Коридор строительства «Северного потока – 2» на территории Кургальского заказника. Фото: Nord…

Сотрудник компании Nord Stream 2 AG объясняет, почему газопровод проложили через Кургальский заказник, как пересаживали растения и что будет с этой территорией после строительства.

В конце мая компания Nord Stream 2 AG, которая провела газопровод «Северный поток-2» по природоохранной зоне — Кургальскому заказнику в Ленинградской области, — опубликовала отчет Секретариата Рамсарской конвенции, в котором сказано: газопровод «не оказывает негативного влияния на общие экологические характеристики Кургальского заказника». Руководитель программы Гринпис России по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин отчет раскритиковал — по его мнению, миссия приехала слишком поздно.

Координатор группы получения разрешений по России Nord Stream 2 AG, кандидат географических наук Григорий Вильчек в свою очередь объясняет, что делала компания, чтобы сократить воздействие строительных работ на Кургальский заказник до минимума.

«Проект под пристальным вниманием общественности, экологов и политиков»

«»Северный поток-2″ — это крупный, знаковый, международный проект, который находится под пристальным вниманием общественности, экологов и политиков многих стран. Мы взяли на себя обязательство следовать международным стандартам, в том числе стандартам деятельности по обеспечению экологической и социальной устойчивости Международной финансовой корпорации (МФК). Нас контролируют не только российские надзорные органы, но и международные аудиторы. Мы отвечаем за то, что все наши технические решения являются оптимальными, надежными и безопасными. Каждое решение, которое принимается в Nord Stream 2 AG, каждый проект и инициатива основаны на детальных изысканиях, консультациях с внутренними и внешними специалистами, диалоге с экспертами и местными жителями и оценке воздействий», — подчеркивает эксперт.

По словам Вильчека, российские исследования для компании проводят Ботанический институт им. В. Л. Комарова, Всероссийский институт растениеводства имени Н.И. Вавилова, Санкт-Петербургский государственный университет, Институт географии РАН, Санкт-Петербургский государственный политехнический университет Петра Великого, Государственный научно-исследовательский институт озерного и речного рыбного хозяйства им. Л. С. Берга, Арктический и антарктический научно-исследовательский институт, ЗАО «Экопроект» и другие.

Около 40 независимых подрядчиков постоянно отслеживают, как «Северный поток-2» влияет на окружающую среду. Эксперты оценивают качество воды, уровень подводного шума, состояние птиц, морских млекопитающих, донных сообществ и эпифауны, влияние проекта на культурное наследие и другие факторы.

«В России действует около 50 станций мониторинга: 30 из них располагаются на морском участке, еще 20 установлены для наблюдений на береговом участке. За работами в границах Кургальского заказника ведет наблюдение ВНИИ «Экология» — авторитетнейший российский исследовательский институт в вопросах охраны окружающей среды и заповедного дела. Соответствие международным стандартам в качестве внешнего аудитора проверяет Royal HaskoningDHV, ведущая международная компания в сфере инженерного и экологического консалтинга. ERM, один из мировых лидеров на рынке консультационных услуг по охране окружающей среды, труда, промышленной безопасности и социальным вопросам, проводит регулярный аудит работ на предмет их соответствия экологическим и социальным политикам компании», — говорит Вильчек.

Почему труба пошла по Кургальскому заказнику

«Когда мы планировали маршрут «Северного потока-2», то изучили практически каждый километр южного побережья Финского залива в России. Смотрели на десятки факторов – технических, экологических, социальных. Плотность застройки, промышленные предприятия, военные сооружения и зоны, судоходные пути, объекты культурного наследия делали большую часть потенциальных путей прокладки не реализуемыми. Вариантов-финалистов оставалось два: через Нарвский залив и через мыс Колганпя», — рассказывает Вильчек.

После пяти лет исследований, анализа альтернатив, публичных слушаний, консультаций с экспертным сообществом, оценки воздействий на окружающую среду, согласовательных и разрешительных процессов компания выбрала Нарвский маршрут.

Кургальский заказник – водно-болотное угодье России международного значения, охраняемое Рамсарской конвенцией. Фото: Nord Stream 2

«Сухопутная трасса, которая пересекает заболоченные участки прибрежного леса Кургальского заказника, песчаную дюну и периферийную северную часть болота Кадер, была запланирована так, чтобы большая ее часть (2 километра из 3,7) проходила через модифицированные природные территории, измененные в результате осушительной мелиорации 1970-1980 годов и лесного пожара 2006 года. Маршрут обходит стороной самые чувствительные участки заказника, в том числе Кургальский риф и центральную часть болота Кадер», — говорит координатор.

Почему выбрали именно такой метод строительства

Для строительства, по словам Вильчека, выбрали инженерное решение, которое сократило воздействие проекта на заказник в два раза. Сначала в компании среди прочих рассматривали бестраншейные варианты, в том числе микротоннелирование. Но после проектирования, анализа конструкции микротоннеля и способа монтажа газопровода и оценки рисков и суммарного экологического воздействия эксперты пришли к выводу, что на российском участке берегового пересечения технологию микротоннелирования использовать не получится.

«Основных причин было две: невозможность построить тоннель такой длины, которая позволила бы сохранить ключевые местообитания животных (без промежуточных входных и выходных колодцев), и высокие риски из‑за неопределенного состояния грунта: для получения достоверных данных по грунту потребовались бы исследования, подразумевающие расчистку лесополосы. С учетом протяженности тоннеля риски возрастали в геометрической прогрессии», — рассказывает Вильчек.

В итоге на сухопутном участке проекта применили метод открытого траншейного строительства с использованием так называемых «тренчбоксов» (траншейных крепей), которые поддерживают стенки траншей в вертикальном положении. Это, по словам Вильчека, позволяет уменьшить их ширину и сузить строительный коридор.

«Мы не использовали тяжелое оборудование (например, трубоукладчики), чтобы не оказывать излишнего давления на грунт и снизить уровень шума, способного повлиять на флору и фауну. Плети газопровода протягивались в заполненных водой траншеях, предварительно оборудованных тренчбоксами, при помощи мощной лебедки, установленной приблизительно в середине берегового участка. Один сегмент трубопровода тянулся с трубосварочной станции, расположенной на площадке запуска диагностических и очистных устройств за пределами заказника, другой – с трубоукладочного судна, стоявшего на якоре недалеко от берега. Затем оба сегмента сваривались между собой в районе расположения лебедки. Для сравнения, при традиционном траншейном строительстве сами траншеи осушаются, а сегменты трубопровода свариваются сбоку от них, что влияет на ширину строительного коридора», — объясняет координатор.

По разработанной технологии траншеи оставались заполненными водой, и это, по словам эксперта, имеет особое значение: поддержание естественного уровня грунтовых вод во время и после строительства было одной из важнейших задач, потому что биоразнообразие Кургальского заказника напрямую зависит от наличия обводненных местообитаний.

«Нам в основном удалось сохранить уровень грунтовых вод и местный гидрологический режим, снизить объем выемки грунта на 70% и сократить ширину коридора строительства до минимально возможных 30 метров на наиболее чувствительном участке прибрежных лесов. Разработанное инженерное решение помогло снизить воздействие проектных работ до минимума: общая площадь коридора строительства на сухопутном участке составила около 0,175 кв. километров (это менее 0,1% наземной части заказника)», — говорит Вильчек.

Что компания делала, чтобы сохранить природу в коридоре строительства

Программу компенсационных и природоохранных мер, по словам Вильчека, начали разрабатывать и реализовывать параллельно с поиском инженерного решения по строительству.

«Во время предстроительного мониторинга и детального исследования территории мы определили охраняемые виды растений в коридоре строительства и в 2018 году пересадили их на новые местообитания. Для гнездующегося рядом семейства орлана-белохвоста было оборудовано шесть альтернативных искусственных платформ, чтобы дать птицам возможность выбора наиболее подходящего места выведения птенцов», — говорит координатор.

По словам Вильчека, в нескольких сотнях метров от коридора строительства этой весной появились птенцы орлана-белохвоста. Специалисты окольцевали их в начале июня.

Система хранения грунта на стадии разработки траншеи была отдельной темой для проработки, рассказывает координатор. Чтобы растительный покров мог быстро самовосстановиться после обратной укладки, разные слои торфа и почвы (верхний, более плодородный и нижний) хранили раздельно и послойно.

«Каждый тип почвы был обозначен табличкой, чтобы восстановить его ровно на тот участок траншеи, с которого он был извлечен. Верхние слои торфа, в которых находятся семена растений, требовали особого ухода и заботы: от сохранения их во влажном состоянии напрямую зависит успех рекультивации, поэтому их регулярно поливали», — говорит Вильчек.

Ручная пересадка турчи болотной из коридора строительства «Северного потока – 2». Фото: Nord Stream 2

«Подготовительные и строительные работы мы вели по графику, который учитывал критические периоды для морских млекопитающих, ихтио- и орнитофауны. Расчистку коридора начали только после того, как получили «добро» от наших экологических консультантов, подтвердивших, что период гнездования птиц завершился. На морском участке маршруты движения судов проходили как можно дальше от местообитаний морских млекопитающих и птиц на севере Кургальского полуострова. Грузы, перевозимые для проекта из порта Усть-Луги, следовали по удлиненному фарватеру. Для прохода животных был оборудован специальный коридор примерно посередине линейного участка, и животные им активно пользовались. Места обитания редких и охраняемых видов растений и животных, которые были обнаружены за пределами территории строительства, мы обозначили предупредительными знаками», — говорит Вильчек.

Сейчас на участке идут восстановительные работы и рекультивация. В безлесном состоянии с естественным напочвенным покровом останется две полосы шириной 7,5 метров каждая. По словам Вильчека, так предписано российскими стандартами безопасности.

Стройка завершилась. Что будет после

Меры по улучшению общего экологического состояния Кургальского полуострова, по словам Вильчека, описаны в Плане действий по сохранению биоразнообразия, который компания разработала с помощью международных консалтинговых агентств на основе трех лет исследований, которые проводили на всем полуостров и прилегающей акватории Финского залива.

«Временной горизонт плана– 30 лет. Зафиксированные в нем мероприятия будут корректироваться в зависимости от их эффективности. Это — часть так называемого адаптивного управления, принятого в компании: проводим мониторинг (сезонно, квартально, с шагом в полгода и год), оцениваем результаты, при необходимости вносим корректировки», — говорит Вильчек.

План — часть стратегии экологических и социальных инициатив Nord Stream 2, включающей в том числе меры по сохранению биоразнообразия, социальные инициативы и спонсорскую поддержку в Кингисеппском районе. В этом году компания планирует заняться восстановлением численности атлантического осетра и речного рака, после — проводить телеметрические исследования балтийской кольчатой нерпы в Финском заливе, установить CCTV-камеры для автоматического обнаружения возгораний и заняться экопросветительскими инициативами.

Чтобы снизить антропогенное воздействие, связанное с неконтролируемым туризмом (Рамсарская миссия называет его среди основных угроз для экосистем полуострова), компания с 2018 года при содействии Санкт-Петербургского государственного университета изучает туристическую нагрузку на Кургальский заказник. С помощью конструкторского бюро «Стрелка» Nord Stream 2 разработала параметры комплексного общественного использования территории заказника.

«План может быть продуман и реализован идеально, но без отказа от потребительского отношения к заказнику со стороны его посетителей, без осознания того, что каждый, кто переступил границы Кургальского, ответственен за сохранение его природы, перемен не достичь. И это то, над чем мы сейчас работаем вместе с Комитетом по природным ресурсам Лениградской области», — говорит Вильчек.

Справка

«Северный поток – 2» – газопровод протяженностью более 1 200 километров через Балтийское море для поставок российского природного газа на европейский рынок. Начальная его точка в России находится на побережье Нарвского залива в Кингисеппском районе Ленинградской области. Береговой участок пересекает территорию протяженностью 3,7 км в южной части Кургальского заказника, охраняемого Рамсарской конвенцией о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение, и Хельсинкской конвенцией по защите природной морской среды района Балтийского моря. Оператором строительства газопровода выступает Nord Stream AG, единственный акционер которой — «Газпром».

Подписывайтесь на канал АСИ в Яндекс.Дзен.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Минприроды предложило провести выставку про болота в ответ на требование остановить строительство «Северного потока — 2» через Кургальский заказник

60 тыс. россиян обратились к президенту с просьбой остановить строительство газопровода. В ответ Минприроды предложило организовать выставку про болота и восстановить несуществующие торфяники.

Гринпис России намерен подать в ЕСПЧ иск о запрете строительства «Северного потока – 2» через Кургальский заказник

Экологи подают в суд на компанию «Норд Стрим 2 АГ», которая планирует провести газопровод «Северный поток — 2» через Кургальский заказник в Ленинградской области.