30 ноября на Общероссийском гражданском форуме состоялась экспертная дискуссия «НКО и ведомства – как преодолеть новый застой?», посвященная проблемам во взаимодействии некоммерческих организаций и власти.

Фото: Евгения Федорова / АСИ

«У нас дефицит стратегий и практик продуктивного действия НКО в ситуации, когда они столкнулись с ведомственным оппортунизмом», – анонсировала встречу Светлана Маковецкая, директор центра ГРАНИ, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданских институтов и правам человека, член экспертного совета Правительства РФ, член оргкомитета ОГФ. На площадке собрались эксперты, которым было что сказать по этому поводу.

Маковецкая дала первое слово Денису Камалдинову, председателю правления НГОО «Гуманитарный проект» (НКО по разработке методических и информационных материалов в области профилактики ВИЧ-инфекции) и члену рабочей группы при Минздраве РФ, отметив, что люди, чьи права он защищает, сталкиваются с проблемами, потому что Минздрав решил, что ВИЧ-сервисные организации должны согласовывать иностранные средства с Минюстом.

«Контроль Минюста за иностранными деньгами, мне кажется, касается паранойи государства по отношению к НКО, потому что кто-то решил, что эти средства могут пойти на некую мобилизацию людей, которые будут государству противостоять», — заметил Камалдинов.

На вопрос Маковецкой «А что делать с паранойей?» Камалдинов ответил, что другого рецепта, кроме диалогового режима и открытости, нет.

«Ясно, что Минздрав – это не просто консерватизм, а консервная банка, которая полностью законсервировалась. Что делать? Извините, был такой фильм «Признание комиссара полиции прокурору республики», итальянский, там сказано: стрелять надо! Я имею в виду, не физически стрелять, но гласность и дискуссии. Вы говорите, диалоговый режим? А нет диалогового режима! Они же не идут на дискуссии, они выступают с шельмованием в ТАССе, вот последнее заявление Гапоновой (Татьяны — она заявляла, что Национальный регистр им. Васи Перевощикова, созданный Русфондом, не входит в объединенный (федеральный) регистр и его данные закрыты), главного внештатного специалиста Минздрава», — заявил Лев Амбиндер, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, президент благотворительного фонда «Русфонд».

Важность диалога подчеркнул и Артем Шадрин, старший директор по инновационной политике НИУ ВШЭ.

«Вы обратились в один из госорганов, нашли понимание у кого-то, дальше выходите на руководителя этого госоргана и убеждайте его, что есть аргументы, лежащие в более широкой плоскости, чем логика принятия решений у власти, – отметил Шадрин. – И с этой точки зрения небольшой лайфхак. <…> Рекомендую писать официальное письмо в федеральное или региональное министерство. Оно может быть «расписано» целой команде исполнителей: министр, замминистра, директор департамента, начальник отдела, замначальника, замспециалиста и так далее. Дальше можете пообщаться с исполнителем нижнего звена, он вам скажет позицию. Если не удалось найти общего понимания, обращайтесь к его руководителю, и так можете выйти по всей цепочке, отстаивая на каждом уровне свою позицию, – это нормальная история».

Но такое взаимодействие, по замечанию Константина Сулимова, руководителя направления «Независимый мониторинг деятельности органов власти» центра ГРАНИ, – колоссальные издержки и время.

Марина Михайлова, директор Архангельского центра социальных технологий «Гарант», член оргкомитета ОГФ, также сказала, что НКО сталкиваются с проблемами, когда пытаются выстроить диалог с властью.

«В регионах и, как мы видим, на федеральном уровне у представителей власти не сформировано четкое понимание, зачем нужно взаимодействие с некоммерческими организациями и какая от всего этого польза», – отметила она.

Эксперты сошлись на том, что недоверие власти во многом обусловлено тем, что у нее нет понимания, чем занимается та или иная организация. Представители госструктур имеют отчетливое представление далеко не обо всех направлениях работы НКО.

«Есть НКО, которые в черной-черной комнате сидят, по черной-черной улице ходят — непонятно какие, мохнатые, бородатые НКО, непонятно чем занимающиеся, что-то развивающие – то донорство, то ВИЧ-сервисные организации. А есть блистательные, белые и пушистые, занимающиеся детьми, еще и результативные», – пояснила Светлана Маковецкая.

Она добавила, что о взаимодействии таких «пушистых» организаций и власти все знает Дмитрий Жебелев, руководитель фонда «Дедморозим», председатель Общественного совета по НО Минздрава ПК, и передала ему слово.

«Мы работаем не по принципу «делай как должно, и будь что будет», а по принципу «делай как должно, и гори оно все синим пламенем!». Мы стараемся взаимодействовать с людьми, представляющими государство [а не с самим государством]. Когда мы работаем с ними, как с чиновниками, мы понимаем, в какой ситуации находится человек внутри государственной структуры, в ситуации, которая ему вовсе не приятна, если человек нормальный, которая еще хуже, чем у нас», – сказал Жебелев.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Как инфраструктурные НКО влияют на развитие сектора

Информационно-аналитический центр развития гражданских инициатив, компания «Процесс консалтинг» и Сибирский центр поддержки общественных инициатив выяснили, как ресурсные центры влияют на развитие некоммерческого сектора в России.

Российское отделение Greenpeace и WWF России выступили против создания горнолыжного курорта на плато Лаго-Наки

Чтобы спасти заповедник, представители общественных организаций обратились к вице-премьеру Виктории Абрамченко. Они просят отказаться от идеи расширения биосферного полигона в Кавказском биосферном заповеднике.