От чего сейчас зависит устойчивость сектора и как развивать благотворительность, когда финансирование сокращается?

Фото: Анна Ермягина / АСИ

7 июля прошла дискуссия на тему «Как изменились приоритеты российских филантропов и КСО-управленцев?».

Портрет современного филантропа

Рынок благотворительности в 2021 году составил 360 млрд рублей, из них около 75% — это корпоративные пожертвования и средства крупных филантропов, а 20% — пожертвования физических лиц, сообщила руководитель Sberbank Private Banking Евгения Тюрикова. По ее словам, названная цифра только кажется большой — на самом деле она несоизмеримо мала по сравнению с объемом средств, которые тратятся на благотворительность в других странах.

Портрет современного филантропа, согласно данным Sberbank Private Banking, — это человек, который не заявляет публично о том, что он занимается благотворительностью. Он вкладывается в системные проекты, чтобы добиться значимых результатов, и для него особенно важны прозрачность и показатели эффективности от вложенных средств.

«Государство почти никак не поддерживает сектор благотворительности в стране, фонды целевого капитала только начали формироваться. Таким образом, устойчивость сектора сейчас зависит, в первую очередь, от диверсификации источников, из которых фонды черпают средства, — говорит Тюрикова. — Мы выступаем за вовлечение большего количества состоятельных людей в поддержку сектора, а также за привлечение банков и управляющих компаний к этой работе».

Сохранение рабочих мест и поддержание качества жизни

Сейчас мы особенно понимаем, насколько важно объединить усилия и приоритизировать все наши проекты, говорит заместитель генерального директора по устойчивому развитию и корпоративным коммуникациям УК «Металлоинвест» Юлия Мазанова.

«Для нас как для крупной компании прежде всего важно сохранять трудовые коллективы — мы повысили заработную плату нашим сотрудникам в марте и бросаем все силы на поддержание качества жизни в регионах присутствия. Наши социальные инвестиции на устойчивое развитие в этом году составляют более 5 млрд рублей — это в том числе основа для региональных бюджетов», — сообщает Мазанова.

Продуктовая помощь

Начальник управления по бренду Х5 Group Галина Секиринская обратила внимание, что в этом году количество людей, живущих за чертой бедности, составило 20 млн человек — на восемь млн больше, чем в прошлом году. Цены на продукты продолжают расти, а значит, и люди продолжат беднеть.

Компания в два раза увеличила бюджет на продуктовую помощь, при этом помощи от крупных доноров почти нет. Как в таких условиях найти новые каналы привлечения средств на продуктовую помощь?

«Мы в X5 сделали ставку на пропаганду благотворительной продуктовой помощи среди обычных посетителей наших магазинов. И видим большой отклик — обычные, небогатые люди готовы помогать, — заявляет спикер. — Кроме того, мы начали развивать фудшеринг — ежегодно 18 млн тонн еды выбрасывается на свалки, но ведь огромную часть из этого можно передать на благотворительность. В таком подходе есть серьезные юридические ограничения — мы ждем, что государство решит этот вопрос и мы сможем «раскатать» фудшеринг на всю страну».

ESG руками каждого

Президент благотворительного фонда «Система» Оксана Косаченко подчеркнула, что фонд занимается устойчивым социальным инвестированием, где ключевой подход звучит как «ESG стратегия руками каждого».

Основной фокус работы на данный момент направлен на сотрудников — для них организованы курсы по психологической устойчивости, также есть большая задача — выровнять количество мужчин и женщин, занятых в рабочих профессиях.

«Мы предлагаем нашим сотрудникам придумать, например, что сделает жизнь более экологичной — впоследствии из их идей может развиться предпринимательский проект или стартап, который фонд поможет развивать. Такой подход позволяет понять, что ESG — это норма жизни», — подчеркивает Косаченко.

Как теперь развивать благотворительность

В ситуации, когда идет сокращение финансирования и рост числа запросов благополучателей, выход один — переход от разовых практик к системной работе в социальной сфере, уверена заместитель декана Высшей школы бизнеса НИУ «ВШЭ» Ирина Архипова.

Серьезное препятствие на этом пути — оценка социальных эффектов до сих пор часто не проводится совсем или идет по количественным показателям. Но инвесторам и обществу все равно, какое количество мастер-классов провел фонд и даже какое количество средств инвестировано в проект. Важно — каким образом каждый вложенный рубль решил конкретную задачу.

«Почти никто в секторе не хочет глубоко анализировать свою работу и пользоваться готовыми методиками оценки. Также у нас не хватает профессионалов, которые способны расставить приоритеты в условиях ограниченных ресурсов и вложиться в наиболее острые задачи», — уверена Архипова.

Бизнесу, в свою очередь, нужно уходить от разовых проектов, которые имеют яркий, но краткосрочный эффект, заявляет эксперт. Свой ограниченный ресурс лучше переориентировать на одну программу или один-единственный регион — так можно будет увидеть по-настоящему качественные изменения в обществе. 

Ключевым элементом системной благотворительности, по словам эксперта, по-прежнему остаются НКО. Бизнес должен с еще большим уважением отнестись к некоммерческим организациям и признать, что они лучше знают, куда лучше вкладывать средства. НКО — это партнеры бизнеса, а не подрядчики, от такого взаимодействия выиграют все, подчеркивает Архипова.

Дискуссия состоялась в рамках конференции «Вызовы 2030. Устойчивое развитие регионов». Конференция посвящена 20-летию Комитета по устойчивому развитию и ESG Ассоциации менеджеров.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем