Отсутствие выбора, нехватка денег и борьба за образование: на протяжении многих лет с этим сталкиваются беженцы из разных стран, а недавно столкнулись и граждане Украины, переехавшие в Россию. Почему это происходит и как можно помочь, рассказывали на Дне беженца.

Фото: Марина Некрасова / АСИ

Ежегодно 20 июня в мире отмечается Всемирный день беженцев. Накануне издание «Такие дела» организовало акцию в поддержку комитета «Гражданское содействие» (внесен реестр НКО-иноагентов). Более 30 лет он помогает беженцам и мигрантам.

1,6
млн беженцев прибыли в Россию с территории ДНР, ЛНР и Украины по данным на июнь 2022 года

В инклюзивном культурном центре «Тверская 15» весь день собирали новую одежду, средства гигиены, постельное белье и другие вещи для беженцев.

Светлана Ганнушкина, руководитель комитета «Гражданское содействие», рассказала, как обстоит ситуация с теми, кто приезжает в Россию сейчас.

304 на бумаге и миллион на практике

Обычно в год помощь «Гражданского содействия» получает около 3 тысяч человек. Это консультации, сопровождение в госучреждениях, интеграционные курсы. В 2022 году комитет уже выполнил свою «годовую норму». А люди продолжают приходить.

«Человек всегда становится беженцем раньше, чем он им признан и получил официальный статус. Как больного мы называем “больным”, а человека с диагнозом – “пациентом”», – объясняет Ганнушкина.

«Статус беженца у нас получить почти невозможно», — продолжает она. Его получили — по данным МВД России на 1 апреля 2022 года — всего 304 человека. С января по апрель признано беженцами два человека. Зато намного чаще дают гражданство – за это же время его получили более 140 тыс. человек.

Зачем нужен официальный статус беженца?

Когда человек получает гражданство страны, в которую он переехал, он перестает быть официально беженцем. А значит, и получить пособия не получится. «Официальным беженцам» полагаются пенсии по старости, инвалидности, потере кормильца, детские пособия.

«Некоторые чиновники говорят: «У нас человек в момент подачи ходатайства на статус беженца уже может получить пособие». Да, но это – один раз и сто рублей. Дороже обойдется дорога в миграционный орган за нужной бумажкой», – говорит Светлана Ганнушкина.

Еще «неофициальных беженцев» невозможно посчитать и понять, скольким людям на самом деле нужна помощь. По оценкам «Гражданского содействия», до февраля 2022 года в России таких «неофициальных беженцев» из разных стран было около 100 тысяч.

Сложности на всех этапах

С начала военной спецоперации комитет много работает с беженцами с Украины. Как говорит Ганнушкина, сложности есть на всех этапах: от пересечения границы до размещения в России.

«Украинцев вывозят наши военные автобусами через границу. Самая страшная проблема – люди, которые исчезли на границе, и родственники не знают, где они могут быть. Я знаю порядка десяти таких случаев», – говорит Ганнушкина.

Часто у людей нет выбора, куда ехать, поэтому добровольным этот переезд назвать сложно, отметила она. Но о случаях физического насилия в отношении тех, кто принципиально не хотел ехать в Россию, ей неизвестно.

«Я думаю, человек не будет спрашивать: «Есть ли у вас автобус, который едет по другому маршруту?» Человек едет туда, где он может спасти себя и своих близких – и этим местом оказывается Россия», — рассуждает Ганнушкина.

Размещают беженцев с Украины, из ДНР и ЛНР в пунктах временного размещения Ростовской области. Пока непонятно, куда они переедут после: 12 марта 2022 было принято постановление о распределении по регионам, но там речь шла только о 96 тысячах человек.

Фото: Марина Некрасова / АСИ

У каждого украинца, обратившегося в комитет, спрашивают, хочет он остаться в России или переехать в другую страну. По опыту «Гражданского содействия», уехать из России хочет один из десяти.

Пересечь российско-украинскую границу и вернуться можно по действующему паспорту Украины. Сложности возникают с детьми, которые уже родились на территории России. Один из подопечных «Гражданского содействия» не смог уехать, потому что свидетельство о рождении ребенка было выдано в России. Сейчас комитет пытается решить эту проблему через другие западные посольства.

Проблемы с образованием

Есть проблемы и с обучением детей беженцев в России. По закону каждый имеет право на образование, гарантируется доступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования.

Но, как говорит Ганнушкина, право – одно, и совсем другое – возможность им воспользоваться. Часто комитет годами борется за то, чтобы дети беженцев могли ходить в школу и получать образование вместе с другими детьми.

У «Гражданского содействия» есть проект помощи в доступе к образованию. Юристы отслеживают нарушения прав детей-мигрантов на доступ к образованию и борются с ними, консультируют родителей и ведут переговоры с представителями школ и детских садов.

Также у организации есть интеграционные курсы: детям беженцев помогают выучить русский язык, заниматься по школьной программе и познакомиться с другими детьми, недавно переехавшими в Россию.

«Распространять русский язык и русскую культуру через этих детей – гораздо разумнее и прогрессивнее, чем наступать «кованым сапогом». Не важно, вернется человек в свою страну или останется жить здесь – он будет источником этой культуры», – убеждена Ганнушкина.

Что происходит с беженцами из других стран?

Беженцы из других стран не исчезли – они по-прежнему приходят в «Гражданское содействие». Некоторые из них просят о помощи в течение нескольких лет.

«К сожалению, я констатирую: ни одна волна беженцев полной интеграции в России не получила. У нас до сих пор есть обращения бакинских беженцев, которые приехали к нам в начале 1990-х годов. Некоторые до сих пор живут в гостиницах, куда их расселил Моссовет», – говорит Ганнушкина.

Фото: Марина Некрасова / АСИ

До сих пор сложности есть с беженцами из КНДР: бывают случаи, когда они попадают под перекрестное преследование – как со стороны российских правоохранительных органов, так и со стороны своих спецслужб. В 2020 году «Гражданское содействие» выпустило доклад о положении граждан КНДР в России.

Чем и как помочь?

Как говорит Светлана Ганнушкина, главная проблема, с которой сталкиваются беженцы, – нехватка денег. По закону жители ДНР и ЛНР могут получить 10 тысяч рублей: достаточно заполнить заявление, при этом паспорт может быть российским, украинским или одной из республик. Но такую выплату можно получить только один раз.

«Надо дать возможность человеку самому пойти в магазин, купить себе пару белья и то, что ему нужно. Это главная проблема. Нам жертвуют много, но даже этого недостаточно», – подчеркивает руководитель «Гражданского содействия».

Также комитет собирает вещи и продукты: список необходимого есть на сайте организации.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Юридическая контора вместо московского отделения РКК: беженец из Афганистана ищет способ воссоединиться с семьей

Ему сказали, что московское отделение Российского Красного Креста закрыто. Зато платно может помочь юридическая контора, которую зарегистрировал сын экс-председателя отделения, месяц назад отстраненного от работы.