Фото: pixabay.com

К флешмобу против строительства женского ПНИ в Хабаровске присоединились общественные организации, работающие в сфере защиты прав и социализации детей с инвалидностью.

Как рассказали активисты, органы исполнительной власти продолжают действовать в рамках своих полномочий, игнорируя экспертное мнение представителей общественных организаций. Протестный флешмоб с хештегом #Нет_ПНИ_Хабаровск призван защитить права людей с инвалидностью и не допустить введения в эксплуатацию учреждения, в котором эти права будут нарушены. Соседний регион – Приморский край – также подключился к акции.

«Мы много работаем с детским домом для детей с глубокой умственной отсталостью, Екатериновским детским домом-интернатом, – рассказывает Ольга Сиянко, исполнительный директор благотворительного фонда «Владмама». – Выпускники этого дома перемещаются в систему взрослых ПНИ. Детский дом в Екатериновке – это полный аналог учреждению, запланированному к постройке в Хабаровске. В нашем тоже более 400 жителей. Он также расположен вдали от крупных населенных пунктов, в небольшом селе. Даже не буду говорить об условиях, в которых живут дети. Остановлюсь лишь на социализации и удовлетворении потребности в общении.

В закрытом учреждении, подобном ПНИ и детскому дому для детей-инвалидов, их обитателям не с кем общаться. Сотрудники заняты исполнением других должностных обязанностей. Да, вокруг много неравнодушных людей, готовых к общению с нашими подопечными, но удаленность учреждения останавливает весь процесс. Мы понимаем, почему наши коллеги выступают за идею реформирования системы ПНИ в систему сопровождаемого проживания. Поэтому мы поддерживаем флешмоб».

Член правления ВОРДИ Приморского края Ольга Родионова лично участвовала в проверках приморских ПНИ в марте 2019 года. Коллеги из ВОРДИ других регионов делились полученным опытом. По их мнению, он везде одинаковый: чем крупнее ПНИ, тем больше нарушений и хуже уровень жизни постояльцев. Чем меньше численность, тем лучше качество ухода за людьми, более домашняя обстановка.

«Как сэкономить на людях, если в интернате всего 20-50 человек? Там все прозрачно. Легко проверить. Легко с людьми пообщаться, – говорит Ольга Родионова. – Большое количество постояльцев сложнее занять какой-то деятельностью. Формально она ведется, но вовлечены в нее по факту 10-30% людей из всего ПНИ. Остальные предоставлены сами себе. Их кормят, за ними убирают. Ну чего им еще надо! Вот такой подход. Большую роль играет и отдаленность от населенных пунктов. Чем дальше, тем меньше шансов на какие-то развлечения (кино, театр, концерт, спорт). Тем сложнее  добраться родственникам. Проведать, взять домой на несколько дней.

Никто не говорит, что ПНИ вообще не нужны. Но если уж и строить ПНИ, то современные, в которых люди живут малочисленными группами. Этим 400 женщинам не смогут создать условия для достойной жизни. Пока этот ПНИ построят, наши дети вырастут. Дети наших коллег из ВОРДИ Хабаровска вырастут. Поддерживая этот флешмоб, мы думаем о них».

Правительство Хабаровского края объявило тендер на строительство женского психоневрологического интерната на 400 мест в селе Некрасовка, которое находится в 26 км от Хабаровска. Срок подачи заявок завершился 3 сентября. Ближайшими соседями девушек и женщин, помещенных в ПНИ, в случае завершения его строительства окажутся только немногочисленные жители деревни Некрасовка, расположенной в 7 км от места запланированного строительства.

Корреспонденты АСИ продолжают следить за развитием событий.

Подписывайтесь на телеграм-канал АСИ.

 

Дорогие читатели, коллеги, друзья АСИ.

Нам очень важна ваша поддержка. Вместе мы сможем сделать новости лучше и интереснее.

Рекомендуем

Общественность выступает против строительства психоневрологического интерната в Хабаровском крае

Комитет государственного заказа правительства Хабаровского края 23 августа объявил тендер на строительство женского психоневрологического интерната на 400 мест в селе Некрасовка, которое находится в 26 км от Хабаровска.

В сети начался флешмоб в поддержку шеринга

Движение ЭКА запустило всероссийский флешмоб «У нас много общего!». Он направлен на распространение шеринга — совместного использования вещей, транспорта и других услуг.