Игорь Новиков, юрист и сооснователь инклюзивного проекта Everland, — о том, насколько продуктивны намерения Минтруда обязать работодателей нанимать на работу людей с инвалидностью.

Фото предоставлено пресс-службой Everland

Минтруд России разработал проект, согласно которому работодателей могут обязать нанимать людей с инвалидностью в течение полугода с момента, когда для них выделили место, сообщило РИА Новости с ссылкой на документ.

О том, к чему это может привести, Агентству социальной информации рассказал Игорь Новиков, сооснователь инклюзивного проекта Everland.

Everland — проект, в котором удаленно и в офисе профессионалы с разными ограничениями здоровья — дизайнеры, веб-разработчики, юристы, контент-специалисты — оказывают услуги бизнесу и НКО, реализуют медийные инклюзивные проекты.

Современные государства стремятся быть социальными. При этом мало кто понимает, в чем эта социальность состоит, и как ее достичь. Россия не исключение, и «наши люди» понятие «социальное» достаточно четко ассоциируют с уровнем жизни. Поэтому мы так часто слышим о попытках государства этот самый уровень жизни повысить.

Есть проблема: минимум 10 % россиян инвалидизированы, большинство из них не имеет постоянного трудового заработка и вынуждены жить за счет средств социального обеспечения и помощи близких.

Как решать эту проблему? Можно повышать размер пенсий, но всем и так ясно – бюджетные возможности ограничены. Есть другой путь – обеспечить людей с инвалидностью стабильным трудовым доходом, иными словами, обеспечить занятость.

Обеспечить занятость, в свою очередь, тоже можно по-разному: проектная работа, частная практика, сдельная оплата, самозанятость и проч. Трудоустройство является разновидностью занятости, наиболее выгодным вариантом для государства. Считается, что работник в рамках трудового договора защищен максимальным образом, а для работника с инвалидностью защита не пустое слово.

Все KPI в работе с людьми с инвалидностью упираются в «а сколько у вас трудоустроено»? К сожалению, государство до сих пор мало интересует «сколько занято и получает доход».

Принуждать умеючи

Прежде чем человека с инвалидностью трудоустраивать, его нужно подготовить. Не просто выдать диплом специалиста, а именно «прокачать» его soft skills.

Не секрет, что многие начинающие специалисты с инвалидностью рассматривают работу как очередное «активити»: есть пение, есть курсы испанского, а по средам у меня будет работа.

И рассуждают так ребята одаренные, из которых наверняка бы «выросли» отличные специалисты.

Но среда, в которой с детства дают фору, за глаза ставят оценки, закрывают сессию и проч., лишь только потому что ты инвалид, беспощадна. Эта среда вновь инвалидизирует человека, убивает в нем всякое желание трудиться в подлинном смысле слова.

Вопрос: правильно ли государство делает, принуждая работодателя брать кого-то на работу? Вообще, правильно ли принуждать работодателя или пойти по рыночному варианту, по варианту конкуренции: кто достоин, того и взяли?

По сути, государство перекладывает бремя предварительной работы с людьми с инвалидностью на работодателя: либо просто в штат принимай и плати зарплату за ничего неделанье, либо придумай, как обучить и сделать эффективным.

Думаю, что модель «трудоустройство через принуждение» ни к чему хорошему  привести не может в принципе. Это пример непродуманного действия регулятора, которое чревато обратными эффектами.

Фото: публикация центра «Благосфера»

Монетизация инвалидности

В чем это выражается? Во-первых, если работодателя в условиях дефицита специалистов в среде людей с инвалидностью припереть к стенке и вынудить принимать кого попало, лишь бы квоту закрыть и отчитаться, то любой разумный работодатель будет искать пути обхода.

Работодатель даже иногда готов вложиться в переоборудование своих площадей, но вопрос: кто будет работать? Нет работников. А закрыть квоту надо, поэтому работодатель ищет предложения на рынке: «Помогите закрыть квоту».

Во-вторых, спрос рождает предложение.

Как грибы начинают расти варианты: «Ок. Вот тебе моя трудовая. Ты меня трудоустраиваешь на минималку, а я не буду появляться на работе. Ты квоту закрыл, а я получил денежку».

К чему это ведет — сами понимаете. Буквально 10 лет, и у нас вырастет поколение, для которого иждивение станет нормой.

Что мне нравится в этом законопроекте

Это идея, что те, кто не принимает на работу людей с инвалидностью, не могут претендовать на господдержку. Это правильное решение, поскольку принуждение заменяется стимулированием.

Если ты не хочешь брать инвалидов — не бери. Но ты не можешь прийти к государству и сказать: «Помоги», потому что ты не помог в свое время, когда нужно было решить вопрос с трудоустройством людей с инвалидностью. Это правильный подход.

Фото: Nayeli Dalton / Unsplash

Чтобы закон действительно решал проблему

Я считаю, что подобные законопроекты должны согласовываться с профильными НКО, а не рождаться в недрах Минтруда людьми, которые связаны с проблемой лишь отчетами и кабинетами.

Серьезная работа в этом направлении, проработка данного текста, конечно, привела бы к тому, что мы бы сказали, что квотирование — штука плохая, но она есть, в нее государство и регионы вложили средства, отказаться от квотирования в ближайшее время государственной воли не хватит.

Но как квотирование реализовывать дальше? Давайте мы будем его реализовывать добровольно-принудительно. Мы будем стимулировать и заинтересовывать работодателя, чтобы он использовал квотирование. Мы будем давать, например, льготы. Тем, кто принимает на работу людей с инвалидностью, будем давать разного рода льготы, возможность получить господдержку, в том числе региональную, субсидирование по выплате кредитов.

Самое главное, что государство не проработало очень важную вещь.

Главный KPI реализации подобного проекта квотирования — это трудоустройство, формальное трудоустройство.

Заключил трудовой договор, поставил на учет, платишь отчисления — и все, задача решена, а человек как дома сидел, так и сидит. Ему просто на карточку деньги приходят. Никакие проверки не предполагаются. Если к тебе приходит проверка, проверяют квотирование, что проверяют? Наличие трудовых договоров.

По идее разумная реализация квотирования должна предполагать, во-первых, не обязывание, а стимулирование: сделать так, чтобы работодателю было выгодно, а во-вторых, не просто принимать человека с инвалидностью на работу, но вовлекать в трудовую деятельность.

Пускай таких людей с инвалидностью будет мало, но в среднесрочной перспективе это станет нормой.

Я считаю, что эффект от этого законопроекта хорошим не будет точно, но при этом в нем есть разумное начало: попытка умного регулирования в виде стимулирования участия в проекте квотирования.

Фото предоставлено пресс-службой Everland
Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

М. Терентьев: «Президент поддержал идею о необходимости трудоустройства инвалидов в органах государственной власти»

Глава государства встретился 16 ноября с представителями общественных организаций инвалидов — Общероссийского союза общественных объединений «Союз «Чернобыль» России», творческого коллектива детей и молодежи с нарушениями…

Инвалиды по зрению — сотрудники call-центра «Телекурс» объявили голодовку

1 ноября сотрудники ТНВ «Коммунал-Сервис», ЗАО «Континент», ЗАО «ФинКомПром», объединенных под брендом «Сall-центр «Телекурс», объявили голодовку. Предприятия, которые были созданы с привлечением средств Фонда квотирования…