Фото: Unsplash

Как живут женщины, которые были вынуждены оставить родные места и поехать зарабатывать деньги.

В Музее современного искусства «Гараж» 29 февраля показали документальный фильм «Они тоже мечтали» (реж. Александр Федоров и Елена Срапян), в котором женщины горного Дагестана рассказывают свои истории. Авторы проехали по шести районам Дагестана и пообщались с аварками, кубачинками, лачками, годоберинками, дидойками, чтобы узнать, как устроен их быт.

«В России их высшее образование не котируется»

Жизнь женщин, которые живут в родных селах, кардинально отличается от жизни тех, кто был вынужден приехать в большой город на заработки. Айзат Дыйканбаева из Киргизии – героиня документального сериала о трудовых мигрантках. Она обратилась в комитет «Гражданское содействие», когда ей не выплатили зарплату.

«Айзат работала кассиром-администратором. Комитет вел переговоры с ее руководством, адвокат помогал обратиться в суд. В итоге ей вернули долг и даже заплатили компенсацию», — рассказывает АСИ координатор проекта помощи трудовым мигрантам комитета «Гражданское содействие» Варвара Третяк.

Айзат прекрасно владеет русским языком, у нее высшее образование по специальности «международные отношения», рассказывает Варвара. «Дыйканбаева могла бы работать на более высоких должностях, но ко многим гражданам Кыргызстана относятся как к людям, которые могут выполнять только простые функции. В России их высшее образование не котируется», — говорит координатор.

Невыплата заработной платы и нарушение трудового законодательства – самые частые причины обращения мигранток в комитет. Еще одна причина – несправедливое выдворение. «В базе не всегда отмечается постановка человека на миграционный учет — это ошибка органа. Но когда полицейский, проверяя документы, не видит человека в базе, он инициирует выдворение. Мы помогаем обжаловать такие случаи», — говорит Третяк.

Чаще всего в комитет обращаются женщины, которые приехали на заработки в одиночку: здесь у них нет мужей, и за них, как правило, некому заступиться.

Сложно найти безопасное место

Мигранткам сложно найти в большом городе безопасное пространство, рассказывают в комитете. «Некоторые женщины любят проводить время в парках – там, где немного людей. Некоторые редко гуляют в центре: помимо не всегда дружелюбно настроенных горожан там есть и полицейские, которые могут остановить для проверки документов», — отмечает Третяк.

Женщины сообщают о ситуациях бытовой ксенофобии намного реже, чем мужчины, подчеркивает координатор, но и они, бывает, с ней сталкиваются.

«В метро рядом с ними могут не садиться или вообще перейти в другой вагон, а уж если у мигрантки на мобильнике зазвонит напоминание о молитве…» — говорит Третяк.

Из-за такого отношения некоторые мигранты предпочитают в общественных местах даже между собой общаться на русском языке.

Земляки притесняют

Трудовые мигрантки (причем, по наблюдением Третяк, именно из Киргизии) сталкиваются с еще одной сложностью: над ними устанавливают контроль земляки.

«Возможно, это усиливается из-за того, что, когда люди уезжают в другую страну и она не очень дружелюбна, они зацикливаются на своих традициях и культуре. Киргизы блюдут честь и достоинство киргизок, даже если это не их жена, сестра или другая родственница. Были даже нападения киргизов на киргизок за то, что девушки встречались «не с теми», то есть не с киргизами», — рассказывает координатор.

Нет площадки для общения с местными

«Мы привыкаем, что трудовые мигранты — это «невидимые» люди вокруг нас, которые убирают, готовят еду, работают на кассах. Мы не переходим личную границу в общении с ними. Нет общей площадки, где мигранты и горожане могли бы общаться, а у среднестатистического москвича нет друзей среди трудовых мигрантов», — говорит Третяк.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем