На церемонии закрытия Паралимпийских игр снова внятно прозвучало: благодаря Олимпиаде Сочи стал спортивным, культурным и деловым центром международного уровня. Директор Центра социально-трудовых прав Елена Герасимова, побывавшая в паралимпийском Сочи, делится с АСИ своими наблюдениями: как изменился город и целый регион, с чем они остались после «олимпийской сказки», какую роль сыграет инфраструктура, в авральном режиме создававшаяся в течение семи лет.

Два мира

Построен новый аэропорт – не слишком большой, соразмерный, удобный, современный, вполне приятный. Построен большой вокзал в Адлере и пересадочный узел вокруг него. Сооружены автомобильные дороги и развязки; запущены удобные и приятные поезда «Ласточки» – до Сочи и аэропорта. Конечно, отдельным пунктом – Олимпийский парк и инфраструктура вокруг него, возникшие на ранее пустынных, болотистых местах. Еще отдельно – Красная поляна и дороги до нее.

Везде создана безбарьерная среда для инвалидов. По олимпийским маршрутам точно по расписанию ездили бесплатные комфортные автобусы с вежливыми водителями в отглаженных костюма и при галстуках. Для олимпийского транспорта были выделены специальные полосы, на которых никогда не было пробок — проезд местного транспорта был серьезно ограничен. Перемещаться было комфортно и приятно. Находиться на Олимпийских объектах тоже было хорошо. С организационной точки зрения к олимпиаде и паралимпиаде Сочи был отлично подготовлен.

superstore

Вокруг же новых объектов остались прежние Сочи, Адлер, Мацеста, Кудепста и другие небольшие поселки. Такими, какими они и были раньше, — со специфическим местным сервисом, своей системой расчетов и взаимоотношений, представлениями о том, кто кому какие услуги оказывает… Люди, конечно, не изменились.

Мы пытались эти миры как-то совместить…. Ощущение было такое, как будто в старый добрый Сочи-Адлер со всей его местной спецификой сверху аккуратно «вставили» современные вокзалы-дороги-развязки и прочую инфраструктуру.

dog

И хорошо, что их «вставили». Только думается, что такие дороги и развязки давно должны были быть в любом российском городе. Но каждому российскому городу по олимпиаде не достанется. А между тем, это не сверхинфраструктура, это просто нормальные условия, необходимые для нормальной жизни.

Кончилась Олимпиада. Что останется? Не станет олимпийских автобусов и маршрутов, специальных выделенных полос, разберут часть олимпийского парка. Останется прежний Сочи-Адлер, куда вливаются новые дороги, развязки, и где блестят стеклами большие вокзалы. Достаточно ли их, чтобы сделать город центром международного бизнеса и туризма? Для меня большой вопрос.

aer[1]

 Наглядная демонстрация

Отдельно хочется рассказать о Красной поляне. Я несколько раз была в еще старой Красной поляне лет 12-15 назад. К ней нужно было ехать по вековой, вырубленной в скалах, дороге. Запомнилась медная табличка «от советских инженеров первым строителям дороги с нескрываемым восхищением». Внизу текла удивительно красивая река Мзымта, к которой мы спускались и лазили по огромным валунам, и любовались прозрачной лазурной водой, подходили к мощным порогам-водопадам. Поселки в ущелье были простоваты, центром отдыха была советская спортивная база Министерства обороны, в горы поднимали три очереди скрипучих кресельных подъемников… С инфраструктурой было бедно, но край был совершенно заповедный.

Сейчас картина разительно другая. По дну ущелья к олимпиаде проложили шоссе (в дополнение к новой автомобильной дороге, построенной около 10 лет назад) и железную дорогу. Снизу, с олимпийской автострады, отлично видно и новую-старую дорогу и чуть выше столетнее историческое, теперь уже заброшенное. Испытываешь сильные впечатления от того, как в очередной раз покорили природу. Ущелье (по моему впечатлению) во многих местах раскатано в шоссе, берега одеты в бетон. Мосты и туннели. Мощно? – Да. Но мне — честно — жалко уничтоженное ущелье Мзымты.

Роза Хутор1
В Красной поляне, немного в стороне от исторического поселка построены два совсем новых куроротных места: Эсто-Садок и Роза Хутор, плюс огромный вокзал и пересадочный узел между ними. Новые постройки безусловно впечатляют: стеклянное здание вокзала, шести — и восьмиэтажные многозвездочные гостиницы, торговые центры, паркинги. Все это хорошо бы смотрелось в какой-нибудь европейской столице.

Множество мощных подъемников, построенных австрийцами, расползаются в разных направлениях из нескольких точек. Выше Розы Хутор — этнографический комплекс, в котором в натуральную (ну хорошо, в почти натуральную) величину воспроизведены исторические памятники из разных регионов России. Кремль Московский, Ростовский, Казанский… есть из чего выбрать.

rail

Все это – такая наглядная демонстрация, что мы и горы своротить можем. Своротили. Чувства смешанные. Вроде как здорово, что так все хорошо построено. Удивление, что это все у нас. Выглядит гламурно. С другой стороны, главный вопрос – как это будет использоваться дальше? Кто там будет кататься? Если задача окупить вложения стоит, то Красная поляна будет очень дорогой, хотя и весьма крутой. Вряд ли для среднего класса. Глинтвейн по 300 руб. за стакан уже сейчас впечатляет.

hotel
Действительно, интересна будущая судьба этого региона. И теперь она уже будет определяться и с учетом событий последних дней.

 

Рекомендуем

Руководителей предприятий и организаций будут увольнять за отказ в трудоустройстве инвалидов

Министерство труда и социальной защиты планирует ужесточить наказание для руководителей госпредпириятий, которые не дают работу людям с ограничениями по здоровью. С такими начальниками будут расторгать…