Предприниматели в малом зале Госдумы. Фото: Евгения Федорова / АСИ

Какое будущее у социального инвестирования и что мешает социальным предпринимателям, рассказали 3 марта на форсайт-сессии Экспертного совета по развитию социального предпринимательства при Госдуме.

Мировой опыт импакт-инвестирования

Импакт-, или социальное, инвестирование — это денежные вложения, способствующие социальным изменениям. В мировой практике это определение уже сформировалось, рассказала Екатерина Бесшапошникова, руководитель образовательных программ фонда «Наше будущее». Фонд исследовал зарубежный опыт в сфере социальных инвестиций и выяснил, что основным барьером импакт-инвестирования оказалась невозможность универсально измерить социальное воздействие. Тем не менее в 2019 году доля зеленых облигаций, самого популярного инструмента импакт-инвестирования, составила 230 млрд долларов.

По словам Бесшапошниковой, в мире для развития рынка используют законодательную поддержку. Например, дают возможность пенсионным фондам инвестировать в социальную сферу, используют средства с неактивных банковских счетов, разрабатывают специальные организационно-правовые формы для защиты инвесторов от риска, а также развивают системы рейтинга и сертификации для социальных предприятий.

Для развития социального инвестирования в России фонд порекомендовал стимулировать рублевые инвестиции, снизив уровень ставки рефинансирования и ограничив финансовые спекуляции, принять закон о социальных инвестициях, ввести налоговые льготы для импакт-инвесторов, разработать государственную методологию для измерения социального воздействия и ввести государственные гарантии для социальных инвестиций.

Фото: Евгения Федорова / АСИ

ГЧП: за и против

«ГЧП (государственно-частное партнерство. — Прим. ред.) – это когда государство и бизнес садятся за стол переговоров и решают, какие преференции должно оказать государство проекту, какую долю расходов инвестора оно может покрыть, чтобы проект, который государство не может полноценно обеспечить финансированием, а бизнесу неинтересно его реализовывать ввиду большого срока окупаемости, стал привлекательным для инвестора», — пояснила Наталья Комарова, заместитель председателя комитета по развитию ГЧП и взаимодействия бизнеса и государственных компаний общественной организации «Деловая Россия».

Алексей Маврин, предприниматель, основатель сети пансионатов для пожилых людей «Опека», считает ГЧП хорошим инструментом, но, по его мнению, о нем можно будет забыть, если в социальных услугах опустятся цены. В практике пансионатов Маврина существенна роль тарифов, которые разнятся от региона к региону: если в Московской области цена ухода за пожилым человеком одна, то в Москве она в два раза больше — за те же самые услуги.

ГЧП не нужно, если будут «нормальные тарифы», уверен и Алексей Сиднев, председатель правления некоммерческого партнерства «Мир старшего поколения». По его словам, чтобы социальные предприниматели приходили на рынок и работали, чиновниками необходимо отдать приоритет негосударственному сектору не только на словах, но на деле.

Сиднев отметил, что нужно разработать модель финансирования социального предпринимательства, разделить контроль и регулирование исполнения соцуслуг, сделать единый стандарт во всех регионах и, наконец, выразить позицию по пиратскому сектору, а не делать вид, что его нет — то есть ввести лицензирование, чтобы оказывать некачественные услуги было сложно.

Дополнительные материалы, доклады и презентации, с которыми на заседании выступали эксперты, можно найти на сайте Экспертного совета.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем