20.09.2013

Этим летом вышло сразу несколько публикаций о том, как в других странах, например в Индии, ужесточают законодательство об НКО – в смысле получения иностранного финансирования. Вроде как мы не просто в тренде, мы его создаем, и, равняясь на Россию, другие государства принялись регулировать сферу финансирования некоммерческих организаций. Я почитала прессу – не только российскую – и вообще поизучала вопрос. Вот мои наблюдения.

На самом деле, в Индии не было ужесточения как такового. Ограничения существовали и раньше, а сложности с разрешением властей на получение некоммерческими организациями иностранного финансирования возникли из-за бюрократических проволочек.

Где еще какие ограничения в этой области есть? Предварительное разрешение для получения НКО иностранных пожертвований требуется также в Бангладеш, Египте, Иордании, Непале. В ряде государств для получения иностранного финансирования организации нужно регистрироваться в официальных органах: в Алжире НКО должны иметь статус «партнера правительства», в Туркменистане необходимо регистрироваться в министерстве юстиции. В некоторых случаях государства ограничивают долю иностранного финансирования, как, скажем, в Узбекистане. В некоторых – род деятельности НКО, получающих деньги из-за рубежа, как в Зимбабве: там запрещено на иностранные деньги заниматься, например, просвещением избирателей. Где-то – и то и другое. Например, в Эфиопии НКО, получающие более 10% финансирования из иностранных источников, не могут заниматься правозащитной деятельностью и вообще защитой общественных интересов. В Турции НКО обязаны уведомлять правительство о получении иностранного финансирования.

В какой компании мы оказались! С государствами, в которых идет война или, как минимум, массовые беспорядки. А также со странами, скажем так, не до конца уверенными в своей независимости, с теми, кто не ощущает себя достаточно сильным и самостоятельным для того, чтобы противостоять иностранному влиянию. Государства, которые чувствуют себя уверенно и не боятся, что кто-то может повлиять на их независимость, – Великобритания, Япония, Франция – у них никакого дополнительного регулирования НКО, финансируемых из зарубежных источников, почему-то нет.

Ах да, есть дополнительные ограничения в Германии. Если организация получает иностранное финансирование (начиная с определенных объемов), и в органах управления у нее имеются иностранцы, она должна сдавать специальную, дополнительную отчетность. Но это не только для НКО, это для всех – неважно, коммерческих или некоммерческих.

А теперь главное: каковы бы ни были ограничения в разных странах, нигде в мире организации не обязывают как-то специально называться, навешивать на себя ярлык. Либо предварительное разрешение, либо включение в какой-то реестр до получения денег, либо требование по дополнительной отчетности. «Иностранных агентов» в нашей, российской версии нигде нет!

И в США тоже нет, я совершенно в этом уверенна, сколько бы ни говорили о том, что «иностранные агенты» пришли к нам прямиком оттуда. Они пришли из прошлого. Закон об иностранных агентах, действительно, похож на FARA – но только образца 1938 года. Первая версия американского Акта о регистрации иностранных агентов создавалась с учетом исторического момента, в преддверие мировой войны, и в первую очередь – для борьбы с нацистской пропагандой. С тех пор FARA изменился до неузнаваемости, и с действующей версией не имеет ничего общего. Американские законодатели постоянно сужали и ограничивали его действие – мы же позаимствовали предельно широкий подход. И при этом проигнорировали самую суть! В основе американского законодательства об иностранных агентах – отношения «агент-принципал». Никто не может назвать организацию иностранным агентом, если в суде не доказано, что имели место отношения заказчика и исполнителя. И попадают под действие закона в основном коммерческие организации. А у нас НКО… Поэтому, я думаю, правильно было бы сказать, что, да, мы списали закон у американцев, но лишь по форме, а не по сути.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Саратовская общественная организация больных сахарным диабетом прекращает свою работу

Во время очередного заседания суда по делу об «иностранных агентах» руководство Саратовской региональной общественной организации инвалидов, больных сахарным диабетом (СРООИБСД), объявило о ликвидации НКО.

Депутат Госдумы заплатил штраф за руководителя фонда саратовских диабетиков

Депутат Госдумы от Саратовской области Евгений Примаков заплатил штраф в 50 тыс. рублей, который был наложен на руководителя общественной организации инвалидов, больных сахарным диабетом, Екатерину…