Актриса рассказала АСИ о дружбе с фондом «Антон тут рядом», феминизме и о том, как она видит развитие благотворительности в России.

Варвара Шмыкова. Фото из личного архива

Варвара Шмыкова, молодая актриса, известная по ролям в фильмах «Петровы в гриппе», «Нелюбовь» и сериале «Чики». Не меньше она известна своим участием в различных социальных проектах и поддержке благотворительных фондов. Например, совсем недавно она приняла участие в проморолике просветительской акции об ответственном поведении за рулем #питьнельзярулить. А интервью АСИ давала буквально во время благотворительного тура «Редкий Петербург» в помощь фонду «Антон тут рядом».

Варвара, как ты познакомилась с фондом «Антон тут рядом»?

С фондом мы дружим уже несколько лет. Сначала я познакомилась с Любой Аркус (киновед, режиссер, основатель фонда «Антон тут рядом». — Прим. АСИ) на съемках фильма «Петровы в гриппе» режиссера Кирилла Серебренникова. Мы поговорили, признались друг другу во взаимной любви, и спустя какое-то время я поехала в Петербург на открытие инклюзивного детского центра фонда. С тех пор мы с мужем периодически участвуем в разных их активностях, приезжаем в цеха (мастерские фонда, где подопечные работают, выполняют заказы от партнеров, и их труд оплачивается. — Прим. АСИ).

Мне безумно нравится все, что делают в фонде, потому что там столько любви, столько творчества.

В этом году на музыкальном фестивале фонда «Антон тут рядом» было собрано 3,8 миллиона рублей. Ты же тоже принимала в нем участие, какие остались впечатления от фестиваля? 

Это было феерично! Лайн-ап (список артистов-участников. – Прим. АСИ) был как у какого-нибудь крупного фестиваля. Мне выпала честь читать с инклюзивным оркестром фонда и под аккомпанемент композитора Кирилла Рихтера текст Антона Харитонова «Люди», того самого Антона, с которого началась история фонда (подробнее можно прочитать здесь. — Прим. АСИ).

Фото из личного архива

У меня много было театрального и сценического опыта, но это выступление оказалось чем-то невероятным, до сих пор мурашки, когда вспоминаю тот вечер. Что-то невероятно трогательное, космическое.

О чем текст Антона?

Это своеобразный манифест, то, как он видит мир.

Еще один проект фонда, в котором ты приняла участие в эти выходные, благотворительный тур «Редкий Петербург», организованный при поддержке бюро Go To Star. Расскажи, что это за тур?

Это платный тур, все средства от которого пошли фонду «Антон тут рядом». У нас было три дня, один лучше другого.

Был невероятный разговор с режиссером Александром Сокуровым в Эрмитаже. Это какой-то укол трезвости и человеколюбия.

Потом, конечно, фильм Любы Аркус об Алексее Балабанове. В конце в зале наступила тишина. Ощущение, что мы подсмотрели в замочную скважину за жизнью людей, увидели что-то очень личное и честное. 

Фото из личного архива

Потрясающая встреча была с искусствоведом Михаилом Мильчиком, близким другом Бродского, который провожал его, когда тот уезжал из России. Нам провели интереснейшую экскурсию по музею «Полторы комнаты», где я прочитала как раз стихи Бродского.

Для меня, как для артистки, огромным впечатлением стала экскурсия по БДТ вместе с Андреем Могучим (режиссер, худрук БДТ. – Прим. АСИ) и актрисы Нины Усатовой, я там почувствовала себя ребенком в конфетной лавке. Все эти чудесные истории, костюмы, как они сидели в гримерках, о чем разговаривали, кто кого рисовал…

Но самое важное, что я услышала за эти дни, было, когда мы пришли к Любе Аркус в центр «Антон тут рядом». Она рассказала нам истории из своей жизни. Вроде я все это знаю про фонд, как она его создавала, с какими проблемами сталкивалась. И все равно еще раз убедилась, как это непросто — заниматься благотворительностью, и что фонды существуют благодаря таким вот людям, которые остервенело и до самого конца будут бороться за человека, неважно сколько ему лет, откуда он и чем занимается. Для этих людей нет ничего невозможного, их решительность и мужественность впечатляют.

Сегодня, благодаря тому, что есть фонд, который у всех на слуху, где происходит много активностей, уверена, что стереотипы будут постепенно разрушаться. Хочется, чтобы каждый человек получал то, чего он достоин, в первую очередь — любви, а в центре «Антон тут рядом» дают как раз эту любовь.

Это ведь далеко не единственный благотворительных фонд и проект, который ты поддерживаешь? Ты выбираешь, в каких темах участвовать или в целом готова поддержать всех, кто обращается?

Да, я стараюсь участвовать в том, что отзывается. Но, честно, редко кому отказываю. Недавно делала медиаподдержку приютам для животных. Детский хоспис «Дом с маяком» устраивал встречу со мной. Записывала поздравление к новому году для волонтеров фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Где-то раз в полгода мы отдаем вещи на благотворительность.

Сейчас все это стало неплохо развиваться. Например, в одном из салонов на Патриарших прудах сделали акцию, выделили отдельную косметическую линейку, и все деньги от ухода шли в фонд «Антон тут рядом». В разных кафе можно встретить, например, посуду, рисунки из инклюзивных мастерских. Или вот, когда снимались в клипе для L’One, там все были в толстовках с «доброшрифтом».

Мне кажется, благотворительность так или иначе становится частью нашей жизни. Пять лет назад такого не было.

С чем это связано, как ты думаешь?

Мне хочется верить, что человек наконец-то стал понимать смысл слов «кто, если не я». Если я это могу сделать, то нужно делать. Наверное, люди становятся более человечными, сострадающими. Потому что без сострадания и сопричастия сейчас невозможно.

Недавно ты была на презентации «Современной энциклопедии для девочек» Екатерины Денисовой и Марины Ментусовой в центре «Насилию.нет» (внесен в реестр НКО-иноагентов). Что тебе было важно сказать на эту тему?

Я купила несколько книг, подарила младшим сестрам, чтобы они прочитали. Книгу обязательно нужно читать родителям девочек — и мамам, и папам, — и даже дедушкам.

Там все доступным языком, без сказок про аиста. Если бы мне такую книгу подсунули в 12-14 лет, я была бы счастлива. Потому что не всегда неудобные разговоры, например, про прыщи, про телосложение, про симпатию к мальчикам, девочки могут вести с родителями. А с кем тогда? А тут есть такая книжка.

Фото: «Насилию.нет»

У меня брали комментарий для книги. Так что в ней есть история про финансы маленькой Вари, про мой первый заработок. Здорово, что и такие темы затрагиваются, например, на что ты имеешь право до 18 лет, живя в Российской Федерации. Это какие-то важные вещи, которые не проговаривают в школах.

На встрече была Юлия Варшавская, главный редактор Forbes Woman, одна из авторов Екатерина Денисова, а по зуму присоединились Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», и второй автор Марина Ментусова.

Фото: «Насилию.нет»

Я не «классическая девочка», тем более какое-то время посвятила игре в футбол, а это ведь считается не женским делом. Часто можно услышать: «зачем девочкам футбол», «у тебя же не будет любви». Вместе с Юлей Варшавской мы являемся попечителями женской футбольной школы GirlPower FC. Юля мне рассказывала, что когда она в детстве пыталась попробовать себя в футболе, то отовсюду слышала, что это не женский спорт.

У меня такого не было. Я жила в Северном Тушине в Москве. И когда у нас собрали женскую команду, к нам относились нормально. Возможно, потому что мы выросли из дворового «движа»: играли на равных с мальчиками в салки, казаки-разбойники, и все это было вне гендера. Если ты сильный игрок, ты сильный игрок, и не важно, носишь ты лифчик или нет.

На этой встрече я представляла такое препарирование стереотипов относительно девочки, которая играет в футбол, или относительно девочки, которая актриса, или относительно девочки, которая первая признается в любви. Потому что в жизни на девочек накладывается много каких-то ненужных табу.

Фото: «Насилию.нет»

Но мы пришли к выводу, что мужчины тоже сталкиваются с неудобными стереотипами: «не плачь, ты же мужик», «ты добытчик, должен много зарабатывать» и так далее. Хорошо, что сейчас ведутся такие дискуссии. У меня четверо младших братьев и сестер, и я своим примером и теми активностями, в которых участвую, пытаюсь заинтересовать и их.

У нас такая неравнодушная семья, наверно, потому что у нас очень крутая мама.

Моя младшая сестра Маруся, ей 15 лет, уже получала награды за оказание первой помощи. А по ее макету волонтеры разрисовывали коридор детской больницы. 

Ты также принимала участие как актриса в документальном сериале Fem Is. Что для тебя значит феминизм?

Когда у меня сформировалась более активная жизненная позиция, я поняла, что все-таки могу назвать себя феминисткой.

К сожалению, часто мы сталкиваемся с радикальным видением феминизма, это понятие неверно трактуется в массах и, что еще грустнее, совершенно неверно трактуется людьми, которые отвечают за просвещение масс.

Я надеюсь, что люди уже перестают думать, что феминизм — это небритые подмышки и мужененавистничество. Потому что это совсем не так. То, что я феминистка, не значит, что я отказываюсь от мужской помощи или отказываюсь от мужского внимания. Я в первую очередь женщина, и я сильный человек и духом, и физически.

Феминизм – это, конечно, про равноправие. Это не какая-то максималистская, подростковая позиция, кричащая «я все сама», а осознанное: «я могу так же».

Например, в школах часто можно услышать: «сиди тихо, не высовывайся, тебе что больше всех надо». И я в какой-то момент поняла: да, мне больше всех надо. Я вот такой человек, почему я должна стесняться своей жизненной энергии, возможностей. И это относится не только к женщинам, но и к мужчинам. У меня, кстати, много друзей мужчин-феминистов.

Жаль, конечно, что до сих пор встречаются токсичные комментарии на эту тему, в том числе и от самих женщин.

А что для тебя значит благотворительность?

Для меня поделиться, отдать что-то кому-то бескорыстно всегда было обычной историей, может быть, потому что я из многодетной семьи. Также с Корнеем (сын Варвары. – ПримАСИ), у меня много подруг, которые родили раньше, и вещи их детей донашивает Корней, потом мы их тоже передаем друзьям, у кого младше дети, или отдаем в фонды, в храмы. Это, кстати, не только экономно, но и экологично.

Сейчас, когда у меня есть аудитория, я могу быть услышана в разных точках России. Думаю, это большой и важный ресурс, потому что если в крупных городах все это развивается, то где-то в маленьких уголках происходит все медленнее. И если люди будут узнавать о важных инициативах через меня, это отлично.

Мне кажется, благотворительность перестает быть чопорной, становится доступнее. Я подписалась на рекуррентные платежи через фонд «Нужна помощь». И это же так просто и удобно. Пусть сто, пятьсот, тысяча рублей в месяц, но из этого и создается благотворительность. 

То есть должна развиваться культура благотворительности, чтобы она стала частью обыденной жизни, как сходить в кино или в театр.

Да-да, благотворительность как часть культуры. Среди моих друзей оно уже так. Практически у всех есть подписки на ежемесячные платежи, все сдают вещи на переработку или благотворительность, поддерживают приюты для бездомных животных, участвуют в благотворительных аукционах, выставляют лоты и сами покупают.

Но все-таки далеко не везде. До сих пор можно увидеть комментарии, что фонды непонятно куда тратят деньги.

Я, конечно, не профессионал в этой сфере, но знаю, что у фондов, с которыми я сотрудничаю, прозрачная отчетность. Вот, например, проект Никиты Кукушкина «Помощь» — это же совершенно прозрачная схема, там негде и нечего прятать, там все расписано по пунктам. Ты видишь, кому и на что идут средства.

Ты можешь сказать, что участие в благотворительных проектах, дружба с фондами и людьми из НКО как-то влияют на тебя?

Конечно. Сколько людей и волонтеров трудятся на том же фестивале «Антон тут рядом», какие это люди и какими ценностями они живут – это какой-то город ангелов. Кажется, что, с одной стороны, сегодня люди ушли, закрылись, не дают себе поплакать и проявлять чувства, а тут люди с горящими глазами делают прекрасное, отдают себя полностью своему делу.

Они отличаются широтой души и широтой взглядов, и это притягивает. С такими людьми я чувствую себя комфортно и безопасно.

Как ты считаешь, что влияет на развитие благотворительности и привлечение инфлюэнсеров в эту сферу?

Я много где была в России с театром и видела жизнь и быт изнутри. Мне кажется, развитие должно идти на городском, региональном уровнях. Возможно, ключ — в соавторстве, совместном творении.

Еще должна быть идея, которая будет заражать и вдохновлять, в первую очередь, самих организаторов, а в дальнейшем тех, к кому они обращаются. Помню одно из самых первых столкновений с благотворительностью, когда я еще училась, это была инициатива с больничными клоунами. Много моих товарищей артистов участвовали в ней, ездили к тяжелобольным детям.

Фото из личного архива

Здорово, что происходят такие дискурсы, потому что приехать и поделиться опытом, — это самое маленькое, что я могу сделать, это совсем несложно и доставляет только радость. Когда человек открывается перед кем-то и встречает на своем пути такого же открытого человека, жизнь становится намного красочнее. Я верю, что через диалог с любовью может много что свершиться.

У тебя есть свои правила благотворительности? 

У меня одно правило, которое касается всего, — если я могу что-то сделать, я делаю.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

Центр «Насилию.нет» предоставляет информацию людям, столкнувшимся с проблемой домашнего насилия, в том числе координаты кризисных центров, есть мобильное приложение с тревожной кнопкой. Центр развивает консультирование жертв домашнего насилия и разрабатывает программу помощи агрессорам.

Фонд «Дом с маяком» помогает неизлечимо больным детям и молодым взрослым до 30 лет, поддерживая детские хосписы на территории Москвы и Московской области. Он помогает семьям забирать неизлечимо больных детей из больниц и помогает им на дому и оказывает перинатальную паллиативную помощь семьям, ожидающим ребенка.

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» предлагает помощь семьям в сложной жизненной ситуации, в том числе в центре для мам с детьми «Теплый дом», помогает в учебе воспитанникам учреждений для детей-сирот, осуществляет программы наставничества в детских учреждениях, организует занятия по социализации для людей из ПНИ, консультирует приемные семьи, распространяет информацию о детях, которым нужна семья и обучает специалистов. Все услуги фонда бесплатны.

Рекомендуем