Одна из старейших и авторитетных российских правозащитных организаций «Московская Хельсинкская группа» (МХГ) была создана 12 мая 1976 года. МХГ образовалась с целью сбора информации по выполнению СССР обязательств, взятых на себя в рамках гуманитарных статей (положения о соблюдении прав и свобод человека) Хельсинкских соглашений. Это произошло после того как 1 августа 1975 года СССР подписал в Хельсинки Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинкские соглашения). Председатель МХГ Людмила Алексеева рассказала корреспонденту Агентства социальной информации о том, как меняется правозащитное сообщество и с какими сложностями сталкиваются сегодня правозащитники.

 

Какие цели и задачи стоят перед МХГ?

— Традиционно у нас два направления работы — мониторинг соблюдения гуманитарных статей Хельсинкских соглашений и просветительская деятельность в области прав человека.

Также мы отслеживаем соблюдение других международных обязательств по правам человека. В частности, по Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Вступая в 1950 году в Совет Европы, Россия (СССР) обязалась соблюдать все права человека (гражданские, политические, культурные). А также — по соблюдению второй главы Конституции РФ, которая гарантирует права и свободы человека и гражданина. Мы вели мониторинг соблюдения гуманитарных статей Хельсинкских соглашений, в которых упоминались основные права человека, освещали их нарушения. Поскольку Хельсинкские соглашения были опубликованы в широкой печати, то к нам стали приезжать «ходоки» и рассказывать о несоблюдении Хельсинкских соглашений на местах.

На протяжении 1976 – 1977 годов по образцу МХГ возникли Украинская, Литовская, Грузинская и Армянская группы, которые осуществляли мониторинг прав человека на территории своих республик. Но эти группы, за исключением Литовской, создавали активисты национальных движений, и они ограничивали работу сообщениями о нарушениях прав представителями коренных наций этих республик. После распада СССР МХГ стала вести мониторинг соблюдения прав человека на территории России, создав партнерство с правозащитными организациями (каждая организация отслеживала ситуацию в своем регионе, а МХГ суммировала эти материалы по России).

К чему в итоге привела ваша работа?

— В России создалось правозащитное сообщество – это итог многолетнего сотрудничества правозащитных организаций. Возможно, это важнее, чем составление мониторингов.

Теперь все правозащитные организации страны объединеныв неформальное сообщество. МХГ поддерживает тесные отношения со всеми правозащитниками и обменивается информацией, выпускает совместные заявления и реализует проекты с обществом «Мемориал», Фондом защиты гласности, Институтом прав человека и др. МХГ – член Ассоциации региональных правозащитных организаций, сотрудничает с более чем 500 региональными организациями. Они подразделяются по трем направлениям работы – сеть правозащитного мониторинга, сеть правовых клиник (бесплатные юридические консультации), сеть коалиций разнопрофильных НКО. Если кто-то из правозащитников подвергается преследованию, то мы все встаем на его защиту.

Создание правозащитного сообщества – уникальное явление в нашей стране. При этом наше сообщество построено не по принципу вертикали, правозащитные организации в регионах — не отделения, не филиалы МХГ, а самостоятельные организации, и мы — партнеры.

Просвещение в области прав человека является вторым направлением нашей работы. Мы проводим семинары для правозащитников со всего постсоветского пространства. В свое время МХГ вместе с Польским Хельсинкским фондом и Нидерландским Хельсинкским комитетом создали трехгодичную школу для тренеров в области правозащиты. Им преподавали международное право, содействовали стажировке в Страсбург, Гаагу, Варшаву. Потом проводили семинары для правозащитников из регионов в Москве. Теперь наши тренеры со своими курсами обучения по правам человека ездят туда и в другие страны постсоветского пространства, где языком общения является русский.

Активно поддерживаем правозащитников из Белоруссии, оказывая помощь в обмене информацией. В Белоруссии постоянно работает миссия, в которую входят правозащитники из соседних с республикой стран. Они проводят мониторинг ситуации с правами человека, поддерживают местных правозащитников.

В странах СНГ реализуем международную программу «Защита гражданского общества в новых независимых государствах». Также МХГ при поддержке молодежного правозащитного движения два раза в год проводит Школу по правам человека для российской молодежи, студентов. Тренеры МХГ, получившие международные сертификаты, участвуют в обучении сотрудников аппаратов федеральных и региональных уполномоченных по правам человека.

Легко ли создать правозащитную организацию?

— В России не только правозащитную, но и любую общественную организацию открыть очень сложно. По российскому законодательству учредить НКО хлопотнее и дороже, чем коммерческую фирму.

Несмотря на это в РФ возникает множество НКО, и не только правозащитных. А правозащитников ни в одной стране много не бывает.Среди них — Правозащитное общество «Мемориал», Общероссийское общественное движение «За права человека», Комитет против пыток, Комитет «За гражданские права», Комитет «Гражданское содействие».

На самом деле, люди гораздо легче объединяются по интересам, а затем переходят к правозащитной деятельности. Например, ФАР борется за равенство водителей на дорогах, чтобы не было преимущества «мигалок» — это тоже права человека. При организации любой общественно полезной деятельности россияне сталкиваются с необходимостью защищать свои права.

Многие вновь возникшие организации не зарегистрированы. После принятия 10 января 2006 года закона об общественных объединениях порядок их работы жестко регламентируется государством. Так как контроль слишком жесткий, организации не регистрируются. Например, Лига избирателей не стала регистрироваться как общественная организация.

В 2006 году, по данным Минюста, в РФ насчитывалось более 600 тыс. зарегистрированных общественных организаций, сейчас их около 200 тысяч. При этом не надо забывать о том, что незарегистрированных организаций стало гораздо больше. Например, есть общественный поисковый отряд «Лиза Алерт», волонтеры которого общаются через Интернет, договариваются, каким образом будут вести поиски пропавших людей, но не оформляют юридически свои действия. Существуют активисты, которые помогают в домах престарелых («Старость в радость»). Одновременно они ведут общественный контроль за работой этих учреждений.

А как общество относится к правозащитным организациям?

— О нашей деятельности людям известно больше, чем в советское время. К нам часто обращаются журналисты, правозащитная тематика довольно широко освещается в независимых СМИ. Например, в ежедневной газете «Новые Известия» отдельная рубрика посвящена правозащитной деятельности.

Во время митингов на Болотной площади и проспекте Сахарова мы увидели наше общество, которое раньше не проявляло себя. Правозащитников в организаторы митингов не приглашали. При этом митинги протеста проходили под правозащитными лозунгами – собравшиеся требовали соблюдать прав граждан, равенства перед законом. Требование уважения прав граждан, их человеческого достоинства – это и есть «пафос» правозащитного движения. Наше общество «проснулось», поняло, что надо рассчитывать на свои силы. Все происходящее подтверждает, что идеи правозащитного движения довольно широко распространились в обществе. Значит, все эти годы мы работали не зря.

Правозащитники нередко сталкиваются с обвинениями в ангажированности. Мешает ли это вашей работе?

— Это естественно. Власти раздражает требования соблюдать права граждан. В советское время меня называли «агентом ЦРУ», сейчас я — «английский шпион». Мы, действительно, получаем финансирование из зарубежных фондов, но занимаемся только той работой, которая соответствует нашим убеждениям и нашим целям.

Раз «властьимущие» нас ругают – значит, мы работаем эффективно, наша работа заметна. Если бы мы не «мешали» нарушать права граждан – чиновники не тратили бы время и силы для нашей дискредитации.

Справка

12 мая 1976 года в квартире академика А. Сахарова состоялась пресс-конференция, на которой было объявлено о создании Общественной группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР. Инициатором и первым руководителем группы стал физик и правозащитник Юрий Орлов. Длинное официальное название не прижилось. Группа стала называться «Московской Хельсинкской группой» — она была создана в Москве и основана на гуманитарных статьях Хельсинкских соглашений. МХГ принимала от граждан информацию о нарушении гуманитарных статей Хельсинкских соглашений и на ее основе составляла документы, доводила их до сведения общественности и правительств 35 государств – участников Хельсинкских соглашений.

В феврале 1977 года начались аресты членов группы, правозащитников вынуждали к эмиграции. В сентябре 1982 года работа МХГ была приостановлена. МХГ была воссоздана в 1986 году, а в мае 1996 года ее возглавила вернувшаяся из эмиграции Людмила Алексеева.

Рекомендуем

Результаты плановой проверки «Мемориала» переданы в прокуратуру

Министерство юстиции РФ, ранее заявившее, что Правозащитный центр «Мемориал» занимается подрывом конституционного строя, передало материалы проверки организации в Генпрокуратуру РФ. В поддержку «Мемориала» выступили правозащитники,…