Глава СПЧ считает, что заняться составлением подобной базы данных должны некоммерческие организации.

Плита с именами репрессированных на Архангельском кладбище в Казани. Фото: Максим Богодвид / РИА Новости

Глава Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев предложил некоммерческим организациям создать единую базу данных жертв политических репрессий — чтобы «не было никаких подозрений, что правоохранительные институты делают что-то не так». Об этом сообщили «РИА Новости».

Ранее президент России Владимир Путин поручил ряду ведомств рассмотреть вопрос о создании подобной базы до 1 октября. Фадеев заявил, что «поручение президента фактически выполнено, работа идет и уже есть план решения этой задачи». По мнению председателя правления Международного Мемориала Яна Рачинского, это утверждение «выглядит чересчур оптимистично».

«Разумеется, единая база данных о жертвах государственного террора нужна, и во многих постсоветских государствах эта задача уже решена или близка к решению. В этих странах работа по увековечению памяти велась при государственной поддержке.

В России, несмотря на многократные напоминания об этой проблеме, никаких общегосударственных действий предпринято не было. Все, что делалось – делалось регионами», — прокомментировал Рачинский АСИ.

«НКО переписывают данные из архивов вручную»

«Разумеется, контроль общества при создании такой базы нужен, и в этом Фадеев прав. Но ирония ситуации в том, что именно в последние дни суды раз за разом вставали на сторону силовых ведомств (прежде всего ФСБ), которые во многих случаях отказывают в доступе к информации и практически всегда отказывают в возможности копирования, вынуждая представителей тех самых НКО, о которых говорит Фадеев, переписывать данные вручную – хорошо, хоть не гусиным пером», — рассказывает Ян Рачинский.

Прежде чем возлагать ответственность за создание базы на НКО, нужно обеспечить нормальный доступ к архивам, иначе задача будет невыполнима, уверен эксперт.

Что касается финансирования (Фадеев говорил, что НКО смогут работать в этой области на средства от президентских грантов), Рачинский считает, что масштаб задачи предполагает планирование на годы вперед, а конкурс президентских грантов в нынешнем виде таких возможностей не дает.

Как обстоят дела в российских регионах

«Ситуация в регионах очень разная – от принятия республиканской программы по увековечению памяти жертв террора в Республике Коми до полного отсутствия внимания к теме в Брянской, Волгоградской и ряде других областей», — рассказал председатель правления Международного Мемориала.

Рачинский рассказал, что в 2011-2012 годы «Мемориал» на средства президентского гранта подготовил развернутые предложения по созданию единой базы данных, но «никакого отклика властей эти предложения не получили».

Опыт соседей

В Латвии, Литве и Эстонии, говорит Рачинский, давно составлены списки репрессированных, а на Украине много лет действует государственная программа «Реабилитированные историей» (обработка материалов близка к завершению). В Белоруссии база данных о жертвах политических репрессий существует в Государственном архиве (правда, доступ к ней имеет только ограниченный круг лиц), в Казахстане аналогичная база данных была размещена на сайте МВД, в Киргизии вышел 10-томник, включающий все установленные имена жертв террора.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем