошке, и к собаке. Между нами не очень большие различия.

Любая кошка – личность?

Конечно. Все они очень разные, у каждого — свой характер. Кто-то умеет прощать, кто-то – нет. Мой кот, например, умеет.

Может ли человек, который не любит животных, любить людей?

Конечно.

То есть он может причинять боль животному и любить людей?

Не любить и причинять страдания – это разные вещи. Это очень философский вопрос, но, исходя из того, что нас с млекопитающими многое объединяет — глаза, мимика, эмоции, человек, который мучает животное, вырабатывает в себе навыки для того, чтобы мучить кого угодно. Потом ему будет легче решиться на жестокость по отношению к человеку.

Кошачий быт

Котики не устают от внимания гостей?

У нас есть гостевые, где котики общаются с людьми, и котейные – туда могут войти только кошки и персонал. Мы не запрещаем котам уходить к себе. Если они устают от общения, то уходят в котейную. Животные находятся здесь не потому, что они – игрушки, а потому, что это – их дом. Если им некомфортно, они всегда могут уйти.

Как они общаются между собой? У них нет дедовщины?

Нет, они ведь не стайные животные. В группах собак есть вожак, а у кошек такого нет. Это 25 личностей, никто не пытается главенствовать. Кошке достаточно, что есть ее личное пространство, где никто ее не трогает и не лежит рядом. Для нее это самое главное.

У вас все кошки отзываются на свои клички?

Отказники – от которых отказались семьи, знают свои имена и откликаются. Мы сохраняем им имена. А бездомных мы называем сами.

Котокафе как социальный бизнес

Как появилась идея котокафе?

Это было чисто случайно: мне нужно было открыть какой-то бизнес. Я на тот момент был it-директором, но устал работать на другого человека. Попытался открыть it-бизнес, прогорел. А котокафе было запасным вариантом, и оно неожиданно выстрелило.

В котокафе комфортно всем — и людям, и котам. Фото: Александра Захваткина / АСИ

Вы бывали в котокафе до этого?

Первое котокафе в Европе было открыто в Питере – «Республика кошек». Я туда съездил, пообщался с Анной Кондратьевой, много узнал. А сама идея родом из Тайваня, там открылось самое первое котокафе. Это увидели японцы, очень сильно загорелись, и уже оттуда идея разошлась по всему миру.

Есть ли различия между азиатскими и европейскими котокафе?

В Азии центр кафе – это человек. Он приходит к кошкам и занимается консумацией: кошки в некотором роде выступают гейшами. А в Европе идею котокафе изменили: решили, что это будет новый тип приюта. В старых приютах животные живут в клетках, там есть возможность убиения животных. Это частая практика на Западе: если за две недели животному не находят хозяев, его усыпляют.

Приют – это вынужденный способ помощи бездомным животным. Там очень много боли, нищеты, болезней и страха. И чем больше будет проектов для животных, которые не связаны с клетками, тем будет лучше для всех.

Идея «no kill – no cage» — самая свежая и современная. И как раз котокафе – это идея приюта без клеток и усыпления животных. Это новая и очень важная часть котокафе. Без этих условий заниматься котокафе лично для меня не имеет смысла.

Вы сразу рассчитывали на прибыль, или социальная составляющая была важнее?

Социальную составляющую мы придумали в процессе. У нас не было опыта бизнеса и открытия общественных заведений – поначалу мы ничего в этом не понимали. Но постепенно пришли к тому, что без благотворительности вообще ничего не имеет смысла. Потому что идея заведения, где коты-гейши забавляют людей и живут всю жизнь в этом кафе, мне кажется неправильной.

Пожалуй, самый известный ваш социальный проект – «Прогулки с собаками» в Аптекарском огороде. Как вы их придумали?

Мы немного устали от подачи зоозащиты, которая существует сейчас: «Дайте, пожалуйста, на жизнь», «Помогите собакам, несчастные собаки» и прочее.

Люди устают от постоянного жалостливого рефрена, и нам очень хотелось сделать мероприятие, которое будет зоозащитно, но при этом не будет иметь посыла «подайте на жизнь». Так родился совершенно новый формат, когда люди просто гуляют с собаками и дарят радость себе и им.

Мы не ставили целью пристройство, мы хотели, скорее, повысить осознанность людей, чтобы они понимали, что собаки – это хорошо, и пусть весь город будет в собаках.

Весь город в собаках – звучит жутко.

Вы не любите собак?

Я не люблю стаи бездомных собак.

Невоспитанная собака – это не проблема собаки, это проблема людей. Никто не хочет иметь в городе невоспитанные стаи агрессивных собак. Но иметь вокруг экосистему, где люди любят животных, а животные любят людей – это хорошо для всех: детей, взрослых, бабушек и дедушек.

На котокафе можно заработать?

Да, на этом можно заработать, но мы поняли это совсем недавно. У нас было много экспериментов и постепенно мы пришли к тому, чем занимаемся сейчас.

Почти во все котокафе в мире запрещают входить детям до 10 лет. Видимо, в целях безопасности котов и детей. Мы запустились в таком же режиме, и выяснилось, что российские мамы не понимают этого правила. Тогда постепенно мы стали разрешать: сделали детские часы, потом — детский день.

Сейчас у нас один ребенок до 10 лет приходит бесплатно в любое время. Выяснилось, что все страхи, будто кошка будет обижать детей, а дети – кошек, надуманны. За четыре года это случилось только один раз: ребенок напал на кошку. И отказывать всем остальным из-за одного случая – неправильно.

Фото: Александра Захваткина / АСИ

Дальше мы стали замечать совсем чудесную вещь: родители приводят детей, чтобы научить их общаться с кошками. Мы поняли: наверное, люди не совсем понимают кошек. Многие, например, спрашивают: «Почему у вас все кошки спят?». То, что кошки спят по 18 часов в сутки, знают не все.

Какие еще социальные проекты вы делаете?

В сентябре у нас начались занятия Школы владельца кошки. Это краткий курс фелинологии, за шесть лекций человек может узнать практически все о кошке. Преподает фелинолог Юлия Соколова, билет стоит 300 рублей. Совсем бесплатно мы не можем сделать: придет много желающих, а помещение у нас не очень большое.

Еще есть Школа кураторов, она бесплатная. Мы рассказываем слушателям, как спасать кошек на улицах: как их лечить, сделать паспорт, найти семью и прочее. Благодаря этой программе уже есть спасенные коты.

Смысл школы в том, чтобы сделать зоозащиту модной. На Западе благотворительность и зоозащита очень важны для людей. Если человек знает, что это идет на благотворительные цели, для него это приобретает совсем другой смысл. Мы очень хотим, чтобы люди сюда приходили и учились этой маленькой профессии. Мы знаем: стоит человеку один раз спасти кошку, он уже не остановится.

Человек влюбляется в кошку

Если на порог кафе принесут кота – вы откажете или возьмете?

Мы подскажем варианты, как поступить, но к себе не возьмем. Люди приносят и котят, и взрослых котов. Был случай, когда девушка оставила кошку в туалете. Для нас это очень большие риски: у кошек слабый иммунитет, они очень легко заражаются, и таким образом у нас возникает риск пандемии. Поэтому мы занимаемся такими случаями только через частного куратора, который сможет подготовить кошку для нас: сделать ей необходимые прививки, стерилизовать, поставить электронный чип.

Как часто кошки уезжают от вас в новые дома?

В среднем раз в неделю один кот покидает котокафе, но это в высокий сезон: с осени до конца весны. Летом – мертвый сезон.

Фото: Александра Захваткина / АСИ

Как это происходит? Человек сразу влюбляется в кошку?

По-разному. Кто-то приходит несколько раз прежде чем забрать кота. Кто-то очень сильно боится: как правило, это люди, у которых умерла кошка. Они видят здесь похожую или просто другую, которая им нравится. Они долго ходят и пытаются решиться. Иногда решаются, иногда – нет.

Вы каким-то образом помогаете им решиться?

Этого не стоит делать. Это очень важный эмоциональный путь, по которому человек должен пройти до конца. Здесь нужно, чтобы мы были рядом, но не мешали своими советами.

Какие планы на новый сезон?

Скорее всего, откроем новое котокафе. Там будет больше места, детская комната и больше еды, чем здесь.

Еще у нас есть золотая мечта, которая никак не воплотится в жизнь. Хотим, чтобы к нам постоянно приходили дети, пенсионеры, люди с инвалидностью и бесплатно проводили здесь время. Но пока мы не можем найти ресурса, который будет нам приводить таких людей.

А если просто написать в какой-нибудь фонд?

Обычно нам не отвечают на письма. Мы писали и в собес, приглашали местных пенсионеров, но нам никто не ответил. У нас в гостях бывали люди с аутизмом, инвалиды, из детского дома ребята приезжали. Но это был разовые случаи, а мы хотим сделать эту историю регулярной.

Зачем вам это?

Это социальный бизнес, которым мы зарабатываем деньги на то, что нам нравится. Это «нравится» связано с тем, что мы делаем что-то хорошее. Это чистый эгоизм.

Фото: Александра Захваткина / АСИ

То есть вы согласны с мнением, что люди занимаются благотворительностью исключительно для себя?

Мой эгоизм в том, что мне хорошо, когда я спас конкретную кошку. Я знаю, что потом она обретет дом, я буду о ней вспоминать и мне будет от этого хорошо. Кому-то хорошо от других вещей.

Котик на улице

Как вообще можно выбросить животное на улицу?

Я бы не стал строго судить людей, которые выбрасывают животное. Зоогуманизм развивался долгие годы. Сначала животное воспринималось только как еда или угроза. Потом – как объект. Мы живем более-менее хорошо и можем воспринимать животное как субъект, у которого есть права и эмоции.

Люди, которые этого не понимают, просто находятся на предыдущей стадии развития. «Это кошка – она и на улице выживет, ничего страшного». А то, что у нее нет никаких навыков выживания на улице, и большая часть домашних кошек на улице, конечно же, гибнет, их не волнует.

Такие люди просто более невежественные. Их не надо судить. Нужно вести работу и рассказывать, как правильно относиться к животным.

Фото: Александра Захваткина / АСИ

Приюты не отдают кошек на свободный выгул. Это правильно?

Это сложная тема, она вызывает много споров. Люди не очень понимают, почему зоозащитники не отдают кошек в дома, где что-то не так: нет защитных сеток или кота выпускают гулять на улицу.

Когда куратор находит кошку и спасает ее, он в нее влюбляется. Потом вкладывает в нее свое время, усилия, деньги, внимание. Подготовка одной кошки может занимать пару месяцев и стоить до 15 тыс. рублей. Да, спасение кошек – это работа, но не конвейер. Каждая кошка – личный зверь, ребенок. Поэтому зоозащитники не отдают животных, если нет уверенности, что кошка будет жить хорошо.

В Москве велика вероятность того, что домашняя кошка, выйдя погулять, погибнет?

Конечно. Основная опасность — болезни. Во-вторых, собаки. В-третьих, кэтхантеры. Это теперь, к сожалению, довольно актуально. Да и просто кошка может испугаться и убежать. Кошке не нужно гулять, она – существо территориальное, ей нужно где-то обосноваться и спокойно жить.

Вы привязываетесь к животным?

Сейчас это невозможно. Но я помню первый прайд, тогда мы всех любили безумно, помним каждого из них. Это было какое-то чудо. Мы пришли к частному куратору, там была каморка, где жили все кошки. Их кормил какой-то сторож. Внутри не было ничего, кроме деревянных стеллажей.

Мы вошли, и все 10 кошек на нас набросились: стали карабкаться, забираться под одежду, целоваться. Мы поняли, что это — наши кошки. Только одна на нас не посмотрела, ее звали Тигра. Она была не очень ласковая. Мы посмотрели на нее и подумали: «Нет, ее мы брать не будем».

В этот момент Тигра поняла, что ее не заберут, и повернулась к нам спиной, вот как кошки обижаются, мордой в угол. Мы, конечно, ее взяли. Тех кошек мы с большим трудом отпускали, они все были любимыми. Мы их вообще не хотели отдавать.

Сейчас не так?

Через нас прошло больше 250 кошек, мы их всех любим и понимаем, что они все достойны любви. И когда мы отпускаем одного котика, то знаем: на его место придет новый. Привязываться к животным и к человеку тоже – это тот эгоизм, который не нужен. Людей, личностей — огромное количество. Лучше всего дарить любовь и отпускать, дарить – и отпускать.

Отпускать — это сложно, мне кажется. А если подумать, что когда-нибудь любимая кошка умрет…

Все люди вокруг вас и все животные – умирают. Я отношусь к своим кошкам, как к членам семьи, но я понимаю, что они умрут. Я к этому отношусь, скорее, как буддист, который радуется, когда кто-то умирает естественной смертью, потому что можно еще раз ощутить радость от того, что этот прекрасный человек или зверь был с нами.

Огорчаться надо, когда кто-то умирает при несчастном случае или от болезни. А когда человек проживает свою жизнь и умирает в достоинстве, надо сказать спасибо, что это было. У меня немного другое к этому отношение. Если ваша кошка проживет 20-25 лет, она проживет хорошую жизнь рядом с хорошей хозяйкой.

25 лет – это много.

Да, мало кто знает, что кошки, когда жили в деревнях, в среднем проживали всего пять лет. Сейчас на современных кормах без естественного питания домашние кошки живут примерно 20-25 лет.

Как выглядит идеальный мир современной московской кошки?

Кошке нужен дом. У меня в семье считали, что кошка – существо холодное, ей никто не нужен, она сама по себе. Это не так. Кошке важно, чтобы ее любили, обращали на нее внимание, поэтому ей нужна семья. Нужно, чтобы уважали ее как личность, ее личное пространство, не пытались переделать. Кошку не нужно обожествлять. Это – животное, наше любимое животное.

Подписывайтесь на канал АСИ в «Яндекс.Дзен»

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем