11 января в России празднуется День заповедников и национальных парков.

Фото: Сергей Пивоваров / РИА Новости

106 лет назад, 11 января 1917 года, на берегу Байкала был создан первый в России заповедник — Баргузинский. Решение было принято для того, чтобы спасти немногочисленную популяцию баргузинского соболя, оказавшегося в тот момент на грани истребления из-за пушного промысла. Как праздник это событие начало восприниматься уже в современной России, когда в 1997 году был учрежден День заповедников и национальных парков. 

АСИ спросило у Михаила Крейндлина, руководителя программы по особо охраняемым природным территориям отделения Гринпис в России, что изменилось в заповедной сфере за последний год. 

В 2021 году не было создано ни одного нового государственного природного заповедника и национального парка, а также ни одной охранной зоны федерального уровня. Расширились ли границы ООПТ в 2022 году? 

В ноябре в Магаданской области открылся нацпарк федерального значения «Черский» имени А.В. Андреева. Хорошо, конечно, что открылся, но за 2022 год это, к сожалению, единственный случай расширения границ ООПТ. 

«Национальный парк «Черский» — это необходимая мера для сохранения уникальных ландшафтов и природных комплексов бассейна верховьев реки Колымы, археологических и геологических памятников, приуроченных к южным отрогам хребта Черского. Создание Национального парка «Черский» — единственный механизм сохранения для потомков и изучения озерно-речных комплексов Верхнеколымского бассейна и связанных с ними останков культур древнего человека периодов мезолита и неолита».

Нацпарк «Черский». Фото: пресс-служба ИБПС РАН

Территориальная охрана природы — самая эффективная стратегия защиты в России, поскольку при такой форме сохраняются не отдельные виды, а вся территория в целом. 

Однако Министерство природных ресурсов и экологии РФ, которое должно реализовывать планы по расширению границ ООПТ, этого не делает — по крайней мере в должном масштабе. Какие-то работы ведутся, публикуются проекты постановлений, но результата нет.

Что поменялось в заповедном законодательстве?

Сильно оно не поменялось, но попытки были и очень серьезные. Весь год обсуждали принятие нового закона о рекреационной деятельности на ООПТ. С нашей точки зрения, он крайне вредоносный, так как направлен на интенсивное развитие туризма. Причем понятие «экологический туризм» из закона исключается — это делается именно для того, чтобы можно было практически любые проекты, связанные с туризмом, на территориях ООПТ реализовывать.

Сейчас, кстати, ходят слухи о готовящемся секретном законопроекте, который позволит изымать земли особо охраняемых природных территорий под хозяйственные нужды. Секретный, потому что в Минприроды прекрасно понимают, что, если они разгласят все заранее, общественность их порвет.

Да и вообще в министерстве прямо говорят о том, что иногда между экономической выгодой и защитой территорий выбирают первое. К сожалению, такова позиция ведомства. 

Еще приняли закон, за который мы долгое время боролись. Он отменил нормы о возможности появления биосферных полигонов. 

Биосферные полигоны — это особо охраняемые природные территории, которые могут быть присоединены к территориям государственных природных биосферных заповедников для проведения научных исследований, экологического мониторинга и внедрения методов рационального природопользования. Тем не менее, в последние годы выделять биосферные полигоны пытались прямо в границах заповедников и исключительно для легализации строительства горнолыжных курортов. Так, в 2016 году инициативу строительства полигонов пролоббировали компании, заинтересованные в развитии горнолыжного туризма на Кавказе.

А хорошее что-нибудь произошло? 

Вчера, накануне Дня заповедников и нацпарков, в Общественной палате учредили новую организацию — экспертный совет по заповедному делу, который включает около 90 специалистов, что очень много. Побудило на это в частности появление и рассмотрение таких вот законопроектов. Эксперты объединяются, чтобы вместе аргументированно противостоять таким решениям. 

Ну и с точки зрения законодательства, естественно, самой положительной новостью является запрет на создание биосферных полигонов на территории государственных природных биосферных заповедников. Но при этом биосферные полигоны, которые ранее уже были созданы на территории заповедников, например «Лаго-Наки», сохраняются в установленных границах и не подлежат дальнейшему расширению. 

Насколько сильно повлияло проведение СВО на заповедную сферу? 

Повлияло и серьезно. Во-первых, часть экспертов уехали на фронт по мобилизации, некоторые погибли, одного человека точно знаю. Такие потери для заповедников дорого стоят, поскольку специалистов, которые долго и успешно работают в этой сфере, очень немного. 

Во-вторых, сократилось финансирование. Приоритеты государства сейчас немного сдвинулись. Во многом принятие экономически выгодных законопроектов в заповедной сфере связано именно с установившейся политической ситуацией. 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем