Что сохранили женщины за годы лагерной жизни, чем они жили и что хотели передать потомкам: в Москве открылась выставка, посвященная вещественной памяти о ГУЛАГе.

Фото: Марина Некрасова / АСИ

Выставка «Материал» открылась 6 октября в здании Международного Мемориала (внесен Минюстом РФ в реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента).

Платье

В семье Суок было три сестры. Самая младшая, Серафима, в 1922 году вышла замуж за поэта Владимира Нарбута. Когда в 1936 году его арестовали, ее сестра Лидия пошла на Лубянку узнать о судьбе поэта, а вернувшись, сказала: «Пора красить платья в черный».

Ее арестовали в следующем году за заступничество: домой она вернулась только спустя 17 лет. Одно из черных платьев висит в начале выставки как память о ее судьбе.

Рядом — линялое платье сливового цвета. Под каждой дыркой – заплатка из светлой хлопчатобумажной ткани. Его носила бывшая сотрудница Третьяковской галереи: в нем она была в Лубянской, Таганской и Бутырской тюрьмах и сохранила его как напоминание о своем сроке.

«Многие осознанно сохраняли эти вещи. Одежда близка к телу – для женщины это важно», – пояснила Ирина Щербакова, куратор выставки.

Разрешалось забрать домой только свою одежду. Лагерная роба с белым номером на спине – собственность государства.

Близкие и семья

На маленькой деревянной платформе лежат связанные из тонкой нитки варежки. Они не больше трех миллиметров в длину: подойдут для детской куклы. Их связала для будущего ребенка Любовь Травникова, арестованная на пятом месяце беременности. В тюремной больнице ей неудачно сделали аборт: начался рак матки. Вскоре она умерла.

Рядом лежит книга в черном переплете. На обложке белыми нитками вышит заяц, а на титульной странице нарисован другой: в шапке, куртке и на лыжах. «Сказка о Зайке Андрюшке – серенькие ушки – и его маме», – гласит титульный лист.  

Ее сделали в ноябре 1953 года три заключенные Минлага в подарок сыну их солагерницы, Андрею, жившему в Ленинграде. Сказка рассказывает о долгожданной встрече матери и сына: она написана в стихах и дополнена иллюстрациями.

Еще один экспонат – игрушка-сумочка в виде клоуна, сшитого из остатков чулок. Его сшила Коммунэлла Маркман в тюрьме Тбилиси в ожидании приговора.

Фото: Марина Некрасова / АСИ

«[В тюрьме я] объявила конкурс на лучший анекдот, чтобы мне их присылали. Я была главная в комиссии по анекдотам. Мы посылали тем, кто занимал первое, второе место, подарки. Вот даже до сих пор есть клоун у меня. Которого я сама сшила, чтобы отдать, и не решилась, так он мне понравился», – рассказывала много позже Маркман.

Личное

В деревянной рамке висит вышитый крестиком портрет Владимира Маяковского. Он вышит на наволочке, которая принадлежала художнице Василисе Шкловской-Корди, первой жене писателя Виктора Шкловского, другу Осипа и Надежды Мандельштам. До сих пор неизвестно, вышила она портрет сама или получила в подарок.

Фото: Марина Некрасова / АСИ

Сохранились и фрагменты ткани с религиозными стихами. Текст от руки переписывали женщины-политзаключенные Дубравлага, осужденные по статье за «антисоветскую агитацию и пропаганду». Они знали тексты наизусть, но хотели сохранить их письменно. При обысках они зашивали ткань в одежду, чтобы ее не нашли.

Ольга Адамова-Слиозберг в бутылках хранила под землей фрагменты своей книги. Она писала о жизни в лагере: она провела восемь лет на Колыме, потом столько же в Караганде.

«Сначала я не думала о книге: думала, как объясню сыну и дочери, что их мать и отец стали «врагами народа». Я думала обо всем. Не только о себе. О товарищах по несчастью, с которыми меня свела судьба, об их горестных страданиях, трагических случаях их жизни. Когда свершалось что-нибудь потрясшее меня, я ночью «вписывала» это в мою устную повесть. Так создавалась эта книга. Она жила во мне все эти годы», – писала во вступлении к книге «Путь» Адамова-Слиозберг.

Гостиные НКВД

Часть выставки – работы, которые делали заключенные в пошивочных мастерских. Например, сохранились схемы орнамента. Образцы вышивали на обычном полотенце или найденных лоскутах ткани. Потом такие техники использовались как на производстве, так и для себя.

«После «Березовой рощи» Куинджи я сшила «Трех богатырей». Все дамы НКВД теперь непременно хотели свои гостиные украсить картиной. Начальник Магаданской области Никишов и его жена взяли меня в свой дом шить картины. И я в течение двух месяцев сидела в бильярдной, где стояли мои пяльцы. Я выполняла все «барские» рукоделия. Когда кого-то выбирали в райисполком, мне делали заказ», – вспоминала одна из заключенных.

На швейных фабриках шили одежду для других арестантов, а с 1940 года еще и для Красной армии.

Связующая нить

1 января 1950 года в лагерях жили и работали 2,5 млн заключенных, из них 521 тыс. женщин. Для многих заключение было связано с шитьем: кто-то работал в пошивочных мастерских, кто-то искал в этом отдушину от лагерной жизни.

Изделия из ткани – то, что чаще всего сохраняли женщины в лагере. Такой материал – это вещественная память о лагере, доказательство непростой судьбы заключенных.

Экспонаты для выставки собирали 30 лет. Но конечная идея появилась после публикации сборника «Папины письма»: стало понятно, что надо объединить воспоминания женщин. «Материал» – это признание и благодарность тем, кто прошел лагерь и сохранил о нем память.

На выставке практически не упоминаются имена заключенных. «Это коллективная история», – объясняет Щербакова. Всего в экспозиции представлено около 160 предметов: но в архиве «Мемориала» их больше тысячи.

Выставку «Материал» можно посетить с 6 октября 2021 года по 15 марта 2023 года ежедневно, кроме воскресенья и понедельника, с 11.00 до 19.00.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем