Фонд Тимченко, программа Активное поколение

В апреле 2016 года программа малых грантов «Активное поколение» Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко, которая проводится пятый год подряд, впервые вышла на федеральный уровень. Чего хочет добиться фонд, поддерживая небольшие проекты пожилых людей по всей стране? Можно ли говорить, что это приводит к каким-то системным изменениям? Может ли государство использовать этот опыт или такая практика должна остаться в рамках общественной инициативы? В интервью АСИ об этом рассуждают руководитель программы «Старшее поколение» Фонда Тимченко Вадим Самородов и региональные координаторы конкурса Марина Михайлова и Татьяна Акимова.

Помимо Северо-Западного округа, в конкурсе «Активное поколение» теперь смогут участвовать проекты из центральных регионов России, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока.

ВАДИМ САМОРОДОВ: «Мы стремимся добраться до тех, кто молчит»

Фото Ольги Воробьевой
Фото Ольги Воробьевой

В чем суть программы, какая идея в ней заложена?

Главная особенность программы и наше принципиальное решение – давать малые гранты на малые дела. Если говорить о теме старшего поколения, то она затрагивает огромный пласт проблем: здесь и дома престарелых, и гериатрия, и медицина, и многое другое. Однако когда мы только начали заниматься этим вопросом, мы поняли: вопросы, связанные со старостью как инвалидностью, составляют небольшую часть проблематики, примерно 20-30%. Самая большая и важная часть связана с одиночеством, покинутостью, отсутствием возможности социализации, недостатком общения. Мы понимаем, что это ключевая тема, и стараемся добраться с нашими малыми грантами до самых глухих уголков, сел, деревень.

Что значит «малый грант», каковы его размеры?

Понятие «малый» относительно и зависит от того, где реализуется проект. То, что мало для Санкт-Петербурга, может оказаться огромной суммой для села. В новом конкурсе гранты начинаются от 10 тысяч рублей, верхнюю границу мы установили в 100 тысяч для организаций и 25 тысяч − для инициативных групп.

Мы опытным путем установили: как только сумма гранта поднимается выше определенного порога (примерно в 200 тысяч рублей), начинает поступать множество заявок от профессиональных организаций – тех же домов престарелых, в которых предлагается поддержать деятельность, которая и так входит в состав их услуг, но по тем или иным причинам недофинансирована государством. При этом организациям всегда мало, бюджеты могут быть бесконечно велики, а результат не всегда очевиден.

А каждая копейка на малые частные инициативы в глубинке имеет огромный мультипликационный эффект. В 2015 году мы делали оценку эффективности конкурса и убедились в этом.

Вы поддерживаете самых активных или, может быть, тех, кто уже хоть раз участвовал в каких-либо конкурсах?

Мы действуем по принципу военных врачей, которые знают: идти нужно не к тем, кто кричит, а к тем, кто молчит. Мы хотим добраться до тех, кто никогда не пойдет за большим грантом, а сделает небольшую историю, понятную для местного сообщества. Вначале у людей даже бывает шок: «Неужели нам поверили, выслушали, еще и денег дали?»

С какими проектами к Фонду Тимченко имеет смысл обращаться, а с какими − нет?

Многие локальные инициативы, с точки зрения благотворителя, выглядят простыми и банальными, но очень важны. К нам часто обращаются с досуговыми проектами: это группы общения, чаепития, праздники, объединение пожилых людей вокруг того или иного занятия (туризм, оздоровление). На начальном этапе их было больше, сейчас мы постепенно от этого отходим, стараясь показать, что через досуговый проект можно перейти к социальной теме. Не просто собраться и провести время, но и помочь односельчанам. Стараемся побудить пожилых людей делать что-то общественно полезное, сместить фокус их внимания с себя и своих проблем на окружающий мир. Если вы помогаете своей деревне или тем, кто нуждается, вы помогаете себе.

Активное поколение - Великий Новгород

«Активное поколение» в Великом Новгороде

Бывало ли, что именно проект, поддержанный вами, запустил целую серию подобных инициатив?

Появилось множество университетов третьего возраста, компьютерных курсов, примеров социального предпринимательства, связанного с возрождением ремесел. Мы нередко получаем от учреждений социальной защиты обратную связь: «Вы запустили в наших центрах много сервисов, наши учреждения начали генерировать потоки идей». Причем это быстро распространяется по другим социальным учреждениям. Мы, конечно, всегда ищем «жемчужину»: проект, представляющий собой инновационную услугу и решающий проблему, которую пока не известно, как решать.

Расскажите про «жемчужину проектов», находились ведь уже такие?

На северных территориях множество полузаброшенных деревень. К примеру, есть большое село, а вокруг – несколько маленьких, где летом жизнь еще как-то теплится, а зимой становится холодно и страшно. В прошлом году мы поддержали проект в Архангельской области, когда инициативная группа отремонтировала заброшенный дом в «главном» селе и пригласила туда несколько бабушек из окрестных деревень провести зимние месяцы. Активисты помогали им по хозяйству, продуктами, водой, дровами. Получилось что-то вроде временного общественного дома престарелых, который решил для этих женщин проблему жизни в самые суровые зимние месяцы.

Ввести эту затею в официальное поле сложно, но неформально это действительно замечательная социальная услуга, которая реально спасает жизни. И в этом проекте мы видим глубокую ценность темы развития малых инициатив и гражданской активности. Мы, как благотворительный фонд, занимаем позицию инвестора, который сеет и поливает эти зерна, чтобы они вырастали.

И что, из таких маленьких сельских инициатив вырастают в итоге значимые изменения для территории?

Да. Именно такие сельские инициативы имеют трансформирующий долговременный эффект. Люди, которые однажды объединились вокруг общего дела, написали проект, получили финансирование и сделали, переходят на другой уровень личностного развития. Они уже не могут остановиться. В итоге происходит взрыв общественной активности.

В Архангельске началось с туризма: люди покатались вместе на лодке, потом осознали, на что способны − и сами построили мост через речку. В Карелии проект родился из того, что люди нашли свое село в Википедии с пометкой «Ничем не примечательно». Возмутились, подали на наш конкурс и построили на улице тренажеры для пожилых людей. Вокруг сделали площадку, озеленили, построили заборчики, почистили дороги, привлекли бизнес – словом, закипела деятельность. Люди завелись, почувствовали вкус к переменам к лучшему.

Живая старина_Коми

Проект «Живая старина», Республика Коми

Пожилые люди в состоянии постигнуть науку социального проектирования?

Им сложно, но мы помогаем. В задачи региональных координаторов входит обучение. Пожилые люди консервативны, но единожды попробовав, не остановятся. Так что сейчас наши координаторы получают огромный поток позитива, когда люди приходят и рассказывают о том, что у них получилось. Часто можно слышать о том, что «наш народ не инициативен, никого не поднимешь с дивана и не оторвешь от телевизора…» Это не так. Мы верим в то, что у нас сильные люди, способные на инициативу и умеющие что-то делать, и убеждаемся в этом.

Вы приходите на территории всерьез и надолго?

Да, и здесь возникает тема управления и долгосрочности конкурса. Ценность не столько в каждом отдельном проекте, сколько в уровне самоорганизации. И эффект производит не столько факт раздачи денег, сколько регулярность. Важно, чтобы он был ежегодным, постоянным, чтобы у людей формировалась определенная привычка и уверенность: «если ты активен, тебя поддержат». Поэтому для нас ключевая задача в том, чтобы конкурсы становились устойчивыми и продолжались даже после нашего возможного выхода из этой программы.

Расширение географии конкурса способствует устойчивости?

Достижение устойчивости, как вы понимаете, непростая задача, и в первую очередь ее решение зависит от качества партнеров, с которыми мы работаем. Поэтому мы не стремимся сразу охватить всю страну, а двигаемся постепенно, устанавливая и тестируя взаимоотношения с регионами. В этом году мы увеличили количество поддерживаемых регионов с 11 до 34, и по результатам будем принимать решение о расширении в в следующем году.

Как вы подбираете партнеров для координации конкурса в регионах?

При установлении партнерства мы руководствуемся рядом принципов. Во-первых, работаем с лучшими инфраструктурными некоммерческими организациями, имеющими опыт в грантмейкинге и привлечении ресурсов – это прежде всего фонды местных сообществ и региональные ресурсные центры. Этим организациям мы даем максимальную долю ответственности по отбору проектов и информационной работе по теме старшего поколения.

Во-вторых, мы выстроили двухуровневую систему управления конкурсом, которая включает федеральных операторов, которые являются финансовыми центрами, выплачивающими гранты и отвечающими за несколько прикрепленных регионов, и региональных координаторов, осуществляющими мониторинг реализации проектов на участвующих территориях. Сейчас федеральных операторов пять, и их будет не более семи на Россию. Каждый из них сможет «взять» до 12 регионов. При этом у всех инфраструктурных участников программы стоит задача по привлечению дополнительных ресурсов, и по результатам этой работы мы будем принимать решение об увеличении или уменьшении грантового фонда для конкретного региона.

Вы вовлекаете партнеров в поиск ресурсов, потому что сами рано или поздно можете выйти из программы?

Мы просто честны. Все на свете может закончиться − но для нас главное, чтобы не заканчивалась поддержка пожилых людей в регионах. Именно поэтому мы подчеркиваем: конкурс не является собственностью Фонда Тимченко, а проводится при его поддержке. Он открыт для любых партнеров, заинтересованных в теме старшего поколения, и наши региональные партнеры уже активно работают по привлечению дополнительных ресурсов.

Например, сейчас наш партнер в Архангельске — Архангельский центр социальных технологий «Гарант» — запустил в местной сети продуктовых магазинов программы привлечения средств на программу «Активное поколение». Фонд «Добрый город Петербург» (Санкт-Петербург) привлек крупные коммерческие компании, а несколько проектов были выложены на краудфандинговой платформе Planeta.ru и привлекли народные средства. Один из крупных иностранных банков готов объединить с нами усилия через одного из наших партнеров – Фонд местного сообщества «Самарская губерния». Благотворительный фонд развития города Тюмени привлек своих учредителей и постоянных партнеров к поддержке проектов для старшего поколения в рамках общего конкурса. В общем, работа идет.

активное поколение

«Добрый город Петербург»

Как все это связано с концепцией активного долголетия, Национальной стратегией поддержки старшего поколения?

Напрямую. Мы получаем огромное количество фактурного материала и можем говорить о конкретике и планах действий по созданию условий для активности пожилых людей в сельской местности.

Если говорить о стратегии действий в интересах людей старшего возраста, то в нее внесено много пунктов, связанных с вовлечением пожилых людей в добровольчество. Кроме того, мы стараемся продвигать эту тему в обществе, поскольку, если не менять общественный климат, локальные проекты не будут иметь устойчивого эффекта. Поэтому мы проводим ежегодно конференцию «Общество для всех возрастов» и разного рода информационные мероприятия.

Опыт конкурса может быть взят на вооружение государством или это должно остаться частной инициативой?

Мы считаем, что очень важно, чтобы государство понимало ценность этой гражданской инициативы − не протестной, а позитивной, когда люди хотят помочь себе сами. Нам не раз говорили, что мы помогаем превратить вечных жалобщиков в активистов. Для переведения энергетики из негатива в позитив грантовый конкурс — просто идеальный формат. И это касается любого возраста: если людям доверять, они могут сделать многое.

МАРИНА МИХАЙЛОВА: «Они меняют наше представление о том, на что способны люди старшего поколения»

Фото Рамиля Ситдикова и Евгения Кима
Фото Рамиля Ситдикова и Евгения Кима

Марина Михайлова – директор Центра социальных технологий «Гарант», Архангельск. Центр пятый год выступает региональным координатором конкурса «Активное поколение» в пяти областях Северо-Западного федерального округа. В этом году центр координирует также несколько областей центральной России.

Что меняется по мере того, как конкурс становится регулярным и расширяется? Вы ощущаете, как люди начинают по-другому мыслить, возможно, замахиваются на то, что раньше казалось невозможным?

Все меняется − и люди, и проекты. Первый год наши участники в основном пели, учились работать на компьютере и в сети интернет, интересно проводили время. Это были проекты для пожилых. Потом они трансформировались, становились все сложнее и глубже. Теперь это уже проекты активных молодых пенсионеров для людей более солидного возраста либо для всего местного сообщества.

С каждым годом наши грантополучатели меняют не только наше представление о том, что могут люди старшего поколения, но и их собственное понимание самих себя. Начавшись с простого, их инициативы расширяются.

Например, в одном из поселков бабушки решили сделать швейную мастерскую для ремонта своей одежды. Потом начали шить одежду не только для себя, но и костюмы для детей из соседнего детского дома, те стали приходить к ним с концертами, завязалась дружба, и теперь они общаются и помогают друг другу как бабушки и внуки.

Как по-вашему, стали бы они заниматься этим без грантовых средств?

Чаще всего, на сельских территориях получение финансирования в рамках конкурса – даже не столько деньги на какую-то деятельность. Это возрождение в людях веры в то, что они кому-то нужны, что их жизнь интересна, и понимание того, что они сами эту жизнь делают. Полученные финансовые средства их только поддерживают. Когда люди осознают реальную возможность самостоятельно что-то поменять, они способны делать очень серьезные дела. Они становятся примером, точкой притяжения для других. Даже когда деньги потрачены, и проект давно закончился, деятельность, начатая ими, продолжается.

Архангельск - "Активное поколение"

Проект «Активного поколения», Архангельск

По ощущению, предложить пенсионеру написать проект – все равно, что попросить его встать на голову…

На самом деле, после того как люди старшего поколения поняли, что такое социальное проектирование, они быстро втянулись в такую работу. Мы часто говорим пожилым людям: «Давайте мы для вас сделаем…» Это порочная практика. Пока мы пытаемся сделать «для», человек остается объектом, потребителем. А надо, чтобы он был субъектом, участником действия. Спровоцировать людей на это.

У нас это получается, причем с каждым годом все лучше. Понятно, что массово люди пожилые не будут заниматься проектной деятельностью, но практически везде есть наиболее активные инициаторы, которые берут это на себя. Им трудно писать проекты самим, помогаем мы или те, кто умеет это делать: сотрудники учреждений культуры, библиотек (кстати, часто тоже люди старшего возраста). Но самое важное, чтобы люди сами подумали и сказали, что они хотят делать, что для них важно.

Как реагируют местные власти на такую активность?

Она привлекает внимание. Активистов часто начинают поддерживать на уровне муниципалитета, развивают их идеи. Например, в Архангельске была немного перестроена программа поддержки пенсионеров: раньше город выделял средства в основном на праздники и мероприятия для пожилых, а теперь в рамках городской программы стали поддерживать инициативы людей старшего возраста.

Стали чаще включаться советы ветеранов, хотя раньше говорили: «Какие проекты, мы и писать-то их не умеем…» То есть количество изменений гораздо больше, чем можно было ожидать. И они распространяются не только на пожилых.

Был интересный проект «Бабий бунт». Женщины на селе организовали клуб, где встречались и обсуждали разные темы: как сохранить здоровье, организовать свободное время, проводили праздники для всего села. Словом, старались обустроить разные стороны своей жизни.

Удержать и привлечь молодых – для многих сельских территорий это несбыточная мечта. Может конкурс как-то повлиять на ситуацию с умирающими деревнями?

Часто такие инициативы пожилых становятся точкой развития. У нас был проект, который начался с идеи сохранить старинные кулинарные рецепты. Поняв, что традиционные северные рецепты теряются, уходят вместе с их носителям, жители одной из деревень решили сделать место, где можно было бы обмениваться рецептами, сохранять их. На деньги проекта в доме культуры была установлена русская печь. Причем вклад участников проекта в восстановление этой печи был гораздо больше, чем те деньги, которые им выделили в раках конкурса. Найти печника, заказать специальный кирпич – фактически, целая группа людей была вовлечена в эту затею.

После восстановления печи пенсионерки, участницы проекта сначала готовили сами, потом стали приводить внучек и проводить для них мастер-классы, те – приглашать друзей, приехавших на каникулы, проводить дегустации. Даже столовые и кафе стали организовывать дни традиционных северных блюд. То есть вокруг кулинарной темы началась целая тусовка. В поселении стали происходить события, в которых было интересно участвовать всем.

Подобный проект может быть точкой всеобщего интереса, объединения и развития всей территории. Когда начинает бить родник, люди тянутся к нему со всех сторон. Поэтому «Активное поколение» − не только про пожилых, он вообще про жизнь. И то, что точкой активности являются зрелые, опытные люди, мне кажется очень правильным подходом – это серьезный ресурс. Конкурс дает возможность людям всех поколений поверить в то, что в любом возрасте жизнь не кончается.

ТАТЬЯНА АКИМОВА: «Мы надеемся продвинуть эту тему в малые города и сельские районы»

Фото Марии Аксеновой
Фото Марии Аксеновой

Фонд «Самарская губерния» в первый раз присоединился к проведению конкурса «Активное поколение» в качестве оператора. Также он три года координирует проект «Райфайзен Банка» «Серебряный возраст», поэтому исполнительный директор фонда Татьяна Акимова в течение нескольких лет наблюдала, как меняется сфера поддержки пожилых и отношение к этой теме в обществе.

Какие изменения происходят в этой сфере? Вы замечаете, что тема помощи пожилым становится более популярной?

Безусловно, в целом в стране меняется отношение к теме. Это видно хотя бы по пользователям социальных сетей, которые в последнее время с удовольствием «лайкают» фотографии и статьи, связанные с активным образом жизни людей старшего поколения. Это становится трендом. А там, где есть интерес, становятся более активны как НКО, так и бизнес.

Что мы можем отметить как профессионалы? Меняется качество работы некоммерческих организаций в этой сфере. Если раньше старшим поколением в основном занимались советы ветеранов и союзы инвалидов, то теперь здесь работают самые разные организации, демонстрирующие разнообразные спектры, подходы, методики. Благодаря поддержке Минэкономразвития создан Альянс «Серебряный возраст», объединяющий ресурсные центры по работе со старшим поколением в 12 областях России. Центры, в свою очередь, объединяют вокруг себя всех причастных к теме. Так что в качестве тенденции я бы отметила профессионализацию и изменение качества работы НКО, поддерживающих пожилых.

Какой он – сегодняшний российский пенсионер?

Они очень разные, но в целом людей старшего поколения можно разбить на три категории. Первая – беспомощные старики, которые по той или иной причине нуждаются в помощи: одинокие, больные, прикованные к постели, с малюсенькой пенсией. Это категория наиболее бесспорна и понятна с точки зрения благотворителей. Показательна популярность в обществе фонда Лизы Олескиной «Старость в радость» − люди охотно помогают ей и ее коллегам, сочувствуют, стараются, чтоб жизнь обитателей домов престарелых стала лучше. И это объяснимо: любое внимание делает их жизнь лучше, а также все мы, глядя на старшее поколение, понимаем, что это наше будущее − что мы выстроим сегодня, ждет нас завтра.

Другую категорию составляют пенсионеры, живущие обычной жизнью, получающие небольшую пенсию, подрабатывающие. Их жизнь нельзя назвать бедственной, но и благополучной тоже: возможностей для более качественной жизни у них не так много. Наконец, третья категория появилась совсем недавно с появлением возможностей для самореализации: активные представители старшего поколения. Теперь во многих регионах можно учиться, осваивать что-то новое или при желании найти себе применение в качестве добровольцев.

Фото 22. мастер-класс по изготовлению бус

На какую категорию рассчитан конкурс?

На последнюю – на активное поколение, которое готово что-то делать, менять мир как для себя лично, так и для окружающих. Среди этих окружающих могут быть, например, дети-сироты, которым не хватает тепла, молодые мамы, нуждающиеся в опыте более опытных женщин, или пожилые, которым требуется уход. Возможны два варианта проектов: либо люди старшего поколения сами для себя что-то создают, либо некоммерческая организация делает что-то вместе с ними, чтобы они стали более активными.

Какие у вас ожидания, связанные с конкурсом?

С помощью Фонда Тимченко мы заходим с темой поддержки людей старшего возраста в малые города и сельские районы. Это повысит внимание к теме на территориях, даст новые возможности для ее развития. Другая задача – объединение ресурсов. Территория в лице бизнеса, власти, местного сообщества должна понять, как она может вкладываться в эту тему. Где возможно объединение усилий, в том числе материальных.

По информации коллег знаю, что на некоторых территориях местные власти уже поддерживают начинания НКО, работающих с пожилыми, выделив тему как один из приоритетов конкурса проектов. Или местный бизнес поддерживает небольшие проекты, которые выявил конкурс Фонд Тимченко, но они не оказались в числе победителей. И конечно, мы ждем хороших, качественных проектов, способных изменить к лучшему жизнь старшего поколения, а значит и всех нас.

Рекомендуем

SUPER-СТАРиК°: как бабушки стали cнежиков делать

Агентство социальной информации продолжает спецпроект SUPER-СТАРиК° — серию публикаций об инициативах людей старшего возраста, которые преобразили жизнь окружающих, территорий, где они живут, и, конечно, их…

Активисты Архангельской области разработали программы гастрономического туризма

Проект «Северные вкусноговорки» стартовал в 2016 году в рамках программы «Активное поколение» Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко. Организаторы устраивали кулинарные праздники, выступали на ярмарках,…