Как НКО перестраивают работу, чтобы помочь тысячам людей, покинувших свой дом и пересекших границу, и какие проблемы видят в этой сфере.

Беженцы из Изюма в центре временного размещения в Белгороде. Фото: РИА Новости / РИА Новости

С началом специальной операции на Украине некоммерческие организации в России столкнулись с падением пожертвований — по данным аналитиков платформы «Если быть точным», в марте и разовые, и рекуррентные платежи сократились в два раза. В апреле эта тенденция сохранилась. А запрос на помощь, по словам самих НКО, только растет. Как в этих условиях удается помогать не только привычным подопечным — в материале АСИ. 

Нельзя не реагировать

Центр лечебной педагогики «Особое детство» более 30 лет помогает детям и взрослым с психическими нарушениями и особенностями развития. 

«Такая ситуация, как сейчас, с нами впервые, но мы не можем на нее не реагировать, поэтому стали помогать детям из семей беженцев, которые попадают в Москву. Если семья вынужденно переехала после начала спецоперации, она может получить оперативный бесплатный первичный прием у наших специалистов», — рассказывает АСИ Дарья Бережная, директор Центра лечебной педагогики «Особое детство». 

Для помощи в центре национальность этой семьи, гражданство, официальный статус беженца не имеют значения. В ЦЛП такие семьи получают консультации, как лучше организовать в Москве развивающие занятия для ребенка с нарушениями развития, какой выбрать образовательный маршрут, где получить медицинскую помощь.

«Если мы видим, что оптимальное место для этого — наш центр и семье будет трудно получить эту помощь где-то еще, мы берем ребенка на занятия вне очереди. Для нас это немного непривычно, очереди в группы и на индивидуальные занятия у нас продвигаются медленно. Здесь мы делаем исключение», — объясняет Бережная.

Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

На консультации отводится полтора-два часа. За это время специалисты, которые нужны ребенку, выясняют запрос семьи, дают рекомендации и сразу обсуждают, что будет дальше: пойдет ли он заниматься к нам или в какие-то другие места. 

По словам директора ЦЛП, сейчас их специалисты получают очень много запросов на помощь, особенно психологическую, и не только для детей. Родитель семьи с особым ребенком, которому тяжело из-за того, что они оказались беженцами, тоже может получить помощь. 

«Люди приходят с тяжелой депрессией, ПТСР, состояниями, с которыми любой психолог, не прошедший специальной подготовки, предпочел бы не работать. У родителя, помимо травмы экстремальной ситуации, появляется жуткое беспокойство о том, как будет устроена жизнь его особого ребенка, не попадет ли он в интернат. Это тяжелая история», — говорит Бережная. 

Для того чтобы к попасть в ЦЛП, нужно заполнить заявку на сайте в разделе «Родителям/первичный прием» или позвонить в регистратуру по телефону (499) 131-06-83. При заполнении заявки нужно указать, что семья оказалась беженцами. 

По словам Дарьи, к ситуации, в которой оказался центр, нельзя было ни морально, ни физически подготовиться. И в сложившихся обстоятельствах важно не то, как удалось перестроить процессы, а как быстро эти люди получат помощь. 

По ее мнению, организацией работы с беженцами, у которых есть дети с психическими нарушениями, могли бы заниматься и органы соцзащиты. Но сейчас люди приходят в ЦЛП в основном по «сарафанному радио», через волонтеров, которые им помогают.

«А ведь этим детям скоро понадобятся места в школах и детских садах. И если медицинскими услугами город их обеспечит, то образовательных и интегративных государственных программ для детей с опытом беженца я в городе не видела. Мне кажется, нам всем придется думать в эту сторону», — заключает она.

Помочь неодинаковым детям

Детей-сирот из ДНР и ЛНР стали эвакуировать в Россию в конце февраля этого года. Первое желание у принимающей стороны — накормить, одеть и устроить на ночлег. Что нужно им дальше, АСИ рассказывает Алексей Головань, исполнительный директор Региональной общественной организации «Благотворительный центр “Соучастие в судьбе”». Центр с 2009 года оказывает правовую поддержку детям-сиротам.

Эти дети имеют разный юридический статус: кто-то — оставшийся без попечения родителей, а кто-то — «неопределенный». Так бывает, когда на момент пересечения границы России еще не началось судебное разбирательство о лишении родительских прав, или решение суда не вступило в силу, или местонахождение родителей неизвестно. 

«Поэтому нельзя говорить о том, что все дети, которых оттуда привезли, одинаковые. Я допускаю, что очень много детей на момент пересечения границ РФ не имели статуса оставшегося без попечения родителей», — рассказывает Головань. 

Первостепенная задача принимающей стороны — защитить права и интересы этих детей. Следующая — определить их статус. 

По словам Алексея, российское законодательство предусматривает процедуру установления юридического факта оставления без попечения родителей. Именно она может помочь ребенку получать меры государственной поддержки и возможность обрести семью. 

«Учитывая обстоятельства и стресс, который переживают эти дети, я считаю, что суды должны рассматривать такие дела в приоритетном порядке», — замечает Головань. 

Помимо этого нужно следить, чтобы дети-сироты из ЛНР и ДНР могли реализовать свои дополнительные госгарантии, например, полное гособеспечение, если они попали в интернат, или ежемесячные выплаты, если воспитываются под опекой, бесплатный проезд на общественном транспорте, поступление в вуз по квоте и так далее.

При этом исходить нужно из того, что этот статус нужен детям не только сейчас, но и в будущем, например, чтобы не остаться без жилья после 18-ти лет.  

По словам Голованя, остаются вопросы по поводу законодательства. По его мнению, помимо законов РФ прежде всего нужно основываться на положениях Конвенции ООН о правах ребенка, ратифицированной практически всеми государствами мира. В любых действиях нужно отдавать приоритет наилучшему обеспечению прав ребенка. Дети, оставшиеся без попечения родителей, должны пользоваться особой поддержкой от государства и, наконец, приоритетом воспитываться в семье. 

«Поэтому если ребенок оказался на территории нашей страны, мы должны принять все возможные меры, чтобы он попал не в учреждение для детей-сирот, а на воспитание в семью. А еще мы должны учитывать мнение детей. В соответствии с нашим семейным кодексом, обязательно нужно учитывать мнение ребенка, которому исполнилось десять лет. Устройство не нужно навязывать», — говорит он. 

Если же ребенок хочет в семью, Головань советует остановиться не на усыновлении, а на опеке и попечительстве. К тому же в РФ есть предварительная опека, позволяющая быстро передать ребенка в семью, а потом спокойно собирать необходимые документы. 

Нельзя забывать о том, что некоторые гарантии связаны с гражданством РФ: так, если на момент исполнения 18-ти лет ребенок не получил гражданство, он не сможет воспользоваться правом на получение жилья. 

«То есть если ребенка привезли в Россию, когда ему уже семнадцать с половиной лет, он не успевает получить гражданство — это не решается за один день, и ему исполняется восемнадцать, но гарантии уже нельзя получить. У нас были в практике такие прецеденты, мы помогали ребятам из Осетии, Украины, Молдовы. Мы добивались, чтобы они получали гарантии после совершеннолетия», — говорит Головань. 

По словам Голованя, жизнь очень сложная, и не все получается регулировать законами и правовыми актами. Поэтому для помощи детям-сиротам, которых привезли в Россию, в каждом субъекте страны должны появиться общественные советы или рабочие группы, в которые бы входили представители заинтересованных ведомств, органов исполнительной власти и профильных НКО. 

Они бы решали сложные ситуации, которые не регулируются законом, могли бы участвовать в психологической помощи, адаптации и решении правовых вопросов. 

Помочь таким же детям 

Областная общественная организация инвалидов «Диабетическое общество Курганской области» защищает права и интересы людей с инвалидностью с 2004 года. В марте 2022 года председатель организации Наталья Воробьева рассказала: узнала, как живут дети с сахарным диабетом I типа в ДНР, и вместе с российскими мамами таких детей решила помочь. 

Так в Донецкую народную республику отправилась первая посылка с тест-полосками, иглами для шприц-ручек, прокалывателями, иглами для забора крови, расходниками для инсулиновых помп и средствами непрерывного мониторинга уровня глюкозы в крови.

23 мая Диабетическое общество Курганской области снова открыло сбор медицинских изделий для детей ДНР с сахарным диабетом. 

Гуманитарной помощью беженцам занимается и фонд «Созидание». 23 мая он передал одежду семье из Луганска, которая приехала в Москву на лечение.

Подарить ощущение дома

В Свердловской области есть рабочий поселок Верх-Нейвинский, а в нем — дом «Благое дело», в котором люди с инвалидностью осваивают ремесла. Одноименная некоммерческая организация с 2005 года занимается социокультурной реабилитацией, помогает людям с инвалидностью выбрать профессию и найти работу. В «Благом деле» работают шесть ремесленных мастерских. 

В одной из них решили помочь приехавшим из ЛНР и ДНР людям почувствовать небольшой уют. 

«В инклюзивной мастерской целый день кипит работа: мы готовим заказы для наших клиентов и партнеров, среди которых множество благотворительных проектов. На этот раз решили немного перевыполнить план и вне очереди сшить новое постельное белье для тех, кто лишился дома», — рассказывают в «Благом деле». 

Мастера сошьют 30 комплектов постельного белья. Их передадут комплексному центру социального обслуживания населения Ленинского района города Екатеринбурга, в котором поддерживают беженцев, приехавших на Урал.

Построить маршрут помощи 

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце» 16 лет помогает нуждающимся в разных регионах страны. 24 февраля (в день начала спецоперации. — Прим. АСИ) фонд начал организовывать бесплатные консультации врачей, юристов и психологов для беженцев из ДНР и ЛНР. 

Меньше чем через месяц фонд развернул программу комплексной поддержки тех, кто пересек границу РФ. В частности, семьям, в которых растут дети с тяжелыми или неизлечимыми заболеваниями. Консультанты фонда рассказывают, где в России можно получить помощь и какие гарантии действуют тут при разных заболеваниях. 

Попросить помощи можно в специальном разделе на сайте фонда или по телефону 8-929-923-56-64 (с 09.00 до 18.00 по московскому времени). 

Еще консультациями по поводу медицинской помощи беженцам занялся благотворительный фонд «Весна», поддерживающий людей с тяжелыми двигательными проблемами. В феврале фонд запустил проект «Врачи помогают беженцам», в рамках которого можно получить консультацию невролога, психолога, специалиста ЛФК. 

25 мая фонд «Весна» сообщил, что планирует начать очные консультации в Москве. Партнером проекта выступил фонд «АиФ. Доброе сердце».

Право на медицинскую помощь

Благотворительный фонд AdVita сообщил, что правоприменение постановления Правительства РФ от 6 марта 2022 года N 298 вызывает большое количество вопросов и у вынужденных переселенцев, и у чиновников. Об этом говорят обращения в фонды и волонтерские группы, рассказывает АСИ Елена Грачева, член правления AdVita.

По ее словам, эти обращения можно свести в пять групп. Первая касается формулировки «прибывшим на территорию Российской Федерации в экстренном массовом порядке» в пункте 1 постановления, которую чиновники интерпретируют по-разному. Например, будто право на медицинскую помощь в России имеют только те, кто приехал во время массовой организованной эвакуации и разместился в пунктах временного содержания.  

«У людей, эвакуировавшихся самостоятельно и живущих у друзей и родственников, возникают проблемы даже при подаче документов в миграционную службу: зафиксированы случаи, когда этим людям предлагается поселиться в пунктах временного содержания и только оттуда подавать документы на предоставление статуса беженца или получение временного убежища», — рассказывают в AdVita.

Также эти люди могут не подозревать, что у них есть право получить полис ОМС еще до получения статуса беженца. 

В постановлении перечислены виды помощи, которые доступны вынужденным переселенцам. В частности, «специализированная, в том числе высокотехнологичная, медицинская помощь в неотложной форме при заболеваниях и состояниях, включенных в программу государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи». Однако некоторые чиновники и администраторы медучреждений интерпретируют термин «в неотложной форме» в «скоропомощном» значении. 

«Из-за этого, по свидетельствам беженцев, им отказывают в различных видах плановой высокотехнологичной медицинской помощи: проведении курсов химиотерапии, лучевой терапии, планового хирургического вмешательства при онкологических заболеваниях, плановой терапии эндокринных, аутоиммунных и прочих заболеваний, требующих высокотехнологичной помощи», — рассказывает Грачева.

Поэтому, по ее мнению, нужны детализированные рекомендации Минздрава для региональных комитетов здравоохранения и руководителей медицинских организаций.

Фото: Томас Тхайцук / Sputnik

Также, по данным фонда, есть случаи, когда в больницах не знали, как именно должен оформляться доступ к высокотехнологичной помощи для беженцев без полиса ОМС и беженцев с полисом и заболеванием, которое не подходит под формулировку «в неотложной форме».

«Это касается как угрожающих жизни заболеваний (онкологических, аутоиммунных, диабета и так далее), так и стоматологии, когда речь не идет, например, об острой боли. Многие врачи и организации сообщают пациентам о том, что на помощь, получаемую по квоте, к примеру, трансплантацию костного мозга, они рассчитывать не могут», — говорят в AdVita.

У фонда также есть свидетельства, что поликлиники не могут провести медицинское обследование, которое требуется для получения статуса беженца или временного убежища, в срок и переносят его несколько раз, не объясняя причин. К тому же поступали обращения о том, что клиники просили деньги за обследование. 

По словам Грачевой, нет порядка в направлении людей, получивших ранения и ожоги вследствие боевых действий, в специализированные лечебные учреждения. Решить это могли бы рекомендации медицинского сообщества и привлечение узких специалистов к консультациям.  

Требуется, по мнению Грачевой, как можно скорее разработать правовые и медицинские рекомендации, адресованные как беженцам, так и сотрудникам сферы здравоохранения. 

Не оставаться в стороне

Благотворительный фонд помощи хосписам «Изумрудный город» и общественная организация «Cвятое Белогорье против детского рака» еще в марте инициировали проекты помощи взрослым и детям, приехавшим в приграничную Белгородскую область из ЛНР и ДНР. 

«Когда мы узнали, что в Белгород привозят беженцев из ДНР и ЛНР, последовали примеру Евгении Кондратюк и МОО «Святое Белогорье против детского рака» и объявили у себя сбор гуманитарной помощи людям. Откликнулись наши волонтеры и начали передавать новую одежду, продукты питания», — рассказывает АСИ Мария Максимова, директор фонда «Изумрудный город».

Фото: Виктор Антонюк / РИА Новости

Евгения Кондратюк — учредитель фонда «Изумрудный город» и руководитель «Святого Белогорья против детского рака». У последнего есть проект «Добромаркет Черешня»: с 1 марта беженцы могли прийти туда за одеждой, продуктами питания и средствами личной гигиены. 

Как найти Добромаркет

Добромаркет находится в Белгороде по адресам: ул. Архиерейская, д. 8, эт. 2 и ул. Садовая, д. 92. График работы — ежедневно с 10.00 до 18.50 без перерыва на обед.

По словам Максимовой, позже Кондратюк стала ездить в пункт временного размещения беженцев. Тогда волонтеры «Изумрудного города» тоже стали собирать посылки для беженцев — игрушки и канцелярские принадлежности для детей. 

«Евгения всегда заряжает своим примером и вдохновляет на подвиги. У нас в Белгороде многие знают, что еще в 2014 году Евгения Кондратюк и Ирина Авдеева (член правления фонда. — Прим. АСИ) открывали свои дома для беженцев, многие семьи жили у них столько, сколько это было нужно. Поэтому помогать или не помогать — в этот раз вопроса просто не вставало», — заключает директор «Изумрудного города». 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

НКО: Областная общественная организация инвалидов "Диабетическое общество Курганской области", Автономная некоммерческая организация "Центр паллиативной медицинской помощи "Изумрудный город" в честь иконы Божией матери Всецарица", Благотворительный фонд AdVita, Автономная некоммерческая организация "Научно-практическое социально-педагогическое объединение "Благое дело", Межрегиональный благотворительный общественный фонд содействия в создании условий обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека "Созидание", Белгородская региональная общественная организация "Святое Белогорье против детского рака", Региональная общественная организация "Благотворительный центр "Соучастие в судьбе", Благотворительный фонд "АИФ. Доброе сердце", Региональная благотворительная общественная организация "Центр лечебной педагогики "Особое детство"
Услуги организаций

Благотворительный фонд «Созидание» создал и распространяет программу «обучения заботой» в российских школах: школьники, в том числе младшие, учатся создавать и воплощать социальные проекты в интересах местного сообщества, оказывает методическую и информационную поддержку молодежным добровольческим инициативам.

Благотворительный центр «Соучастие в судьбе оказывает юридическую помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, в частности защищает их жилищные и имущественные права. Все услуги предоставляются бесплатно.

Фонд «АиФ Доброе сердце» оказывает адресную помощь людям, нуждающимся в лечении, оплачивает лекарства и реабилитацию, покупает медицинское оборудование, поддерживает людей, ставших жертвами чрезвычайных происшествий, привозит в детские дома команды врачей-специалистов.

Рекомендуем