Фото: Anastasia Dulgier / Unsplash

За круглым столом в медиацентре «КП» взаимозаменяемость оригинальных препаратов и дженериков обсудили власти, врачи и пациенты.

Полностью взаимозаменяемые 

Представитель Федеральной антимонопольной службы РФ, которая стала одним из инициаторов закона о взаимозаменяемости лекарств, уверен, что в медицинской практике разных стран взаимозаменяемость была, есть и будет.

«С научной и медицинской точек зрения проблематика взаимозаменяемости давно решена. Есть масса международных статей, которые говорят о том, что при должных условиях производства воспроизведенные лекарственные препараты являются полностью взаимозаменяемыми по отношению к оригинальным», — сказал Тимофей Нижегородцев, начальник управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы РФ.  

Сомнения людей в аналогах лекарств Нижегородцев назвал «феноменом Российской Федерации».

По его мнению, если у человека возникают индивидуальные реакции на активное вещество того или иного дженерика, то и оригинальный препарат (с тем же активным веществом) ему не будет подходить. 

Тимофей Нижегородцев. Фото: Евгения Федорова / АСИ

Он добавил, что все негативные реакции от дженериков связаны либо с тем, что человеку не подходит действующее вещество, либо с тем, что качество препарата неудовлетворительное, а тогда следует сообщать об этом и проводить расследование. Но от фармкомпаний, по его словам, за последние пять не было ни одной жалобы или обращения. Поэтому необходимо сделать так, чтобы у пациентов не было ни единого сомнения. 

Эффективность и токсичность 

Все препараты проходят через клинические исследования, заявил Валерий Бредер, ведущий научный сотрудник онкологического отделения лекарственных методов лечения НМИЦ онкологии им. Блохина.

«В том числе дженерики, копии препаратов, произведенные в нашей стране. И скажу честно, мы не заметили никакой разницы ни в переносимости, ни в токсичности», — сказал Бредер.

Он отметил, что другой важной проблемой является оценка эффективности лечения: отвечать за эффективность того или иного препарата практически невозможно, потому что сегодня пациента лечат одним, а завтра другим препаратом. По его мнению, в этой ситуации просто нужен «очень жесткий контроль» за теми лекарствами, которые используются в стране. Эта ответственность должна лежать на Фармаконадзоре.

Лилия Матвеева, президент Всероссийского общества онкогематологии «Содействие», от лица пациентов заверила, что они не против дженериков, но предлагают ограничить бесконечное количество дженериков в разных лекарственных формах, присутствующих на российском рынке. По ее словам, эффективность лечения во многом зависит от регулярности приема препаратов, не всегда важно, оригинальных или нет. 

«Первые дженерики для наших пациентов появились в 2011 году.  Что мы увидели? Что наши, отечественные препараты эффективны, но переносятся по-разному. Но и не факт, что оригинальный препарат переносится лучше», — рассказала Матвеева. 

Фото: Евгения Федорова / АСИ

Эксперименты и опыты

Несколько экспертов сошлись на том, что постоянно менять лекарства, доказавшие свою эффективность, на другие, но отечественные, неправильно; это вызывает непонимание со стороны пациентов. По мнению Александра Саверского, президента «Лиги пациентов», проблему с лекарствами решили неправильно, закон о взаимозаменяемости отнял у врача право назначать тот препарат, который он считает нужным. 

«Федеральная антимонопольная служба сейчас исходит из того, что есть презумпция эффективности и безопасности дженериков. Но на мой взгляд, все должно быть прямо наоборот», — рассказал Саверский. 

По его словам, пациентам приходится учитывать слишком много: почему вчера я принимал одно лекарство, а сегодня мне назначают другое? Почему мне меняют препарат, который помогал? Зачем мне эти эксперименты и опыты — без моего согласия? Все это, по его мнению, разрушает систему доверия к врачам. 

Онколог и химиотерапевт Вадим Гутник подчеркнул, что чувствовал бы, что государство дискредитирует его профессию, если бы он не смог назначить пациенту то, что решил сам.

По его мнению, токсичность от дженериков возникает раньше и длится дольше, и значительно снижает эффект от химиотерапии. 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

После рака

В России не существует системного сопровождения онкопациентов, вышедших в ремиссию. Но «после рака» люди не становятся прежними, и им нужен особый вид помощи.

НКО раскритиковали предложенные правительством меры по закупке лекарств для онкобольных

В феврале 2020 года премьер-министр Михаил Мишустин поручил Минздраву, Минпромторгу, Минфину, Минэкономразвития и ФАС России выработать механизмы по закупке для онкобольных людей оригинальных препаратов, а…