Основательница фонда «Наследие Севера» Ирина Межинская — о северном ткачестве, поморских словечках и о том, как сохранить дома-корабли.

Фото: А. Евсеникина

Ирина Межинская основала фонд в 2014 году после своего путешествия на Русский Север — в Архангельскую область. «Эта культура, этот параллельный мир потрясли меня. Стала читать об истории этих мест, выяснила, что здесь была развита вышивка, ткачество, выращивался лен. Соль, вода, рыба – было много всего, на чем люди могли зарабатывать», — рассказывает Ирина.

Побывала она и в Ошевенске, где живет всего 500 человек – в основном женщины и дети. Мужчины либо уезжают на заработки в другие регионы, либо уходят работать на лесопилки.

Сейчас поселок понемногу оживает, в том числе благодаря фонду. Межинской хотелось помочь местным жителям, но денег особо не было. Попробовали заниматься вышивкой, вспомнить исконные русские узоры.

«Мы привыкли к традиционным узорам Норвегии и Швеции. А у нас есть свои птицы и деревья — красивейшие узоры, которые мы уже не помним. Но они красивые, и они нужны людям», — уверена Межинская.

Коврики из пакетов

Серьезных спонсоров у фонда нет, и потому со временем стали искать другие варианты, чем могли бы заниматься мастерицы без особых затрат. В этих краях раньше ткали – станок был почти в каждом доме. Основной материал для ткачества – ветошь, которую можно добыть бесплатно. Так родилась идея возродить северное ткачество: чтобы мастерицы ткали коврики и половики, фонд продавал их в Москве и часть денег перечислял автору.

Навык ткачества, говорит Межинская, был практически утерян. Из Каргополя к ошевенским женщинам и девочкам, которые хотят ткать, приезжает мастерица Татьяна из центра ремесел «Берегиня».

Ненужные станки нашли в старых деревенских домах, ветошь стали привозить из Москвы. Помогают многие: пункт сбора «Собиратор» передает старую одежду, компания – производитель постельного белья прислала мешок кромки. Потратиться нужно только на нитки.

«В ткачестве лучше использовать натуральные ткани, капрон будет скользить по полу. Ткут из флиса и даже полиэтиленовых пакетов – одна бабушка насобирала их в реке! Говорит: дрова накрыть таким половичком — отлично. Ограничений по цветам нет: даже самые безумные расцветки смотрятся в ткачестве прекрасно. Раньше сложно было уговорить мастериц на серый и черный цвета, а потом им понравилось», — рассказывает Межинская.

Основной товар мастериц – половички, но можно ткать полотенца, дорожки на столы, украшения, сумки. Делали и коллаборации: шезлонги — со столяром, подушки — с дизайнерами. Дизайнер Светлана Сальникова отдала обрезки от своей коллекции, северные мастерицы соткали из них полотно, и она сделала сумки. Сейчас фонд сделал поставку в питерский «Леруа Мерлен» — 200 метров половиков.

Фото: А. Евсеникина

Опытная мастерица может соткать в день до 2 метров. За погонный метр половика мастер получает от 500 до 900 рублей, но ручной труд должен больше цениться и стоить дороже, уверен Межинская. Для сравнения, пенсия у местных — 9 тыс. рублей. На дрова за зиму уходит от 15 до 40 тыс. рублей. Сейчас, рассказывает Ирина, местным объявили, что придется платить 300 рублей за вывоз мусора.

Труд по настроению

Сейчас в Ошевенске могут работать до девяти мастериц. Как правило, это женщины старше 50 лет, есть и школьницы. Работают только, когда есть настроение: «Я просто так-то не могу, мне же вот нужно настроение. Я же просто так за деньги не буду ткать».

Чтобы популяризировать ручной труд и продавать больше северных половичков, фонд основал бренд «Порато» — в переводе с поморского означает «очень». «Порато баско», то есть очень красиво – так говорят мастерицы про свои половики.

Научиться северному ткачеству можно и в Москве: фонд открыл мастерскую на Таганке, где учатся даже беженки из Конго. Освоить полноценный курс можно за три дня.

Администрация везет ветошь

Межинская уверена, что в деле благотворительности важно соучастие, причем с обеих сторон: и со стороны фонда, и от местных жителей.

«Когда я говорю людям: «У вас курная изба, надо ее сохранить, она ценная», как я могу доказать ее ценность? Оплатить покос травы вокруг избы, реконструкцию здания. Тогда люди видят, что это действительно ценное здание, и по-другому к нему относятся. А если я просто скажу: «Оно ценное, почему вы не бережете?», это не сработает», — говорит основательница фонда.

Ветошь и другие вещи, которые фонд передает мастерицам из Москвы, доставляет транспортная компания, но только до Каргополя. От него до Ошевенска еще километров 50. Ирина просит о помощи местную администрацию, которая все равно «едет нарочным на машине», — но не для того, чтобы сэкономить.

«Мне важно, чтобы местная администрация понимала: мы пытаемся помочь их жителям. Если люди могут соучаствовать в бесплатном формате, нужно дать им эту возможность. Тогда отношение будет другое: они понимают, что они тоже в деле. И ценность ткачества уже другая, на мой взгляд. Если мы все переведем в формат «услуга — деньги», будет нехорошо», — уверена Межинская.

Планы на Север

В прошлом году Ирина побывала на Всероссийском дне льна, где обсуждала со специалистами, как можно выращивать на Севере лен, тем более раньше здесь прекрасно выращивали лен-долгунец. «Лен востребован и как семена, и как продукция, и как растение. Волокно – это стратегическая история для страны», — рассказывает Межинская.

Фонд планирует выкупить старое деревянное здание магазина и сделать там культурно-туристический центр. На Севере сохранились памятники архитектуры, в строительстве которых использовалось много умных решений, например дома-корабли. Это длинные избы, где зимовала вся семья, животные, хранилось сено – все под одной крышей.

«Надеюсь, нам передадут такой дом под реставрацию. Планируем оставить его на историческом месте, потому что вопрос ландшафта — это тоже очень важная история, дома никогда не ставили просто так», — говорит Ирина.

Помимо курса фонд проводит регулярные путешествия выходного дня на поезде в Няндому, Ошевенск и Каргополь, участвует в городских блошиных рынках (ближайший – 7 марта, главная тема — свадьба) и устраивает «Северные сказы» – самобытные концерты в исполнении Сергея Старостина и Татьяны Бондаренко, основанные на текстах поморских писателей Бориса Шергина и Степана Писахова. Все подробности – на странице фонда «Наследие Севера».

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Читайте новости АСИ в удобном формате на Яндекс.Дзен. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

«Необычно, но функционально»: в ульяновских поселках установили арт-объекты

По итогам фестиваля современной культуры «Хорошо там, где есть мы» в пяти поселках Ульяновской области установили арт-объекты. Цель фестиваля — способствовать преобразованию территорий силами местных…

После народного схода суд временно запретил сносить здание бывшего ВНИИ в Петербурге

Как сообщила пресс-служба судов Петербурга, определение по предварительной защите ВНИИ целлюлозно-бумажной промышленности вынес Куйбышевский районный суд. Объект расположен на 2-м Муринском проспекте.