Собрали мнения представителей НКО и общественных организаций.

Максим Богодвид / РИА Новости

Первая трагедия по сценарию «Колумбайна» в России произошла в феврале 2014 года в московской школе № 263 района Отрадное.

Колумбайн, или массовое убийство в школе «Колумбайн», — нападение сговорившихся старшеклассников Эрика Харриса и Дилана Клиболда на учеников и работников школы в штате Колорадо в 1999 году. Старшеклассники использовали стрелковое оружие и самодельные взрывчатки. Колумбайн унес жизни 13 человек, ранения получили еще 23. Харрис и Клиболд застрелились, не выходя из школы. 

Ученик 10 класса принес оружие в школу и застрелил учителя географии. По вызову охранника приехали полицейские, по которым стрелок тоже открыл огонь.

Ему вменили убийство, захват заложников и посягательство на жизнь силовика. Позже судебно-медицинская экспертиза признала его невменяемым с диагнозом «параноидальная шизофрения». 

Однако до трагедии старшеклассник не вызывал никаких подозрений, его считали спокойным и примерным учеником. 

Происшествие спровоцировало разговоры о необходимости психологической поддержки в образовательной среде. Но вместо реформы работы школьных психологов трагедия поспособствовала продвижению закона, ужесточающего правила владения оружием. Для стрельбы по учителю десятиклассник использовал оружие отца, которое тот законно хранил дома.

Через год, в 2015 году в России приняли первый профстандарт для охранников образовательных организаций. 

После этого в российских школах, колледжах и университетах произошли десятки похожих преступлений. 

Хроника нападений в учебных заведениях

В 2017 году никто не обратил внимание на девятиклассника из подмосковной Ивантеевки, который  рассказывал одноклассникам о планах устроить в школе № 1 стрельбу. По словам учительницы, никто из детей ему не верил. 5 сентября он ранил из пневматического пистолета четыре человека, ударил учительницу кухонным топориком и раскидал дымовые шашки.

За это его приговорили к семи годам воспитательной колонии. Сообщалось, что он подвергался травле.   

Фото: Max Kleinen / Unsplash

В 2018 году в Перми двое подростков напали с ножами на учеников четвертого класса и учителей школы № 127. По одной из версий, ученик десятого класса и отчисленный из этой школы парень сговорились повторить «колумбайнский» сценарий, но довести дело до конца у них не получилось, их задержали. Тогда в очередной раз заговорили о необходимости усилить безопасность в школах. 

Спустя четыре дня в Улан-Удэ девятиклассник бросил коктейль Молотова в класс школы № 5. Выбегающих из кабинета учеников седьмого класса он бил топором.

Фото: Till Kraus / Unsplash

В итоге — семь пострадавших, включая самого напавшего подростка. При задержании он попытался совершить самоубийство. По словам одноклассников, нападавший вел разгульный образ жизни и всех вокруг ненавидел.

В октябре того же года 18-летний студент 4-го курса Керченского политехнического колледжа устроил в учебном заведении стрельбу и подорвал взрывное устройство, после чего покончил с собой. Погибло 20 человек.

О молодом человеке рассказывали, что он «никогда не отличался агрессией» и не вел социальные сети. Однако впоследствии стало известно, что он подвергался травле «на основе разного имущественного положения».

11 мая 2021 года в гимназии № 175 города Казани бывший ученик устроил стрельбу, в результате которого погибли 9 человек, пострадали 23. После задержания он сообщил, что им двигала ненависть ко всему миру. 

Найти стрелка

Решение подобных инцидентов ищут в усилении охраны учебных заведений. 17 марта 2021 года, почти за два месяца до трагедии в Казани, президент РФ Владимир Путин дал указание Генпрокуратуре совершенствовать безопасность в образовательных учреждениях. 

20%
студентов имели синдромы умеренной или тяжелой депрессии во время дистанта — Минобрнауки

По мнению Елены Альшанской, президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», решение нужно искать в причинах трагедий и в работе с ними. Профилактика травли и унижения в школах могли бы снизить риск новых происшествий. Альшанская добавляет, что к насилию приводят сильные стрессы, которые ученики испытывают во время учебы и экзаменов, отсутствие психологической помощи школьникам и семейное неблагополучие. 

После трагедии в Казани Мария Зеленова, клинический и кризисный психолог, эксперт благотворительной организации «Журавлик» и программы «Травли.Net», рассказывала АСИ, что для предотвращения подобных ситуаций нужно менять систему на государственном уровне, принимать законы о домашнем насилии, насилии в школах и буллинге. Подобных законов сейчас нет. 

Глава оренбургского фонда «Сохраняя жизнь» Анна Межова отмечала, что подростков, способных совершить такие действия, можно легко выявить. 

«Они в прошлом дети, пережившие тяжелые психологические травмы: насилие или травлю, у них не сложились отношения с ровесниками, нет доверительных отношений с родителями, им никто не помог, когда они были младше и очень нуждались в этой помощи», — рассказывала она. 

Еще до трагедии в Казани фонд «Сохраняя жизнь» разработал технологию, включающую в себя психологическое тестирование, профилактику деструктивного поведения и работу с травмами. Ее внедряют в оренбургских школах. 

Но этому мешает, по мнению Межовой, всеобщее равнодушие. Почти все будущие стрелки рассказывают о своих планах в социальных сетях, репостят тематические посты и делятся этим со знакомыми. Так, у виновника трагедии в Ивантеевке за несколько месяцев до трагедии стали появляться записи об оружии и Комубайне. 

В 2018 году по инициативе депутата Госдумы Ирины Яровой приняли закон, который должен был защищать детей от «колумбайн-сообществ» в социальных сетях. По закону сообщества, в которых призывают к деструктивному поведению, можно оперативно блокировать. 

Екатерина Мень, президент Центра проблем аутизма, считает, что современные российские школы находятся в глубоком кризисе «в плане психолого-педагогических компетенций».

«Репрессивные реакции, принижающие фразы, оскорбительные фидбэки. Это почти автоматизмы, которые необходимо вытравлять из педагогического лексикона, потому что они – не так безобидны, как кажется. В наших школах дети боятся делать ошибки. В наших школах умеют работать только с заведомо высокомотивированными учениками. Учеников с нормальными когнитивныи данными, но с пониженной мотивацией (в силу разных социальных, в том числе, обстоятельств) не любят и учить не умеют. Для них создают хроническую ситуацию неуспешности. Это последовательная депривация самооценки, которая ведет к психическому резистанту», — написала Мень после трагедии в Казани на своей странице Facebook.

По ее мнению, необходимо планомерно развивать инклюзию, принципы демократии и гуманитарные дисциплины в школах. «Любая агрессия – это, в первую очередь, катастрофический дефицит soft skills. А эти навыки – продукт гуманитарный».

Также Мень призывает развивать «многокомпонентное тьюторство в школе (вместо вооруженной охраны), уроки коммуникации, профессиональное обучение дипломатии, словесному выражению гнева, протеста, несогласия, навыкам дискуссии и самоадвокации».

Новая трагедия

20 сентября 2021 года в Пермском государственном национальном исследовательском университете 18-летний студент начал стрельбу, из-за которой погибли 6 человек, 20 получили ранения. 

По данным «Новой газеты», перед нападением он написал пост о том, что давно решился на этот шаг и просит не считать это терактом, потому что он был не религиозен, аполитичен и не состоял в террористических организациях. Там же он сообщил, что накопил на оружие и получил лицензию (позже пост удалили модераторы). 

Елена Альшанская снова подчеркнула, что люди должны быть внимательны друг к другу. По ее мнению, необходимо также перестать стигматизировать психические расстройства, чтобы никому не было страшно обращаться за помощью вовремя. 

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Услуги организаций

БО «Журавлик» помогает создавать безопасную среду для ребенка в семье и в школе: организует занятия по предотвращению травли для школьников и тренинги для учителей, оказывает юридическую и психологическую поддержку детям, имеющим опыт насилия, развивает инклюзивные практики в школах, в частности для детей с РАС.

Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» предлагает помощь семьям в сложной жизненной ситуации, в том числе в центре для мам с детьми «Теплый дом», помогает в учебе воспитанникам учреждений для детей-сирот, осуществляет программы наставничества в детских учреждениях, организует занятия по социализации для людей из ПНИ, консультирует приемные семьи, распространяет информацию о детях, которым нужна семья и обучает специалистов. Все услуги фонда бесплатны.

Рекомендуем