Сколько россиян пользуются Интернетом и кто из них «сидит» в социальных сетях,…

Законопроект «О добровольчестве (волонтерстве)», разработанный Советом Федерации, вызвал бурную критику со стороны добровольческих объединений. Эксперты, в свою очередь, также усмотрели в нем очередную попытку «завинчивания гаек» в третьем секторе. Тем временем из регионов поступают тревожные сигналы о внеплановых проверках НКО на предмет выявления не зарегистрировавшихся в качестве «иностранных агентов» получателей зарубежного финансирования. На очереди – законопроект, дающий Минюсту право проводить внеплановые проверки НКО.

Председатель Совета Некоммерческого партнерства «Юристы за гражданское общество», член Общественной палаты РФ Дарья Милославская в целом разделяет мнение о негативных последствиях последних законодательных инициатив в сфере НКО и добровольчества. Вместе с тем она отрицает слухи о начале массированного государственного наступления на третий сектор.

 

Не так давно Общественная палата обсуждала первые итоги правоприменительной практики по поправкам в закон о НКО, касающимся введения понятия «иностранный агент». Какой вывод Вы можете сделать о работе закона на практике?

— Главный вывод такой: территориальные подразделения Минюста пока толком не понимают, как работать с обновленным законом. Мы запросили информацию у своих представителей в 29-ти регионах страны, и практически везде нам ответили, что территориальные подразделения ведомства ждут разъяснений Минюста РФ. В первую очередь, затруднения связаны с определением политической деятельности, которое крайне размыто. Мы, кстати, обращали на это внимание еще на стадии разработки закона.

То есть можно сказать, что НКО никак не пострадали от нововведений?

— Это было бы неправдой. На самом деле, многие НКО, не дожидаясь каких-либо санкций, просто отказались от получения иностранного финансирования, лишь бы не регистрироваться в качестве «иностранных агентов». Для многих из них это, как они считают, имело бы репутационные последствия. Некоторые даже заявляли, что предпочтут вовсе ликвидировать организацию, если не найдут источников финансирования. Кроме того, некоторым НКО местные власти настоятельно рекомендуют отказаться от иностранного финансирования. Многое зависит от профессионализма чиновников на местах.

Когда обсуждались поправки об «иностранных агентах», многие заявляли, что они также осложнят деятельность благотворительных организаций. Задел ли их закон?

— Согласно закону, благотворительная деятельность не относится к политической. Соответственно, если организация занимается благотворительностью, то имеет полное право на иностранное финансирование, не регистрируясь в качестве организации, выполняющей функции иностранного агента. У благотворительных организаций, насколько мне известно, не возникло никаких проблем.

А если, например, благотворительная организация, помогающая больным муковисцидозом, решит провести митинг с требованием улучшить качество оказания медицинской и социальной помощи таким больным?

— Я не знаю прецедентов, чтобы такие действия были расценены как политическая деятельность. Думаю, что улучшение качества медпомощи больным прекрасно соотносится с целями государственной политики, то есть не преследует политических изменений. Так что вряд ли это может трактоваться как политическая деятельность. Между тем, как я уже говорила, понятие «политическая деятельность» размыто, так что ничто нельзя толковать однозначно.

Из регионов, например, из Саратовской области поступают сигналы о якобы готовящихся массовых проверках НКО на предмет выявления незарегистрированных «иностранных агентов». Вы можете подтвердить или опровергнуть эту информацию?

— Я бы, скажем, подвергла ее сомнению. Мы тесно сотрудничаем с Минюстом, и, насколько мне известно, никакой кампанейщины против НКО не планируется. Более того, федеральное министерство предостерегает от чрезмерной активности свои подразделения на местах. Действительно, прокуратура имеет право выборочно проводить внеплановые проверки НКО, но она это делала и без поправок об «иностранных агентах».

Минюст ведь тоже хочет получить право на внеплановые проверки. Соответствующий законопроект уже подготовлен. Какова, на Ваш взгляд, истинная цель этого законопроекта?

— Сегодня Минюст имеет право только на проведение плановых проверок НКО не более одного раза в три года. И то только по согласованию с прокуратурой и в соответствии с утвержденным планом. Разумеется, это существенно ограничивает возможности министерства в плане реагирования на заявления о нарушении закона той или иной некоммерческой организацией. Мы обсудили данный законопроект в Общественной палате РФ и считаем, что он может серьезно усложнить жизнь НКО. Подготовим свои рекомендации по совершенствованию законопроекта и представим разработчикам.

Давайте теперь о хорошем. Депутатам, судя по всему, очень полюбились социально ориентированные НКО. По крайней мере, чуть ли не каждую неделю они выступают за расширение критериев деятельности СО НКО. Как Вы относитесь к такому рвению записать в «социально ориентированные» побольше организаций разных направлений деятельности?

— С одной стороны, расширение рядов СО НКО – это хорошо, поскольку расширяются основания для господдержки. Но с другой — у нас чуть ли не все становятся социально ориентированными. Это неправильно, так как искажается сама суть выделения НКО, приносящих социальную пользу. Изначально мы шли по европейскому пути, где социальные НКО наделяются за свою деятельность особыми льготами и финансированием. Сейчас мы все больше и больше отходим от того узкого понятия «социальная деятельность», которое принято в Европе. И мне кажется, у нас идея потихоньку «замыливается».

Еще один законопроект, взбудораживший все некоммерческое сообщество, — «О добровольчестве (волонтерстве)», подготовленный Советом Федерации. Недавно в Общественной палате этот документ подвергся сокрушительной критике. А что Вас не устраивает в нем?

— Не устраивает концепция этого законопроекта. Я не припомню, чтобы на каком-либо из наших заседаний было такое же единодушие участников, как во время обсуждения этого документа. Практически все сошлись во мнении, что закон в таком виде не только бесполезен, но и вреден. Нас, в частности, настораживает реестр добровольцев, а также планы по созданию специального уполномоченного госоргана по работе с добровольцами. На наш взгляд, это «огосударствление» добровольчества, что противоречит смыслу этого явления. Так что мы рекомендовали воздержаться от принятия этого законопроекта.

На мой взгляд, некоторое законодательное регулирование деятельности добровольцев все-таки необходимо, поскольку я, в отличие от многих экспертов, вижу здесь предмет регулирования. Это и страхование жизни и здоровья, и финансирование расходов, связанных с добровольческой деятельностью, и освобождение от НДФЛ. Однако не считаю, что добровольчество нужно выносить в отдельный закон. Было бы правильнее внести поправки в Закон о НКО, в Налоговый кодекс, Закон об общественных объединениях, Закон о чрезвычайных ситуациях и, возможно, в ряд других актов.

Следует регулировать не взаимоотношения добровольцев и государства, а взаимоотношения добровольцев и НКО. Иными словами, все полномочия по взаимодействию с добровольцами государство должно делегировать общественным организациям. Еще раз повторюсь, что предмет регулирования существует, но предложенный законопроект не решает имеющиеся проблемы, а только усугубляет их.

Рекомендуем

АЛЕНА ПОПОВА: для чего создавать закон, который регулирует стихийное желание людей помочь?

Совет Федерации РФ в ближайшее время собирается внести в Госдуму проект закона «О добровольчестве (волонтерстве)». Данная инициатива возникла весной 2012 года. После наводнения на Кубани,…

ДАРЬЯ МИЛОСЛАВСКАЯ: чтобы сдать отчет в Минюст, специальными навыками обладать не надо

По закону все российские некоммерческие организации (НКО) обязаны отчитываться о своей деятельности в Министерство юстиции РФ, которое также наделено правом проведения их проверок. Как отчитаться,…