Фото: Kevin Laminto / Unsplash

Замминистра юстиции Михаил Гальперин направил документ в ответ на претензии четырех заявительниц, одной из которых бывший муж отрубил руки.

Пытать может только полицейский

Государство не должно нести ответственность, если в случае семейно-бытового насилия агрессором выступило частное лицо, а не должностное.

Такова позиция властей, которую Уполномоченный РФ при Европейском суде по правам человека — замминистра юстиции Михаил Гальперин направил в ЕСПЧ в качестве ответа четырем пострадавшим гражданкам РФ: Маргарите Грачевой (бывший муж отрубил ей кисти рук), Наталье Туниковой (попала под суд после того, как ударила ножом гражданского мужа, который пытался ее убить), Елене Гершман (бывший муж несколько раз избивал ее, суд дважды отказывал в возбуждении уголовного дела), Ирине Петраковой (муж избивал ее регулярно даже после развода). Об этом сообщает «Коммерсантъ». 

Адвокаты женщин указывали, что происшедшее с заявительницами было пытками, причиной которых стало в том числе бездействие полицейских и правовой системы. Российские власти с этим не согласны и считают, что если пытки совершали не сами полицейские, то государство не должно компенсировать материальный ущерб пострадавшим.

Российские власти ссылаются на ст. 3 Конвенции о защите прав и свобод человека (запрещение пыток) — государство не может нести ответственность за ситуации заявительниц, так как «страдания и травмы причинялись им в результате действий частных лиц (а не должностными лицами)».

Что считается пыткой

Ранее, отмечает старший юрист проекта «Правовая инициатива» Татьяна Саввина, ЕСПЧ не признавал напрямую случаи домашнего насилия пытками, хотя упоминал о «жестоком обращении, которое не соответствует ст. 3.

«Сейчас мы попросили суд признать, что по делам наших заявительниц имели место именно пытки. Разница между пыткой и другими видами жестокого обращения в том, что пытка — это наиболее сильная его форма, самое сильное из возможных истязаний», — приводит издание слова Саввиной.

Маргарита Грачева требует от государства возместить расходы на ее лечение, но Правительство РФ заявило, что пострадавшим не может быть выплачена компенсация материального вреда по ст. 3 о пытках, так как вред был причинен частным лицом.

«По сути, нам говорят, что конвенция и правовая система должны защищать людей от государства, но не должны защищать женщин и детей от насилия со стороны мужчин-агрессоров. В случае Маргариты Грачевой связь между бездействием полиции и ее инвалидностью очевидна», — подчеркнула Саввина.

Минюст считает законодательство эффективным

Ранее Минюст в меморандуме для ЕСПЧ заявлял, что существующее российское законодательство эффективно, и острой необходимости принятия специальных актов о насилии в семье нет. После общественного возмущения в министерстве допустили возможность «дальнейшего совершенствования» законодательства.

В ответ на это представители заявительниц направили 80-страничный документ с анализом существующего в России законодательства, где доказывали: описанные Минюстом меры не применяются в реальности, относятся к другим преступлениям или же оборачиваются финансовым и организационным бременем для самих жертв.

В документе были отсылки к позиции Комитета ООН по правам человека, Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, Комитета ООН против пыток, а также специального докладчика ООН по вопросам пыток — все эти органы признали, что серьезные случаи домашнего насилия могут быть признаны пытками, если государство бездействовало и не защитило жертв от насилия со стороны частного лица.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем