Татьяна Дроздова, руководитель проектной лаборатории по разработке решений для людей старшего возраста Young Old Lab, — о запрещенных для врачей фразах и словах, и как некорректное обращение влияет на здоровье и лечение пожилых людей.

Фото: из архива Татьяны Дроздовой

По информации издания «Коммерсант», Минздрав составил список запрещенных фраз для врачей, которые демонстрируют безразличие, содержат оценочные суждения и завуалированные оскорбления. Среди них такие обесценивающие и безучастные выражения, как «ваша проблема», «не можем» и «что вас еще не устраивает?».

Чаще всего от некорректного поведения медперсонала и врача страдают пожилые люди, которые очень чувствительно относятся к тому, как к ним обращаются и что говорят.

В связи с этим пора поговорить об обесценивании и «объективизации» пациентов старшего возраста, которые страдают от эйджизма в медицине, и о том, как, казалось бы, невинные слова могут влиять на психическое и физическое состояние пожилых людей.

Уязвимые группы

Я занимаюсь темой дискриминации по возрасту уже семь лет. А впервые задумалась о ней, когда врач сказал моей бабушке, тогда еще 70-летней женщине: «Это нормально для вашего возраста». И фактически отказал ей в полноценном лечении. Из-за этого следующие 18 лет она прожила в условиях постоянно снижающейся мобильности, которая в итоге привела к изоляции от мира. 

Медицина и врачи в России находятся на острие практически любых социальных проблем, от бедности до вводимых санкций. Врачи, как бюджетники, зависят от государства и уязвимы для критики со стороны чиновников и пациентов. Во время ковида медицинские работники приняли на себя огромный удар. Поэтому естественно, что любые нововведения и предложения воспринимаются как дополнительное давление на перегруженных специалистов.

Но врачи оказались не единственной уязвимой категорией людей во время пандемии. Люди старшего возраста стали группой риска. И именно во время пандемии, в условиях ограниченных ресурсов, когда врачам приходилось выбирать, кто из пациентов получит помощь, вопрос о дискриминации старших в здравоохранении встал в полный рост.

Как эйджизм проявляется в медицине

Эйджизм в медицине — чрезвычайно распространенное явление. Согласно западным исследования, каждый пятый пациент старше 50 лет сталкивался с той или иной формой возрастной дискриминации: пренебрежительным или унижающим достоинство отношением и практиками. Исследователи связывают это с тем, что старших пациентов изначально считают безнадежными, а их жизни — менее ценными. И это может серьезно влиять на здоровье пациента и результат лечения.

Фото: Clément Falize / Unsplash.com

В некоторых случаях эйджизм проявляется в отказах предоставлять определенные лекарства, виды обследований или лечения. Со старшими пациентами врачи склонны реже заниматься профилактикой, считая, что это уже поздно. Иногда врачи могут приписывать старшим более тяжелую степень заболеваний, но при этом уровень боли у пожилых врачи склонны недооценивать. Старшие стереотипно видятся «вздорными» и «сварливыми», и их обращения, например, к медсестрам не принимаются теми всерьез, что существенно снижает качество ухода за пациентами.

Эйджизм существует и на системном уровне. Например, люди после 60 лет значительно реже молодых принимают участие в клинических испытаниях препаратов, что «смазывает» картину и не дает оценить их эффективность в случае старших.

Эйджизм в коммуникации с пациентами

И, конечно, огромная проблема — эйджизм в общении между врачами и пациентами. В целом в нашей повседневной коммуникации эйджизм хитро маскируется в «невинных» комплиментах и выражениях, и требуются особые усилия, чтобы научиться его вычислять и противостоять.

Обычно я делаю образовательные программы для корпоративных клиентов, которым помогаю развивать культуру без эйджизма, но однажды готовилась к выступлению перед медицинскими работниками и попросила подписчиков моего блога поделиться показательными случаями некорректного обращения с ними или с их родителями со стороны врачей. Вот небольшая подборка примеров из всего потока комментариев, который на меня обрушился.

«Чтобы головка у нас не болела, Николай Петрович, и хорошо работала, надо эти таблеточки принимать».

«Придет ваш сын/дочь, тогда и поговорим».

«Быстро закрываем глазки и спать… А вот через не хочу и без разговоров».

«…Тон становится покровительственный, разговаривают медленно, как будто я плохо слышу (а я слышу прекрасно)…» 

«Часто слышу советы про то, как я должна поступать со своей мамой, которой 87 лет, но она совершенно не склонна жить так, как ей скажут». 

Даже обращение «дедушка/бабушка» недопустимы по отношению к пожилым.

Из-за того, что старших автоматически маркируют в качестве глупых, непонятливых, медленно соображающих, к ним в меньшей степени относятся как к субъектам принятия решения о собственном здоровье, как к партнерам в лечении. При, казалось бы, повышенном внимании мнение и специфические желания пациента врача не интересуют. Более того, часто с родственниками диагноз и лечение обсуждается более подробно, чем с самим пожилым человеком, даже сохраняющим когнитивные способности.

Чрезмерная опека

К эйджистским проявлениям также относится чрезмерная опека, которая тоже основана на стереотипах о том, что пожилые люди беспомощны, не способны понять, что происходит, и решать за себя. Для неуместной опекающей и «сюсюкающей» манеры речи по отношению к старшим в английском языке придумали специальный термин — elderspeak. Безусловно, зачастую такая манера поведения выбирается из лучших побуждений.

Возможно, медсестра хочет создать атмосферу тепла, заботы и уюта без сознательного желания унизить пациента. К сожалению, это работает ровно наоборот: подспудно такая манера речи разрушает достоинство и самооценку, потому что заставляет пациентов чувствовать себя неполноценными и неспособными.

«В палате — женщина лет 70-80. Нянечки разговаривали вежливо и приветливо, но как с неразумным ребенком, которого надо контролировать: “Почему не едите, а ну встаем, обед остынет, а что же вы в туалет пошли, вы же упадете, я вам зачем памперс надела”. На просьбы отвечали: «Ну что там бабуля опять хочет»». 

Фото: Georg Arthur Pflueger / Unsplash.com

Есть фразы откровенной дискриминации, которая проявляет себя в пренебрежении и намеках на безнадежность положения и бесперспективность лечения в старшем возрасте. В ответ на жалобы на здоровье«Ну это возраст», “Ну вы еще на что-то в своем возрасте надеетесь? Может уже просто пора спокойно отойти в мир иной?”.

Влияние эйджизма на пациентов

Во-первых, исследования показывают, что есть связь между тем, насколько активную позицию занимает пациент в общении с врачом, насколько вовлечен в принятие решений, и эффективностью лечения. Во-вторых, негативное восприятие себя, своего здоровья и своего возраста пациентом под влиянием пренебрежительного обесценивающего отношения медицинского персонала может усугублять стресс, ухудшать состояние здоровья, способствовать изоляции, депрессии и в конечном итоге сокращать жизнь.

В-третьих,  чрезмерная опека работает как самосбывающееся пророчество, делая пожилых людей неуверенными, несамостоятельными и в конечном счете действительно более инфантильными.

Elderspeak — это не просто неуважительный стиль общения, он имеет серьезное негативное влияние на благополучие и психическое здоровье человека, с которым общается врач.

Вот какие последствия имеет elderspeak по данным исследований:

  • снижение самоуважения;
  • стыд;
  • депрессия и как следствие – растущее чувство одиночества;
  • злость и фрустрация, отказ от сотрудничества с медперсоналом.

Важно отметить: если пациенты не поправляют врачей, это еще не значит, что им все нравится и они со всем согласны. Пожилые люди не хотят показаться сварливыми, чувствуют зависимость от медицинских и соцработников, а также слабость и уязвимость перед ними, боятся, что их станут хуже лечить, и просто смиряются.

Рекомендации

От каких же слов и моделей поведения важно отказаться в общении с пациентами и подопечными, чтобы не проявлять эйджизм?

Недопустима «невидимость пациента», избегание прямого контакта с человеком старшего возраста, вроде: «Вот сын подойдет, тогда поговорим», даже если у пациента есть сопровождающий.

Исключением может быть просьба самого пациента адресоваться к сопровождающему. 

Сюда же относится  ситуация, когда медработники приходят в палату и начинают производить манипуляции без объяснений. 

Предложения и выводы не должны звучать как приговор, как что-то, что уже не требует серьезного лечения из-за возраста пациента: «А что вы хотите, вы уже старая, это у вас по возрасту». 

Более того, если пациент сам говорит что-то вроде: «Ну я просто очень старый», то рекомендуется остановить его и уточнить, что конкретно он имеет в виду и что его беспокоит. 

Необходимо избегать того самого elderspeak, покровительственного инфантилизирующего тона. И это не только уменьшительно-ласкательные слова, которые уже упомянул в своих рекомендациях Минздрав, но и неуместно «нежный» тон, обращение на «ты» и нарочито громкий голос, даже если пациент прекрасно слышит.

Культура общения

Одна из самых больших проблем в медицине в России — низкая культура обсуждения ошибок. Так что любые рекомендации рискуют превратиться в террор в отношении и без того перегруженных и рискующих выгореть врачей и медсестер.

Поэтому приведенные выше пункты важны не как очередная обязаловка, а как повод обсудить культуру ненасильственного и справедливого отношения к людям старшего возраста в нашем обществе и отказа от стереотипов, от которого зависит психическое и физическое здоровье огромного числа людей.

Материал подготовлен по проекту «НКО-координаты». Проект реализуется Агентством социальной информации при поддержке Фонда президентских грантов.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем