Почему российские фонды не принимают виртуальные пожертвования, и какие правовые и инфраструктурные вопросы надо решить, чтобы новая технология заработала.

Фото: Николай Винокуров / Фотобанк Лори

Криптовалюты уверенно входят в топ финансовых инструментов наряду с такими традиционными, как банковский счет или недвижимость. Российский некоммерческий сектор уже несколько лет присматривается к крипте как к новому источнику пожертвований. События 2022 года и кардинальные изменения, вызванные ими, могут ускорить внедрение этого финансового инструмента. За последние месяцы произошло резкое сокращение объемов пожертвований в фонды, что привело к сильному падению объемов помощи их подопечным. Эти обстоятельства, а также блокировка платежных систем и ряд других ограничений повлекли за собой рост интереса граждан и самих фондов к цифровым валютам. И интерес этот будет только расти, уверены эксперты.

Проблемы регулирования

В то же время государство относится к криптовалютам настороженно, так как под покровом анонимности зачастую «идут» деньги сомнительного происхождения. В России пока статус криптовалют не полностью урегулирован, что приводит к сложностям в понимании правомерности всех процессов.

«Принимать пожертвования в криптовалютах не запрещено. Но нельзя использовать их как средство платежа и приобретать на них товары и услуги. Помимо этого, есть еще ряд проблем: открыть криптокошелек на имя фонда практически невозможно, а принимать пожертвования на счет физического лица – непрозрачно и незаконно. Обменять криптовалюты в фиатные деньги можно в частных обменниках, но сложно доказать государству (банку), что эти деньги получены законным путем. В июле 2022 года был принят закон, но он пока никак ситуацию не прояснил: придется ждать уточняющих нормативно-правовых актов», – поясняет PR-директор фонда «Друзья» Елена Самсонова.

Чтобы глубже исследовать вопрос использования криптовалют в благотворительности, фонд «Друзья» вместе с аналитическим агентством Mindsmith осенью 2021-го — зимой 2022 года провел исследование, которое вызвало определенный интерес со стороны сектора и всех неравнодушных к индустрии благотворительности людей. Исследователи опросили более 60 НКО и провели глубинные интервью с их представителями, а также поговорили с экспертами и юристами в этой области.

«Исследование показало, что подавляющее большинство фондов обращают внимание на криптовалюты и у них на это несколько мотивов: получение новых доноров среди держателей криптовалют, повышение прозрачности транзакций благодаря блокчейну, создание образа НКО, которая идет в ногу со временем, и ожидание, что новый инструмент может стать наднациональным и открыть возможность принимать пожертвования из любой точки мира», — отмечает Елена Самсонова.

В будущем фонд намерен провести аналогичный анализ интересов криптодержателей, чтобы выяснить, насколько они готовы и хотят участвовать в благотворительности, какие барьеры перед собой видят, какие инструменты готовы использовать. Но подобные исследования требуют больших ресурсов, и у «Друзей» пока нет партнера, готового включиться в это исследование pro bono.

Первопроходцы по крипте

Некоторые фонды уже экспериментируют с новой технологией и принимают пожертвования в криптовалюте. Среди зарубежных НКО это Food for Life Global, Greenpeace, Save the Children, United Way. Среди российских организаций – «ОВД-Инфо» (внесен Минюстом РФ в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента), Роскомсвобода, «Собиратор», «Дети-бабочки». Одним из пионеров в этом вопросе стал фонд Podari.Life — партнерский фонд «Подари жизнь» в США.

«Криптовалюты уже несколько лет являются одним из многих инструментов фандрайзинга. Из благотворительных фондов, которые связаны с лечением тяжелых заболеваний, мы, наверное, были одни из первых, кто начал принимать пожертвования в криптовалюте. Когда в 2015 году открылся фонд Podari.Life, мы поняли, что в рамках американской юрисдикции схема пожертвований через криптовалюты возможна. И в 2017-м мы начали прием криптопожертвований», — рассказывает директор фонда Podari.Life Леля Шергова.

В США в качестве финансовой инфраструктуры для благотворителей выступают специальные посредники: «Есть donor-advised funds при крупных банках, через которые можно поддержать благотворительную организацию, которую вы выберите, но чек приходит от банка, а не от вас лично. Некоторые организации, которые управляют такими фондами, стали предлагать своим клиентам опцию криптовалюты. В США по-разному устроено налогообложение и налоговый вычет. Например, если вы продали биткоин дороже, чем вы его купили, и пожертвовали эти деньги, то вам все равно придется заплатить налог на прибыль, хотя вы и передали все деньги от продажи в благотворительную организацию. А если вы напрямую отдаете в фонд, то налог на прибыль не возникает», — рассказывает Леля Шергова.

Фото: FotograFF / Фотобанк Лори

В 2017 году благодаря запуску рекламной кампании фонд Podari.Life получил такой объем криптопожертвований, что они закончились только недавно. Фонд столкнулся с проблемой: он не мог продать полученные средства сразу, поскольку есть ограничение, сколько средств можно вывести еженедельно, ежемесячно. «Такого наплыва пожертвований в криптовалюте, как в ноябре 2017-го — апреле 2018 года больше не было. Тем не менее, у нас остались постоянные доноры, которые продолжают нас поддерживать», — говорит она.

Недавно криптовалютный кошелек для пожертвований в качестве эксперимента также открыл «Собиратор». Хотя руководитель проекта Леонид Синицын уточняет, что криптопожертвования пока не приходят. Для этого нужно специально «драйвить» этот инструмент и вовлекать новую аудиторию. Также он отмечает, что пожертвования от физлиц далеко не основной способ финансирования деятельности проекта.

Системные изменения

Внедрение криптовалют в России созданием специального посредника не ограничивается. По мнению интернет-омбудсмена Дмитрия Мариничева, подобным агрегатором может стать банк, который будет принимать криптовалюту, проверять ее, а затем переводить фондам. Это станет возможным после полного урегулирования статуса криптовалют в нашей стране. В настоящее время купить и продать криптовалюту можно на криптовалютных биржах либо в обменниках.

Кроме того, в идеале требуется качественная перестройка всей схемы работы благотворительной организации, а также изменение привычек аудитории. Поскольку у благотворительности сегодня непростые времена, то изучение новых технологий и их использование в работе – это точка роста, отмечают эксперты.

Новые цифровые технологии нужно внедрять не только в фандрайзинг (NFT-аукционы и блокчейн-технологии), но и в работу с данными, в процессы внутри организации, в коммуникации с подопечными, донорами и партнерами.

Что такое NFT-аукционы и блокчейн технологии

Блокчейн — в переводе с английского «цепочка блоков». Это реестр для хранения и передачи цифровых активов (своеобразная цифровая тетрадь). В качестве активов могут выступать криптовалюты, акции, NFT, файлы, документы, игровые персонажи. Все активы соединены в определенном порядке и защищены с помощью сложных компьютерных кодов. Детали каждой новой транзакции должны быть проверены сетью компьютеров или узлов, прежде чем их можно будет добавить в реестр. Блоки нельзя удалять и редактировать, иначе это приведет к разрыву цепочки. Технология блокчейна используется в банковской и финансовой сфере, игровой индустрии, управлении данными, идентификации и подтверждении прав доступа.

NFT — это запись в блокчейне, также ее можно назвать цифровым сертификатом, на котором написано, кто его создал, за сколько он был продан и кто им сейчас владеет. Блокчейн сложно взломать, поэтому NFT можно считать достаточно надежным способом хранить, к примеру, цифровое искусство.

Это может быть, как поясняет Елена Самсонова, и создание Telegram-бота, который упростит коммуникацию с аудиторией или сделает пользовательский опыт более комфортным. Например, фонд «Друзья» использует такой бот, чтобы интеллектуальные волонтеры платформы ProCharity могли получать удобные подборки заданий от фондов с учетом их индивидуальных интересов. Это те же задания, которые НКО ежедневно размещают на платформе (дизайн, копирайтинг, консультация по продвижению в соцсетях, фото- и видеосъемка, переводы и др.). Бот просто помогает не искать их самостоятельно, а получать только те, которые интересны конкретному человеку.

Сделать работу фонда эффективнее может и внедрение CRM и CDP-систем. Если CRM нужна, чтобы собирать данные о клиентах и выстраивать бизнес-процессы, то CDP может собирать данные о человеке из разных источников, даже если он не оставлял свой контакт.

CRM и CDP-системы

CRM (Customer Relationship Management) — это программное обеспечение, которое автоматизирует взаимодействие с клиентами и позволяет им управлять. СRM используется на этапе работы с существующей базой клиентов (доноров — в случае НКО) после того, как нужная НКО аудитория перешла на посадочную страницу сайта и совершила пожертвование.

Основная задача системы — сбор и оптимизация информации о донорах, например, откуда они к вам пришли и что их интересует. С помощью такой системы НКО могут мониторить данные, узнавать, с каких страниц выполнено пожертвование, сегментировать аудиторию по каналам привлечения и способу передачи средств. Кроме того, она позволяет быстро найти проблему, если произошел сбой при совершении пожертвования. Благодаря CRM можно добиться главной фандрайзинговой цели — привести донора к постоянным пожертвованиям.

CDP (Customer Data Planform) — это технология, которая идентифицирует пользователя (клиента) через любой канал взаимодействия — онлайн или офф-лайн — и собирает информацию о нем в одном профиле. Система создает подробный и точный портрет клиента, чтобы оптимизировать взаимодействие с ним и обеспечить персонализированное взаимодействие во всех ключевых точках по всем цифровым и офлайн-каналам.

Еще одна новая цифровая технология, которая сильно разгрузит сотрудников и избавит их от рутинной работы, — обработка баз данных искусственным интеллектом. Например, анализ и обработка фотографий местности при осуществлении мероприятий по поиску пропавших.

Леля Шергова отмечает, что сейчас пожертвования в криптовалюте довольно сложно сделать рекуррентными, а жертвователи могут быть не заинтересованы в своей деанонимизиации. Традиционные методы маркетологов по определению портрета целевой аудитории здесь не работают.

«Поскольку мы говорим про молодое поколение, я бы анализировала, как ведет себя комьюнити в мессенджере Discord. Нужно придумать, как туда могут попасть благотворительные организации», — считает директор фонда Podari.Life.

Мессенджер Discord

Discord — это приложение, в котором можно организовывать голосовые и видеоконференции, обмениваться текстовыми сообщениями, создавать тематические каналы, сообщества, подключать и настраивать ботов для выполнения задач. Изначально приложение было разработано специально для геймеров, но постепенно расширило аудиторию пользователей и стало «приложением для всех». По состоянию на 2021 год у сервиса более 350 млн зарегистрированных пользователей по всему миру и более 150 млн активных пользователей в месяц. Подавляющее большинство пользователей приложения — англоговорящая аудитория, в России мессенджер популярен у геймеров. В настоящее время в мире Discord стал использоваться как площадка для криптосообщества и для общения членов NFT-сообществ.

Одна из проблем, по мнению Лели Шерговой, в том, что представления о сообществах криптожертвователей пока еще очень приблизительные, и они быстро меняются.

«Например, некоторые хранят «сбережения» в биткоинах, а для пожертвований и, предположим, небольших покупок предпочитают другие криптовалюты, например USTD. Соответственно, если вчера благотворительной организации было достаточно иметь кошельки в трех или четырех криптовалютах, то сегодня нужно быть готовым принимать пожертвования в восьми видах, а завтра возникнет какой-то новый механизм, который понравится потенциальным донорам, а значит и фонд должен об этом знать. С другой стороны, сейчас очень динамично развивается рынок NFT: можно следить за тем, как маркетплейсы, в отличие от благотворительных организаций, могут себе позволить изучать поведение продавцов и покупателей NFT, развивают свои платформы, используют новые инструменты и подключают новые криптовалюты. Именно вокруг NFT возникают те сообщества, о которых я говорила выше. Но, повторюсь, это все очень быстро меняется», — отмечает Леля Шергова.

