Глава оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова: где и как искать нужных сотрудников, что делать для избежания выгорания и почему так важна команда.

Анна Межова. Фото из личного архива

Я руковожу региональным фондом, стараюсь развивать его и постоянно сталкиваюсь с поиском сотрудников. Эту колонку я решила написать после нескольких лет разного опыта привлечения людей в команду.

Одно, что я могу точно сказать после десятков интервью и споров под постами в социальных сетях: большинство людей очень плохо представляют, как устроены некоммерческие организации, кто и как там работает, да и сама мысль работы в НКО за зарплату многим не понятна.

Некоммерческому сектору еще работать и работать над тем, чтобы это изменить.

Но начнем по порядку.

Миссия или эффективность

Я вышла из бизнеса и при работе в НКО использую многие бизнес-инструменты. Предпочитаю сразу честно рассказать людям о том, как мы работаем, как складывается зарплата, как строить карьеру в нашей организации. И вот одну из самых больших дискуссий, как мне удалось почувствовать, и у людей, которые участвовали в собеседованиях, и у их знакомых, вызывают вопросы результативности сотрудника некоммерческой организации.

У людей не складывается, как можно сочетать требования – разделять ценности фонда (а мы работаем с детьми, пережившими насилие) и коммерческие показатели.

И тут я пытаюсь донести главную мысль: все мы как сотрудники хотим получать большие зарплаты, при этом заниматься интересным делом. И это нормально. Но с точки зрения руководителя НКО сотрудник должен быть эффективным. И в НКО больше ответственности, чем на обычной работе, ведь мы должны каждый пожертвованный нам рубль превратить не просто в некую услугу, а в ощутимую помощь нашим подопечным.

Например, получает сотрудник НКО со всеми выплатами 33 тысячи рублей в месяц, т.е. в год это почти 400 тысяч рублей. Для меня логично, что этот сотрудник должен делать для подопечных куда больше, чем эти 400 тысяч, иначе можно было бы просто раздать эти деньги подопечным. Уверена, для многих из них это был бы праздник.

деньги
Фото: pixabay.com

Но такой «коммерческий» подход часто вызывает дискуссии и отрицание у многих, даже у тех, кто сам работает в НКО.

Достаточно много кандидатов думают, что работать в НКО — это легко: тебе выдают такой мешок с деньгами и клоунский нос, ты ездишь по нуждающимся и детским домам, веселишь всех и раздаешь деньги и подарки. Действительно, не работа, а праздник какой-то.

(Небольшой совет: чтобы отсеять таких кандидатов, принимайте резюме только с сопроводительными письмами, где попросите рассказать человека о том, что он знает о благотворительности вообще и о деятельности вашей организации, в частности.)

Зарплаты, отпуска и профилактика выгорания

Я понимаю коллег, для многих из них сама идея того, что они реализуют в их организации, то, как они меняют мир, настолько ценна, что она ценнее чем любые деньги, показатели и зарплаты. И когда ты горишь идеей, это действительно не важно. У нас самих в первое время были весьма скромные зарплаты, большие идеи и светлое будущее, которое мы строили.

Но, к сожалению, у нас была огромная текучка кадров.

Видеть каждый день детское горе за копеечную зарплату, не иметь возможности съездить в отпуск, сделать ремонт, купить какую-то технику, при этом работая в самой дружной и по-человечески теплой компании, – сомнительное удовольствие в долгосрочной перспективе.

Потому что это просто тяжело, как бы не горели люди, они перегорают и уходят.

И чтобы этого не случилось у специалиста должна быть возможность восстанавливаться: съездить в отпуск (кстати я бы подняла его продолжительность для сотрудников НКО), позволить себе что-то для разгрузки (спортивный зал, бассейн, а может быть курсы танцев).

Фото: Gregory Pappas / Unsplash

Это важно и для общего дела, потому что специалист, работая с ребенком, должен думать о ребенке, а не о том, как ему дотянуть до зарплаты или где какую подработку еще взять.

Мы значительно снизили текучку, когда подняли зарплаты.

И это было важное стратегическое решение, которое позволило совершить фонду значительный скачек в эффективности.

И теперь перед нами стоит задача расширения и поиска новых сотрудников с хорошими компетенциями.

Поиски сотрудника как проект

И тут мы сталкиваемся с тем, что если в Москве я часто вижу, как профессионалы задумываются о смыслах и переходе в НКО, то в региональных реалиях люди просто ищут работу и зарплату.

Отличный вариант привлекать в сотрудники НКО волонтеров организации на деле иногда оказывается историей неоднозначной. Волонтер хоть и разделяет ценности, но не всегда может перестроиться и относиться к этому как к работе, а не как к хобби. А вот искать сотрудников с помощью волонтеров – идея очень хорошая. Таким образом мы находили людей, которые искали работу и были осведомлены о нашей организации.

Сейчас я ищу себе зама, это ключевая позиция и это усложняет поиск. Задумавшись о нем, я спросила коллег, как же они ищут себе сотрудников, и самая ценная мысль, которую я вынесла из этого обсуждения, это мысль о том, что надо относиться к поиску сотрудника, как к проекту. Мы же постоянно пишем социальные проекты, рассматриваем цели и задачи, составляем план, ставим результат и достигаем его.

Фото: pixabay.com

Вот и я пытаюсь составить проект: поиск моего зама. И мотает меня в этом проектировании от «команды мечты», до «добро пожаловать в ад». Наверно, это многим созвучно.

Мы выбираем людей не только профессиональных, но и человечных, в НКО, как нигде, важна поддержка от команды, взаимоотношения между людьми, человеческие качества.

Например, я всегда при финальных собеседованиях приглашаю членов команды и обсуждаю с ними их впечатление от кандидатов. Приятно работать, когда тебя окружают хорошие люди.

Но хорошие люди, это не профессия, важен и профессионализм. А вот тут еще важно испытать профессионала.

Проверка на готовность

Мы часто сталкиваемся с тем, что человек просто не был готов к нашей специфике. Например, ярко помню момент, когда мы искали бухгалтера. С психологами я всегда по много раз спрошу про работу с темой насилия. А тут почему-то не сказала. Вроде бы бухгалтерия – это цифры, деньги, отчеты.

Нашла чудесную женщину, профессионала, она даже работала в некоммерческой организации, знает все про отчеты и аудиторские проверки. И очень мне понравилась как человек. Мы уже даже договорились о дате ее выхода. И тут меня отвлекает важный звонок – родители просят помощи для ребенка, который стал жертвой насильника.

Я рассказываю, как им поступить, договариваемся о том, когда они приедут, передаю данные психологу. И возвращаюсь к кандидату на должность бухгалтера через каких-то десять минут. Она сидит вся в слезах, поняв по моему разговору, что случилось с ребенком, а потом выходит из кабинета со словами, что не сможет работать в таком аду, что в ее мире детей не насилуют.

Фото: Keenan Constance / Unsplash.com

И я понимаю, что для неподготовленного человека это может быть слишком. Даже если ты не будешь работать с детьми, ты все равно не сможешь отгородиться от нашей работы. Даже через отчеты и цифры, ты все равно будешь видеть детей и их детское горе.

И все мы, работающие в НКО, именно такие люди, которые могут быть рядом в трудный момент, держать за руку и профессионально оказывать помощь. И построение команды, это действительно сложный и важный для нас проект, который каждый из нас строит так, как велит ему сердце.

И пусть на этом пути нам выпадет еще чуточка удачи, чтобы на наши вакансии отзывались близкие по духу люди, чтобы с нашей командой мечты и в ад было спускаться не страшно.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Саша и ее благозависимость

Президент фонда «Альцрус» Александра Щёткина – о том, как находить ресурсы на решение «непопулярных» проблем, о борьбе со стереотипами об НКО и о помощи в…

Человек на своем месте

Алексей Газарян — о гендерном дисбалансе в третьем секторе, о связи НКО и бизнеса и о том, почему учеба — это непрерывный процесс.

От синдрома Дауна к «Синдрому любви»

В Международный день человека с синдромом Дауна глава фонда «Синдром любви» Ирина Меньшенина рассказала, почему вернулась в Россию из США, как изменить отношение россиян к…