Он будет создан на базе Байкальского фонда местного сообщества. Такое решение поддержали…

В России живет около 12 млн людей с инвалидностью. Порядка 4 млн инвалидов – трудоспособного возраста, но работает из них едва ли половина.

Одной из успешных инициатив, направленных на решение этой проблемы стал совместный проект Региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» и Совета бизнеса по вопросам инвалидности. В него входят такие компании, как Microsoft, «Райффайзен Банк», Clifford Chance, Ernst&Young, Hewlett Packard, «Трансаэро», «Ренессанс Кредит», Citi, Ancor, Clever, Coleman, DPD, Johnson & Johnson, KPMG, Naim.ru, Nike. О том, что сделано и что еще предстоит сделать в рамках этого проекта, рассказывает Михаил Новиков, координатор программ РООИ «Перспектива» по трудоустройству инвалидов в Москве.

 

— Совет бизнеса по вопросам инвалидности (СБВИ) был создан в 2009 году. К тому времени у нас сложились партнерские отношения с некоторыми крупными компаниями. Возникла идея их объединить, чтобы они имели возможность взаимодействовать друг с другом, обмениваться опытом, разрабатывать и воплощать какие-то интересные программы. Вообще идея объединения бизнес-компаний, которые занимаются решением проблем инвалидности, не нова: например, в США есть сеть Business Leadership Network, в Англии – Employment Forum On Disabilities. Мы решили, что стоит попробовать создать такое объединение и в Москве. Мы организовывали мероприятия, встречи на регулярной основе. Провели конкурс для студентов с инвалидностью «Путь к карьере», форум «Бизнес за равные возможности». Подбирали для организаций, входящих в СБВИ, сотрудников, консультировали по всем вопросам, связанным с вхождением людей с инвалидностью в их коллектив. Проводили тренинги для руководства, менеджеров.

 

Инициатива исходит исключительно от вас?

— Сейчас уже как раз бизнес организует регулярные встречи. В конце мая прошел второй форум «Бизнес за равные возможности». Мы участвовали в его организации, но уже на минимальном уровне, все основное сделал СБВИ. То же самое с конкурсом «Путь к карьере». Инициатива сейчас исходит уже от Совета, и это, конечно, нам очень приятно.

 

Встречи, форумы – что еще происходит в рамках вашего проекта с СБВИ?

— Компании постоянно проводят для своих сотрудников тренинги по планированию времени, по ведению переговоров. Мы договорились, что среди слушателей будут и наши ребята. С весны мы начали активно развивать программу Shadowing, когда человек с инвалидностью на некоторое время прикрепляется к специалисту и вместе с ним проводит рабочий день, участвует в совещаниях. Это хорошая профориентация, улучшение профессионального уровня. Кроме этого, существует программа стажировок. После них многие ребята остаются работать в компаниях.

Государственные программы по трудоустройству пока недостаточно эффективны. Они не помогают трудоустроенным инвалидам сохранять рабочие места. Кроме того, эти программы имеют тенденцию к «масштабности», когда приоритет получают предприятия, создающие 50–100 рабочих мест – вместо того, чтобы помогать инвалидам индивидуально и создавать рабочие места с учетом особенностей и потребностей человека.

 

В Совет входит менее двух десятков компаний. Не мало для такого города, как Москва?

— С одной стороны, да, немного. А с другой – нам не хочется искусственно расширять состав. В СБВИ должны быть те компании, которые будут активно участвовать в его работе, реализовывать программы, трудоустраивать людей с инвалидностью, а не просто числиться.

 

Многие ли ваши подопечные получили работу в компаниях – участниках Совета?

— Практически в каждой компании уже трудятся ребята с инвалидностью.

 

То есть пока речь идет о единицах?

— Нужно все-таки учитывать, что в этих компаниях серьезные требования по профессиональному уровню. Во многих необходимо знание английского языка.

 

Для бизнеса трудоустройство инвалидов – это одна из форм благотворительности?

— Принципиальная позиция Совета заключается в том, что трудоустройство людей с инвалидностью не рассматривается как благотворительность. Это вопрос конкурентоспособности организации в том плане, что было бы неправильно не воспринимать людей с инвалидностью как полноценный трудовой ресурс. Особенно если учесть, как много таких людей в России.

 

Как происходит взаимодействие с СБВИ по трудоустройству? Вы присылаете резюме или компании сообщают о вакансиях?

— И так, и так. Нам присылают данные о вакансиях, мы смотрим, есть ли подходящие кандидаты. Иногда нас просят просто присылать резюме людей, которые могли бы этим компаниям подойти.

 

У вас не было опасений, что бизнес отнесется к идее трудоустройства инвалидов, мягко говоря, без энтузиазма?

— Были, но когда мы приходили в компании, чаще всего сразу же находили живой отклик. Конечно, во многом это связано с тем, что большинство членов Совета – представительства зарубежных компаний. У них уже есть определенные стандарты, там трудовая занятость людей с инвалидностью является нормой. И во многих компаниях были рады, что есть организация, готовая им помочь в этом вопросе, выступить партнером.

 

С отечественными компаниями нет такого взаимопонимания?

— Пока нет, но мы надеемся, будет подтягиваться и российский бизнес.

 

Сам по себе, видимо, вряд ли подтянется, его нужно как-то заинтересовать. Вы знаете, как?

— Я уже говорил, что наше сотрудничество ни в коем случае нельзя строить на основах благотворительности. Мы должны говорить с бизнесменами только на языке бизнеса. Мы должны их убедить, что не рассматривать инвалидов в качестве трудовой силы – значит потерять интересных, квалифицированных сотрудников, которые помогали бы в развитии бизнеса. Что если они не воспользуются такой возможностью, этим воспользуются конкуренты. И понимание со стороны бизнеса уже есть, многие обращают внимание, что сотрудники с инвалидностью работают с большим энтузиазмом и отдачей, нежели другие сотрудники.

Сегодня по-прежнему существует множество барьеров при трудоустройстве инвалидов: физическая недоступность многих предприятий и отсутствие информации по созданию специальных условий на рабочем месте; люди с инвалидностью по-прежнему получают минимальную заработную плату и реально не работают (особенно это актуально для регионов, где приняты законы о квотировании рабочих мест); практически отсутствует доступный транспорт; стереотипное отношение работодателей к возможностям инвалидов; люди с инвалидностью обладают низкой самооценкой и мотивацией – многие не готовы начать работать, а если все-таки трудоустраиваются, часто теряют работу из-за отсутствия помощи и поддержки.

 

Государство может как-то вам помочь в диалоге с бизнесом?

— У государства есть две крайние формы политики – кнута и пряника. Кнут – это восстановить какую-то жесткую квоту: должно работать столько-то процентов инвалидов, если не соблюдаете эту квоту, платите большие штрафы. Пряник – большие налоговые льготы для тех, кто будет трудоустраивать инвалидов. Обе позиции рассматривают людей с инвалидностью как ущербных на рынке труда. Они не рассматриваются как равноправные участники трудовых отношений. А это неправильно с идеологической точки зрения. И это формирует негативное отношение к людям с инвалидностью у работодателей.

Чем нам может помочь государство? Во-первых, помочь инвалидам стать квалифицированными работниками – чтобы они имели возможность получить хорошее образование, могли подготовиться к трудоустройству. Во-вторых, должны появиться организации, специалисты, которые помогут с вхождением этих людей в коллектив, с решением юридических вопросов, с решением вопросов создания специальных условий труда. Работодатель не является специалистом в вопросах инвалидности, для него это темный лес. Если же появятся такие организации и специалисты, повысится и интерес со стороны работодателей. Вот это могло бы быть государственной задачей и стратегией.

 

А все ли ваши подопечные воспринимают себя как конкурентоспособных специалистов?

— Это, конечно, очень тяжелый вопрос. Известно, что у многих инвалидов есть установка «мне должны». В бизнесе это неприемлемо. Были печальные примеры, когда мы трудоустраивали людей, но они не задерживались на работе, потому что сами не были готовы к ней. Конечно, чаще всего это не их вина, а их беда. У многих нет социальных навыков общения, нет трудовой культуры. Мы стараемся помочь им, это отдельный пласт нашей работы.

Сейчас мы предлагаем компаниям наиболее мотивированных ребят. Потому что это вопрос завоевания доверия этих компаний. И сейчас нам крайне важно наработать успешный опыт, показать позитивный пример того, что люди с инвалидностью могут быть действительно эффективными работниками. И таким образом разрушить стереотипы отношения к ним, которые существуют в обществе.

 

Работодатели и работники

Елена Журавлева, руководитель социальных проектов авиакомпании «Трансаэро»:

— Наша компания одной из первых вошла в Совет бизнеса по вопросам инвалидности и стала единственной транспортной компанией России, представленной в нем. Наше участие в Совете позволяет перенимать опыт у коллег, а также транслировать собственную практику на партнеров и коллег в гражданской авиации. Сотрудничество с «Перспективой» имеет для нас огромное значение – как в области организации перевозки, так и обучения персонала, и, безусловно, получения экспертной оценки проектов по работе с инвалидами.

«Трансаэро» занимает ведущие позиции в работе с пассажирами с инвалидностью. С 2008 года совместно с организацией «Перспектива» мы реализуем программу по улучшению качества жизни и адаптации людей с ограниченными возможностями. Первыми в ней приняли участие сами сотрудники «Трансаэро», которые прошли серию тренингов по особенностям работы с людьми с инвалидностью. Программа предполагает информационную кампанию среди пассажиров с инвалидностью, а также культурные и спортивные события с их участием.

Нами накоплен многолетний опыт перевозки инвалидов-колясочников, инвалидов по зрению и слуху, а также тяжелобольных людей. «Трансаэро» использует дорогостоящее оборудование – уникальную авиационную кровать для перевозки лежачих больных, находящихся в тяжелом состоянии. Для ее обслуживания в полете вместе с больными за счет авиакомпании направляются сопровождающие специалисты «Трансаэро».

Также наша компания предоставляет для пассажиров с инвалидностью возможность перемещения по самолету в течение полета на специальных креслах. Кресла доступны для использования на всех самолетах авиакомпании, включая узкофюзеляжные Боинг-737».

 

Мария Хафизова, менеджер по персоналу компании КПМГ в России:

— В условиях, когда рынок труда испытывает острую нехватку квалифицированных специалистов, оставлять «за бортом» огромное число специалистов с инвалидностью – талантливых, целеустремленных, профессионально подготовленных в самых различных областях – нерационально и негуманно. В данном случае речь не идет о благотворительности, в компании не создаются «особые» рабочие места, но на все вакансии в компании открыт доступ людям с инвалидностью и применяются единые требования и критерии оценки к профессиональным качествам всех кандидатов.

В то же время через программы набора людей с ограниченными возможностями компании создают себе конкурентные преимущества и демонстрируют соискателям и клиентам по бизнесу свою социальную ответственность.

На сегодняшний день в нашей компании работают сотрудники с различными группами инвалидности, но пока их мало.

У многих из нас нет опыта общения с такими людьми, отсутствие достоверной информации лежит в основе мифов и стереотипов, распространенных в нашем обществе. Нам предстоит двухсторонний процесс узнавания и обучения, и мы уже начали этот процесс. В компании активно развивается направление «Равные возможности» – КПМГ выступает за равные возможности, уважает и ценит различия среди своих сотрудников. Наша компания принимает активное участие в разработке стратегии по интеграции людей с инвалидностью во все процессы бизнес-сообщества, являясь активным участником Совета бизнеса по вопросам инвалидности.

 

Марина Галасюк, специалист отдела по предупреждению претензий компании «Ренессанс Капитал» (пользуется инвалидной коляской после несчастного случая в подростковом возрасте):

— В целом за два с половиной года работы было всякое – и слезы, и срывы, и желание уйти. Особенно тяжело было первые три месяца. Тогда я была единственным человеком с инвалидностью в офисе.

Коллектив у нас молодой, почти все студенты. Очень пристально смотрели, переговаривались, им было непривычно, что теперь среди них работает и девушка на коляске. Мне было как-то дискомфортно от их взглядов. Тогда я для себя решила, что все, что происходит в офисе, – только работа, ближе я никого к себе подпускать не буду. Мне не хотелось, чтобы меня расспрашивали, почему я на коляске, что со мной произошло. В команде, куда я попала работать, меня поддержали две сотрудницы. Они обучали меня навыкам работы, и их лояльное отношение помогло мне адаптироваться. Думаю, скорее всего, после их отзывов обо мне другие коллеги перестали воспринимать меня как инопланетянина.

Для многих инвалид в офисе – это что-то невообразимое. Нашему обществу необходимо прививать адекватное восприятие людей с ограниченными физическими возможностями. Нужно воспитывать это в людях, информировать их. Законы законами, но до тех пор, пока в людях есть дикость, никакие законы не помогут.

 

Тигран Григорян, сотрудник юридического отдела компании Clifford Chance (детский церебральный паралич):

— Самым сложным в трудоустройстве были поездки на интервью, собеседования. Каждый раз слышать: «У вас отличное резюме, мы вам перезвоним» – и понимать, что не перезвонят… После того как начал работать, никаких проблем не возникало. Когда новый человек приходит в устоявшийся коллектив, нужно время, чтобы все друг к другу привыкли. И вот спустя год я могу с уверенностью сказать, что считаю себя частью коллектива.

На мой взгляд, увеличение льгот для работодателей при приеме на работу человека с инвалидностью дало бы им стимул рассматривать нас наравне со здоровыми. Не секрет, что при прочих равных работодатели предпочитают принимать на работу здоровых людей. Причины могут быть самыми разными: от боязни, что инвалид будет все время на больничном до банального дискомфорта. Общество в большинстве своем не до конца приняло людей с инвалидностью. Я имею в виду не только трудовые отношения, но в первую очередь быт. Государство должно изменить отношение общества к инвалидам.

Статья опубликована в информационно-аналитическом бюллетене АСИ «НКО-обозрение» №3 (сентябрь 2010 года).

Рекомендуем

Путин на встрече с лидерами НКО: в каждом регионе должен быть ответственный за работу с гражданским сектором

Президент России считает необходимым расширять ресурсные центры в социальной сфере и поручать компетентным людям работу с некоммерческими организациями и волонтерами в субъектах РФ.