Фото: vk.com/id3919050

Агентство социальной информации продолжает серию материалов об известных людях, которые занимаются благотворительностью, но нечасто афишируют это.

О «тихой благотворительности» на этот раз — театральная актриса, бывшая участница проекта «Comedy Woman» и команд КВН «Сборная Санкт-Петербурга» и «Сборная СССР». Мало кто знает, что Полина Сибагатуллина участвует в работе инклюзивного кино-театрального проекта «ВзаимоДействие». Она учит особых актеров с синдромом Дауна играть на сцене и поддерживает их.

Фото: facebook.com/sibagatu

С проектом «ВзаимоДействие» Полина Сибагатуллина сотрудничает уже два года. Сначала работали на базе театра «Открытое искусство», где ставили спектакль «История одной Золушки». В итоге спектакль даже вошел в лонг-лист «Золотой Маски». После этого режиссер спектакля Маргарита Ребецкая решила идти дальше и запускать «ВзаимоДействие» как самостоятельный проект. Так появился инклюзивный благотворительный кино-театральный проект для детей и взрослых с синдромом Дауна.

— История со «ВзаимоДействием» началась с того, что мне очень захотелось заняться каким-то полезным делом, которое приносило бы мне радость и делало лучше еще чью-то жизнь. И вот однажды подруга рассказала мне о режиссере и хореографе Маргарите Ребецкой, которая  создала инклюзивный театр с ребятами с синдромом Дауна. Я задумалась – смогу ли я это делать? Не испугаюсь ли? Не сбегу? Не надоест ли? Как вообще это изменит мою жизнь? Чтобы понять, надо было сходить и посмотреть самой. Я пришла на репетицию, и оказалось, что моя помощь, мои советы и поддержка там очень кстати. На мой взгляд, участие в  благотворительном проекте не только дает возможность помочь кому-то, но и позволяет реализовать себя. Наш проект инклюзивный не только потому, что в нем люди с синдромом Дауна занимаются творчеством на сцене вместе с обычными людьми. Инклюзия там и в том, что ты одновременно с хорошим делом развиваешься как личность и творческий человек.

Репетиция. Фото: facebook.com/interactionfund

— Немногие знают о том, какие они – люди с синдромом Дауна. У большинства стереотипные представления, почерпнутые из каких-то фильмов или детских обзывалок. Эти неправильные стереотипы концентрируются на двух полюсах: один из них – «слабоумный», а второй – супер-«солнечный человек». Но когда ты погружаешься в работу с ребятами с синдромом Дауна, то понимаешь, что оба эти шаблонных определения неверны. Это такие же люди со своим эго, характером, внутренней личностью, с которой тебе нужно взаимодействовать и работать. Ты не можешь смотреть на них исключительно как на «солнечных людей», которые несут только добро. Нет, у них тоже есть и проблемы, и плохое настроение. Они другие. С ними сложнее, чем кажется. Наверное, так. Но при этом, как и с детьми вообще, вкладывая, ты получаешь очень большую отдачу.

Фото: Карина Градусова

— Я давно не виделась с ребятами, с начала мая, и могу честно сказать – я скучаю. В самом начале всей этой истории мы поставили «Золушку», после чего прошло три месяца, и я думала, что меня никто из них не вспомнит. Но когда я пришла, они просто полетели ко мне навстречу с криками «Полина! Полина!» и бросились обнимать. И это происходит каждый раз, когда я появляюсь. Это ни с чем не сравнимые эмоции. О благотворительности ли это? Нет, это о нас, в первую очередь. О том, какие мы одинокие, на самом деле. И как нам не хватает безусловной любви, которую дают ребята. Но надо сказать, что они эту любовь абсолютно всем не дают, они тебя либо воспримут как личность, либо нет. Ты должен им понравиться, должен раскрыться им, вызвать их симпатию. Они бесхитростные.

Спектакль «История одной золушки». Фото: vk.com/id4452871

— Социум нас учит подстраиваться под других, под обстоятельства, не выдавать своих эмоций. А у ребят все не так. Поэтому ты в них можешь увидеть свое непосредственное отражение. Общаясь с людьми с синдромом Дауна ты расслабляешься и вспоминаешь, а какой ты — настоящий. Наблюдая за ребятами на репетициях, я поняла, что в каждом из них в определенный момент реакции узнаю либо себя, либо кого-то из своих друзей.

В России есть и другие инклюзивные театры, но в них актеру с особенностями часто дают очень четкую задачу, проясняя, что и в какой момент он должен сделать, и потом закрепляют это с помощью многочисленных повторений. Рита работает иначе – и мне ее подход близок. На сцене она дает актерам свободу раскрытия. На репетициях предлагает ребятам определенные обстоятельства, в которых они вольны придумать, как им себя повести, как двигаться. А потом их поведение в этих этюдах и вообще поведение в жизни она включает в спектакль. Все это для того, чтобы показать особых актеров максимально естественными, такими, какие они есть.

Спектакль «Я танцую». Фото: facebook.com/interactionfund

— Особые актеры очень хорошо все понимают, когда ты объясняешь им персонажа и действие. Им можно рассказать, какой должна быть история и каким может быть в ней герой, как он может себя выразить. И они хорошо в это, как в игру, включаются. Они очень музыкальны. Очень любят танцевать – и у них получается здорово двигаться. В работе с особыми актерами есть и свои нюансы, например они через какое-то время теряют внимание – тогда их нужно просто переключать на что-то другое.

Они все уже коллектив, все друг за друга болеют, все друг друга любят, ходят друг к другу на дни рождения. Эта сплоченность на сцене и за ее пределами очень хорошая штука, ведь  многие просто сидели дома без друзей, а теперь благодаря труппе у них появилось общение и настоящая дружба. Возможно, что сами ребята до конца не осознают, какую помощь они получают и как меняется их жизнь, они просто существуют, и всё, радуются текущему моменту. А вот для их родителей эта польза однозначно ощутима, это очень большая поддержка. В общем-то, Рита своими спектаклями и репетициями старается показать людям, у которых  рождаются такие дети, что с этим диагнозом тоже можно жить, просто это немножко другая жизнь. Другая, но не менее насыщенная, осмысленная и счастливая.

Спектакль «Я танцую». Фото: facebook.com/interactionfund

— Спектакли понравятся и взрослым, и детям – они, кстати, смотрят на наших ребят просто как на обычных актеров, не задумываясь, есть ли у них какие-то отличия или нет. Им просто нравится наблюдать за их игрой. Но смотреть или не смотреть, углубляться в эту тему или нет – личный выбор каждого, я не призываю всех подряд этим заниматься. До этого тоже нужно дорасти умом и душой, слово «надо» в благотворительности неуместно, потому что для человека будет куда больше пользы, когда он сам для этого созреет.

Спектакль «Я танцую». Фото: facebook.com/interactionfund
Волонтреы проекта «ВзаимоДействие». Фото: facebook.com/interactionfund

***

Репетиции во «ВзаимоДействии», как и в обычной театральной труппе, начинаются с разминки, с каких-то динамичных вещей, упражнений на мимику и пластику. Дальше — этюды или проработка сцен. Театральная сцена помогает особым актерам измениться и раскрыться, способствуя их социализации. Создатели проекта надеются, что спектакли и ролики «ВзаимоДействия» способны хоть немного, но изменить представление о людях с синдромом Дауна.

Неотделим от «ВзаимоДействия» его спутник — проект документальный фильм «Съесть слона», который снимают Юлия Сапонова и Олеся Овчинникова.

Одна из героинь фильма «Съесть слона»

Работа над «Съесть слона» ведется полностью бесплатно – авторы не получают ничего, а наоборот, вкладывают в это свои силы и средства. Для поддержки проекта они запустили краудфандинг.

Ролик, снятый творческой командой фильма «Съесть слона»  к 21 марта — Международному дню людей с синдромом Дауна

— Особенность «Съесть слона» в том, что это документальная комедия. Как и «ВзаимоДействие» — про позитивный взгляд на проблему социализации людей с синдромом Дауна. И мне кажется, это очень правильный подход, — завершает Полина Сибагатуллина. — Отрицательная эмоция совсем не так привлекает внимание, она не вызывает такой отклик в душе, позитивное направление полезнее и действеннее. Да, этот диагноз – проблема, да это очень непросто. Но она никуда не денется, если мы просто будем дружно хмурить брови. Однако мы в силах научиться с ней сосуществовать, то можем сделать жизнь этих людей и их близких более наполненной и радостной.

Ролик, снятый творческой командой фильма «Съесть слона» ко Дню благотворительности #ЩедрыйВторник

Справка

Инклюзивный театральный проект “ВзаимоДействие” создан на базе Благотворительного фонда “Развитие творческих инициатив”. Проект работает при поддержке центра «Открытый мир» и фонда «Навстречу переменам».

Рекомендуем

Письма к Богу на праязыке: в Петербурге глухие актеры сыграли мюзикл «Оскар и Розовая дама»

В Петербурге прошла премьера мюзикла «Оскар и Розовая дама. Письма к Богу» с участием неслышащих актеров. Речь дублировалась языком жестов, а движения танцоров наполовину состояли из…

О добре вполголоса: Алексей Кортнев и Петр Налич

Агентство социальной информации начинает серию материалов об известных людях, которые занимаются благотворительностью, но нечасто афишируют это. О «тихой благотворительности» сегодня — лидеры групп «Несчастный случай» и…