В Общественной палате прошли общественные слушания с авторами законопроектов об иноагентах.

Фото: Marcus Zymmer / Unsplash

15 декабря на общественных слушаниях «Об обсуждении пакета поправок в законодательство в части регулирования деятельности иностранных агентов» попытались доработать законопроекты, уже принятые в первом чтении. Поправки собирали от членов СПЧ, комиссий Общественной палаты и НКО. Последние попросили не торопиться с принятием поправок.

В ноябре 2020 года в Думу внесли четыре законопроекта, ужесточающие требования к иностранным агентам, в том числе НКО-иноагентам и СМИ-иноагентам.

Законопроект № 1057914-7 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия угрозам национальной безопасности и законопроект № 1052523-7 О внесении изменений в Федеральный закон «О некоммерческих организациях» в части совершенствования правового регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, и структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных организаций уже приняли в первых чтениях.

Что такое политическая деятельность

Один из авторов законопроекта, председатель комитета Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев отметил, что концепция законопроектов проста: они должны «обеспечить прозрачность иностранного участия в политической деятельности нашей страны».

«Вообще иностранный агент — это не наше ноу-хау, слова корнями уходят в историю…<…> Само понятие НКО-иностранного агента у нас появилось примерно десять лет назад с принятием закона об НКО, и на сегодня у нас насчитывается, по данным Минюста, 210 633 некоммерческих организаций, из которых всего лишь 192 НКО-иноагенты, получается 0,0009%. Это очень маленькая цифра, практически незаметно на фоне общего количества НКО», — сказал Пискарев.

По словам Пискарева, из-за рубежа НКО-иноагенты каждый год получают на политическую деятельность около 1 млрд рублей. Он добавил, что на эти деньги НКО-иноагенты организуют и проводят несогласованные акции и «всякого рода мониторинги».

Василий Пискарев. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

«Вот идет какая-то демонстрация или митинг, и мы, на мой взгляд, должны знать, кто его организовал, под чьим флагом там происходят выступления и какую задачу там преследуют. Я повторю, что ограничений в политической деятельности мы не предусмотрели, но маркировка, что те или иные действия проходят под флагом другого государства, мне кажется справедливой», — сказал один из авторов законопроектов.

А все требования к иноагентам, которые ставят законопроекты, по словам Пискарева, базируются на законах, работающих в других странах Европы, в Америке и Австралии.

Лидия Михеева, секретарь Общественной палаты РФ заметила, что на прошедшей встрече с главой государства президент «услышал обеспокоенность гражданского общества» и поручил еще раз экспертно обсудить поправки к законодательству об иноагентах. Также Владимир Путин заявлял, что статус иностранного агента «не ведет к запретительным шагам со стороны государства».

«Я думаю, что обсуждения сегодня будут самые разные, но скорее всего самым главным станет определение понятия «политическая деятельность». Мы слышим опасения, что трактовка политической деятельности может быть излишне широкой, и иногда иностранными агентами признают людей, которые в действительности к ней отношения не имеют — деятели культуры, представители научной сферы», — сказала Михеева.

Пискарев отметил, что понятие политической деятельности прописано в законе об НКО, но если нужно более четкое, авторы законопроектов не возражают вносить поправки ко второму чтению.

«Законопроект не имеет никакого отношения к иной деятельности — культурной, просветительской, социальной деятельности, сфере искусства, здравоохранения, социальной поддержки, защиты населения, материнства, детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физкультуры…», — подчеркнул Пискарев.

«Вы так радеете за иноагентов»

«На встрече с представителями СПЧ президент сказал, что эта сфера требует точной и ясной юридической техники, понимания того, что у нас написано на бумажке, а что в жизни осуществляется. Еще он сказал: с одной стороны, важно защитить наши внутренние интересы и политику от вмешательства, а с другой стороны, дать возможность людям свободно работать и не оглядываться по сторонам. Мне кажется, на новые и уже работающие законы в этой теме мы должны смотреть под такой призмой», — заметила Елена Тополева, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО, директор Агентства социальной информации.

Тополева считает, что принятие законопроектов нужно отложить, доработать их, обратив внимание на запреты, которые ставятся для НКО-иноагентов. А также для СМИ, которые по законопроекту должны будут маркировать материалы об и от иноагентов. Она привела в пример норму, уже работающую сейчас — необходимость маркировать материалы о нежелательных организациях.

«Так как мы живем в открытом информационном пространстве, информация, которая была опубликована много лет назад, но сейчас находится в открытом доступе, может быть в любой момент процитирована и актуализирована. Тогда контролирующий орган предъявляет претензию, почему нет маркировки о нежелательной организации. Но наше СМИ существует 26 лет, как мы можем всё, что у нас в архивах вывешено на сайте сейчас, переметить этими метками, я, честно говоря, слабо себе представляю, — сказала Тополева. — Я понимаю, что закон может не иметь обратной силы, но у нас так устроено информационное пространство, что то, что было опубликовано пять лет назад, становится актуально сегодня».

«То, что у вас огромное количество немаркированных материалов об иноагентах, не значит, что после вступления закона в силу вам нужно будет всё перелопачивать… Я не думаю, что у вас много материалов об иноагентах. Я не понимаю, где вы их нашли? У нас всего 192 НКО-иностранных агента. Вы сами представляете НКО-иноагента, да? Нет? Вы так радеете за иноагентов…» — ответил Пискарев.

Все социальные НКО занимаются политической деятельностью

«По сути, все НКО, работающие в социальной сфере и зарекомендовавшие себя как эффективные, как принято говорить, драйверы изменений, безусловно занимаются политической деятельностью с точки зрения того, как эта политическая деятельность понимается в законодательстве. Наши общественные слушания в Общественной палате сейчас — политическая деятельность? Безусловно да», — отметила Нюта Федермессер, учредитель Благотворительного фонда помощи хосписам «Вера», член центрального штаба Общероссийского народного фронта.

Федермессер добавила к списку стремление НКО повлиять на изменение в законодательстве, участие как экспертов в рабочих группах, в разнообразных советах, протесты и давление на власть, когда НКО не согласна с тем или иным из законопроектов.

«Ключевые фонды, которые у всех на слуху, — фонд «Подари жизнь», «Дом с маяком», «Вера», «Линия жизни», фонд Хабенского, фонды, которые отстаивают право на получение лекарств, деятельность которых в том числе привела к изменениям в Налоговом кодексе и прибавке дополнительных двух процентов на доходы людей, получающих больше 5 млн рублей, чтобы обеспечить нуждающихся лекарствами, безусловно занимаются политической деятельностью. Все эти фонды безусловно социально ответственны и безусловно опосредованно имеют иностранное финансирование, потому что крупнейшие доноры — Газпром, Россети, Сбербанк и даже Русская православная церковь — тоже имеют опосредованные иностранные деньги», — уверена Федермессер.

Нюта Федермессер. Фото: Екатерина Лызлова / РИА Новости

По мнению Федермессер, законопроекты в том виде, в котором они есть сейчас, — просто инструмент манипуляции некоммерческими организациями со стороны власти.

«Это инструмент для того, чтобы всех держать за… как политкорректно сказать? За горло. И всегда иметь какой-то рычаг влияния. Это как минимум некорректно, как максимум — выступление законодательной власти против интересов своих граждан», — заявила Нюта.

Но Пискарев заметил, что законопроект не регулирует деятельность НКО, а расширяет понятие НКО-иноагента, включая в него физлиц и общественные объединения, не зарегистрированные как юрлицо.

«К НКО, особенно к занимающимся социальными вопросами — а это подавляющее количество НКО, — этот законопроект вообще никакого отношения не имеет! Социально ориентированным НКО бояться нечего, их это вообще не касается. Мы ведь говорим не про те НКО, которые помогают людям, занимаются благотворительностью, поддерживают население и так далее, так далее, так далее. Эти-то НКО могут спокойно жить и работать, дай бог всем здоровья», — заключил Пискарев. Добавив, что жалоб от НКО-иноагентов к авторам законопроекта не поступало.

Что поправить

Помимо уточнения «политической деятельности», Лидия Михеева предложила убрать пункт, запрещающий НКО-иностранным агентам выдвигать своих кандидатов в общественные советы при органах власти. Председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Валерий Фадеев заметил, что нужно ограничить требование маркировать материалы иноагентов и об иноагентах в интернете, требуя этого только от СМИ; так, чтобы под него не попадали блогеры и другие пользователи Сети. Пискарев ответил, что авторы законопроектов блогеров и не имели в виду.

Еще, по мнению Фадеева, нужно уточнить норму, по которой иностранный агент должен открывать банковский счет для проведения общественных мероприятий и митингов и предоставлять реквизиты.

«А если пять человек собрались протестовать против ломки бордюров во дворе? С плакатами, которые сами нарисовали или заказали у кого-то за очень небольшие деньги? Они тоже должны заводить счет? Мы предлагаем сделать поправку в эту статью: проведение публичного мероприятия, количество участников которого превышает 500 человек», — сказал Фадеев.

Над конкретизацией «политической деятельности» предлагает работать и Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. Еще одно ее предложение — прописать, чтобы власти уведомляли НКО и граждан, если после проверок их включают в реестры иностранных агентов.

Елена Тополева отметила и непонятность нормы, по которой НКО должны отчитываться за иностранные деньги, полученные опосредованно: у компаний-доноров есть коммерческая тайна и узнать у них, какая часть пожертвований — из иностранных источников, невозможно. Еще одно предложение от Комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО — уточнить в законопроекте формулировку для деятельности иностранных агентов: «деятельность осуществляется только в интересах иностранных государств и по поручению иностранного источника». Это по мнению Тополевой, снимет очень много проблем в применении закона.

Все поправки в течение нескольких дней будут собираться в аппарате Общественной палаты РФ. Полную запись общественных слушаний можно посмотреть здесь.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Михаил Федотов раскритиковал поправки к законопроекту о «политической деятельности»

Председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека считает, что даже с учетом поправок депутата Ярослава Нилова «политической» может быть признана…

Госдуме предложили смягчающие поправки к законопроекту, уточняющему понятие «политическая деятельность»

Поправки, предложенные депутатом Ярославом Ниловым, призваны исключить возможность признания «иностранными агентами» организации, занимающиеся благотворительной деятельностью.

В ОП РФ прошли общественные слушания законопроекта о «политической деятельности»

Правозащитники, руководители благотворительных фондов и представители государственных органов власти обсудили поправки к закону «об иностранных агентах» на площадке Общественной палаты РФ, высказав свои опасения и…