К технологии блокчейна в настоящее время присматривается фонд «Дети-бабочки». Распределенные реестры фонд хотел бы внедрить в фандрайзинговые модели, чтобы повысить прозрачность сборов и трат средств, которые поступают.

Скепсис и выводы

«Криптовалюты станут массовым инструментом фандрайзинга, когда этот способ пожертвований будет более удобным. Все сейчас оперируют банковскими приложениями с мобильного телефона. Когда это будет так же удобно с криптовалютами, тогда и начнут жертвовать», — считает Леонид Синицын.

«Цифровые технологии пока готовы использовать всего 1-2% НКО. Чтобы они работали, в них нужно вкладываться. НКО к этому не готовы, особенно в регионах. Все новые технологии завязаны на ресурсы. А фонды сейчас режут свои ресурсы, предпочитая работать «по старинке». В перспективе год-полтора я пока не вижу появления новых интересных технологий у российских фондов», — отмечает основатель Клуба фандрайзеров, ментор по фандрайзингу Анастасия Ложкина.

По мнению Ложкиной, такой инструмент, как Telegram, вполне может стать новым каналом сбора средств: «Он развивается с фантастической силой. У фондов сейчас есть возможность приема пожертвований через Telegram. Это то, что нужно развивать, хотя комиссия кусается».

Так, если у фонда или НКО есть свой Telegram-канал, они могут настроить кнопку donate для приема пожертвований, и читатели канала могут проголосовать рублем — поддержать деятельность организации. Чтобы вывести деньги, на счету должно быть не менее 100 евро или 20 тысяч рублей. Комиссия за вывод средств составит 4–5%.

Определенный потенциал для развития благотворительности опрошенные эксперты видят в метавселенных. Это виртуальное пространство, в котором люди могут общаться друг с другом и с цифровыми объектами с помощью аватаров и технологий виртуальной реальности. Так, волонтеры благотворительного фонда «Соломон» в марте 2022 года построили на платформе Decentraland аналог Стены Плача, рядом с которой можно мысленно выразить благодарность и загадать желание. Кроме того, пользователи могут приобрести свой NFT-оберег — Хамсу (защитный амулет в форме открытой ладони с пятью пальцами). Над NFT-коллекцией из 777 оберегов работали волонтеры платформы SOLOMON.charity совместно со студией «1518» и разработчиками NcraFTsman. Средства, вырученные от продажи, идут на развитие и совершенствование инновационных проектов, а также на помощь подопечным фонда.

Фото: Фотобанк Лори

К технологии дополненной реальности присматривается и фонд «Дети-бабочки».

«Для благотворительной сферы очень интересны и перспективны иммерсивные технологии. Это технологии дополненной и виртуальной реальности, игровые механики, которые позволяют сделать фандрайзинг более живым и привлекательным для жертвователей.

Мы видим большой потенциал в метавселенных, присматриваемся к различным мирам внутри них, изучаем лучшие практики и кейсы, пытаемся примерить их на российскую аудиторию. Это и Roblox, и Decentraland, и Sandbox», — говорит член ОП РФ, основатель и руководитель фонда «Дети-бабочки» Алена Куратова.

В практике фонда есть опыт взаимодействия с NFT. Ко Дню защиты детей 1 июня, совпавшего в этом году с празднованием дня рождения фонда «Дети-бабочки», современные цифровые художники создали серию из 10 NFT-работ, вдохновленных рисунками маленьких подопечных фонда. Аукцион продлится до конца 2022 года, работы художников все еще можно приобрести.

***

Эксперты сходятся во мнении, что текущий уровень компетентности российских благотворительных организаций не позволит НКО самостоятельно разобраться с вопросом фандрайзинга в криптовалюте, даже если эта деятельность будет легализована регулятором и законодательно урегулирована. Об этом говорится в исследовании фонда «Друзья» и агентства Mindsmith.

Одним из главных барьеров исследователи называют коммуникационный: НКО нужен посредник, который научит, где искать потенциальных криптодоноров и как разговаривать с этой аудиторией. А значит нужны площадки для этого диалога и участие в нем других инфраструктурных организаций, которые занимаются поддержкой благотворительных фондов.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем