Что в социальной журналистике хорошего, а что плохого, надо ли бояться чего-то и как справиться с выгоранием.

Фото: David Werbrouck / Unsplash

АСИ задало журналистам и авторам медиа, где социальные темы освещаются все шире, пять вопросов о профессии.

Что в социальной журналистике хорошего?

Если Евгению Волункову, специального корреспондента портала «Такие дела», спросить, зачем идти в социальную журналистику, она посоветует туда не идти.

«Лучше в IT. И денег заработаете, и нервную систему сохраните. А если все равно пойдете в журналистику, вы почувствуете, что делаете что-то важное и чуть-чуть меняете мир. Сильно мы его не можем поменять. Но вам понравится», — говорит Волункова.

Елена Трифонова, основатель портала «Люди Байкала», считает, что хорошее в социальной журналистике — результат и моральное удовлетворение от него. Они покрывают все страдания в процессе.

Фото: Jon Tyson / Unsplash

Екатерине Фоминой, главному редактору издания «Гласная», кажется, что эмпатичным и неравнодушным людям сложно наблюдать происходящее в социальной сфере без возможности на это повлиять. Поэтому хорошее в социальной журналистике — способность помочь и «быть в ладах со своей совестью».

«Это возможность видеть мир шире, чем другие люди, не черно-белым, а многогранным, и рассказывать об этом другим», — уверена Фомина.

Хорошего в социальной журналистике — общение с людьми, говорит Валерия Прокопенко, ведущая и куратор студенческих проектов «Мёдъ».

«Когда у тебя все получается, когда ты получаешь слова благодарности, когда тебе говорят, что ты помог, — это такой кайф. Ради этих эмоций я готова продолжать», — рассказывает Прокопенко.

Что плохого?

Идти в какую-то другую сферу стоит, по мнению Волунковой, потому что в социальной журналистике будет тяжело сберечь себя. В «социалке» частые темы — боль и страдания, а нервная система у журналиста не железная.

Ему действительно приходится пропускать все боли героя через себя, говорит Трифонова. Еще журналисту приходится нести ответственность, которую возложили на него герои.

«Ты приезжаешь в глубинку, 30 человек выстраивается к твоему диктофону, и все они ждут, что сейчас выйдет публикация, и их проблемы решатся. Но ты знаешь, что так не будет», — объясняет Трифонова.

Плохое для Екатерины Фоминой — осознание того, что сдвинуть ситуацию с мертвой точки, изменить что-то системно очень трудно. Здесь необходимо просто выдержать и не сдаться.

Если человек хочет заниматься социальной журналистикой, любит это дело и верит в него, никакое плохое его не остановит, уверена Валерия Прокопенко.

Как не выгорать?

«У каждого свои способы. Каждый изворачивается как может. Я бегаю, как безумная, и хожу пешком по миру. Помогает, но ненадолго», — рассказывает Волункова.

Не выгорать и снимать эмоциональное напряжение Елене Трифоновой тоже помогает спорт. Любой стресс — она идет бегать. А если все-таки выгорел, Трифонова советует идти в социальные сети и писать там про котиков, отвлекаться от вечной социальной повестки.

Фото: Devin Avery / Unsplash

Чтобы не выгорать, нужны вера в справедливость, терпение и поддерживающие люди рядом, считает Фомина.

«Бороться с выгоранием помогут достойная заработная плата, правильный график работы, разделение рабочего и личного времени, достаточный отдых, хорошая самооценка и самоуважение», — говорит она.

Нужно научиться не перекладывать чужие проблемы на себя, считает Прокопенко.

«Психологи же не перекладывают на себя проблемы каждого клиента, иначе они сошли бы с ума. Так и нам надо», — говорит Валерия.

Чего стоит бояться?

В социальной журналистике нужно бояться «косячить», считает Волункова. Бояться навредить людям, с которыми работаешь, не справиться с эмоциями и объективностью.

Стоит бояться допустить ошибку, не докрутить ситуацию или не перепроверить факты, считает Трифонова. Бояться не быть достаточно подкованным юридически.

Что точно не заслуживает страха?

Точно не надо бояться, по мнению Волунковой, хорошо и много работать. То есть погружаться во разные темы с головой и нести ответственность за то, что делаешь.

Вряд ли стоит бояться эмоционально включаться в ситуацию, добавляет Трифонова. Такого же мнения придерживается Валерия Прокопенко: если журналист эмоционально стойкий, эмоций в социальной журналистике ему бояться не стоит.

Фото: Jon Tyson / Unsplash

«Ничего не стоит бояться. Стоит здраво отдавать себе отчет в том, что ты можешь и на что хватает сил. Не бояться признаваться в том, что ты не справляешься, не стоит бояться сдаваться и уходить», — уверена Фомина.

Ответы журналистов записаны на пятой конференции АСИ «ЗаЧем будущее социальной журналистики?». Ее организовали Агентство социальной информации и Центр «Благосфера».

Конференция проходила 21 октября в Москве при поддержке Благотворительного фонда Владимира Потанина, Благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт» и Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем